04 декабря, воскресенье Время на сервере 00:52
Теннис: Все новости

Аутсайдер. Почему Джимми Коннорс - самый важный теннисист второй половины двадцатого века. Часть первая

28 сентября 2016, 15:15 | Автор: Борис Алиханов | Главное фото: si.com | Фотоматериал: lefigaro.fr, usatoday.net, si.com
Аутсайдер. Почему Джимми Коннорс - самый важный теннисист второй половины двадцатого века. Часть первая

"Путь от просто человека к человеку истинному лежит через человека безумного…" (Мишель Фуко "История безумия в классическую эпоху")

Джимми Коннорс запомнился болельщикам скорее не как восьмикратный чемпион турниров "Большого шлема", а больше как вечный бунтарь, скандалист и человек, для которого на корте существовало лишь две цели - победить и оторваться. Однако спортивные журналисты и историки считают американца одной из самых важных персон в истории тенниса. Почему? Постараемся объяснить в нашем материале из трёх частей. В первой части - статистические показатели и истории из детства хулигана Джимми Коннорса.

После того, как в 2014 году Джимми Коннорс появился в развлекательном центре Center Stage для презентации автобиографической книги "Аутсайдер", ведущий шоу задал ему всего один вопрос: "Как Вы относитесь к тому, что Вас считают легендой тенниса?"

"Что ж, мне нравится это слышать", - ответил Коннорс, кивнув и широко улыбнувшись.

1

Место Джимми в истории чётко определено. Он стал, пожалуй, наиболее мятежным из всех великих чемпионов: воинственный, неумолимый и гонимый. Теннисный аналитик Мэри Карильо назвала Коннорса "одним из величайших игроков современности". 

Джимми никогда не приносил извинений за своё поведение на корте, за свой маниакальный соревновательный драйв и за свой кочевой образ жизни, позволявший ему держать дистанцию с остальными участниками Тура. В отношении к Коннорсу не могло быть промежуточный стадий - вы либо влюблялись, либо ненавидели его, без каких-либо оговорок. 

"Я не относил себя к теннисному истеблишменту", - рассказывал Коннорс в документальном фильме канала ESPN. "Будучи вечным аутсайдером, я делал всё, чтобы заиграть лучше. Всё просто: был я и были все остальные. Говорю прямо: я противопоставлял себя всему Туру. Я не собирался соперничать с друзьями, мне нужно было выигрывать матчи. Не важно, кто находился на противоположной стороне корта".

"Я не мог выбрать лучшее время", - отмечает в автобиографии Коннорс, говоря о том, что он стал первой ракетой мира в середине семидесятых - периоде, когда спорт перешёл в свою золотую эру и начал превращаться в большой бизнес.



Ведь не только количество побед сделало Джимми, пожалуй, самым важным теннисистом второй половины двадцатого столетия. 

Джимми был нахальным и гиперактивным ребёнком "синих воротничков" из Беллвила, он стал частью Про-Тура, когда "спорт джентльменов" окончательно отходил от традиций классиков и переходил в руки ярких индивидуалистов. Выступления американца часто балансировали на грани хорошего вкуса, но он как никто другой знал, как использовать фаллические очертания ракетки, чтобы завести трибуны. Пусть это всё было десятилетия назад, а сегодня демоны Джимми приутихли, его выступления навсегда остались в памяти болельщиков. Ведь именно он перевёл вектор тенниса от приличных загородных клубов к чему-то вроде рестлинга.

Если смотреть исключительно на технический аспект игры, Коннорс никогда не был кем-то совершенно выдающимся. Он всегда балансировал на грани: подача Джимми была мощной, но не великолепной; качество его форхенда вызывало сомнения. Единственным его по-настоящему великим ударом был бэкхенд. Но при этом американец сумел достичь того, о чём большинство профессионалом может только мечтать.

1

"Коннорс сделал спорт более шумным, впечатляющим, и чего уж там, более вульгарным. То есть, сделал его таким, каким он стал сегодня. Мне кажется, что Джимми взял типично английский теннис и придал ему американские нотки", - отмечает журналист Мэри Карилльо. "Может показаться, что это испортило утончённую игру, но это сделало теннис важным и интересным людям".

Джимми часто вёл себя немного придурковато, но в автобиографии уделил пару строк попытке несколько развеять образ нарцисса и эгоистичного одинокого парня. В то же время Коннорс прямо говорит о своих "грешках": он отказался присоединяться к АТР, чтобы играть у богатых конкурентов. Он почти не играл за сборную в "Кубке Дэвиса". Он изменял своей невесте, суперзвезде Крис Эверт, на которой так никогда и не женился. Также Джимми не всегда был верен жене, бывшей Девушке года Playboy Патти Коннорс.

Впрочем, о далеко не однозначных и довольно грустных отношениях Джимми и Крис вы можете почитать в нашем материале "Двое на одной вершине. История недолгой любви Крис Эверт и Джимми Коннорса". Возможно, после этого вы перестанете считать Джимми испорченным мужиком. Скажем только, что в своей книге Коннорс сообщил, что ему до сих пор больно из-за решения Эверт сделать аборт.

1

Однако были и женщины, которым Коннорс всегда хранил верность, его тренеры - мать Глория и бабушка, которую она называл "Мама-два". Бывшая теннисистка-любитель Глория работала тренером, но единственный успешный её ученик оказался её сыном. Часто это приводило к тому, что женщина в попытке заставить Джимми работать, слишком сильно на него давила.

Глория ожидала, что звездой тенниса станет её старший сын Джонни. Будучи беременной Джимми, он расчищала площадку за их домом в Белвилле, чтобы устроить для Джонни корт. Но старший ребёнок никогда не увлекался теннисом так, как младший. В итоге Глория сконцентрировалась на Джимми, а старший сын воспитывался отцом.

Бабушка Берта и Глория не только учили Коннорса держать ракетку и двигаться по корту, они также растили страстного и готового на всё игрока: "Я пыталась воспитать настоящего тигра. Зачастую срывалась и кричала на него: "Я не вижу тигра, передо мной жалкий котёнок. Покажи, что ты чего-то достоин". Иногда я обманывала его, зря кричала ауты, чтобы он учился использовать любой шанс. Я не боялась нокаутировать его", - рассказывает мать Джимми.

Конечно, вспыльчивый юноша не оставался в стороне: в ответ звучали такие же обидные слова, пожелания "убраться из его жизни подальше" и прочие оскорбления. Всё это Коннорс сохранил и на корте: нецензурные выкрики в сторону судей, демонстративные захваты мошонки после удачных ударов, имитации полового акта с ракеткой… Получив контроль за своими действиями, Джимми позволял себе всё. Такова и его автобиография - многогранна, правдива и увлекательна, но далеко не всегда приятна.

Тем не менее, в течение всей карьеры Коннорса Глория оставалась его основным тренером. 

1

В детстве Джимми проявлял признаки обсессивно-компульсивного расстройства и синдрома потери концентрации, но тогда это не считалось серьёзной проблемой. Коннорс посещал психолога, но помогла ему бабушка, чей совет "Не переживай из-за образа, пускай любые недостатки делают тебя загадочным" он сделал своей мантрой.

В 1961 году отличавшийся крупными габаритами Коннорс выступал на Чемпионате США среди одиннадцатилетних в возрасте восьми лет. В 1968 году, когда Джимми исполнилось шестнадцать, он вместе с мамой переехал в Южную Калифорнию, где стал учеником уважаемого наставника Панчо Сегуры (Панчо выиграл четыре "мэйджора" и после завершения карьеры работал с кинозвёздами - Кирком Дугласом, Барброй Стрейзанд, Авой Гарднер и т.д., также Сегура тренировал двукратного чемпиона "Шлемов" Стэна Смита). 

Совместная карьера Коннорса и Сегуры была недолгой, но вполне успешной. В качестве первокурсника Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Джимми выиграл студенческий чемпионат США и добился национальной известности. Профессиональную карьеру он начал в 1971 году (в восемнадцать лет), завоевав свой первый из ста девяти титулов в Раоноке, штат Вирджиния, одолев в финале чеха Владимира Жечника - 6/4, 7/6. Уже в следующем сезоне Коннорс добился первых значительных успехов - одолев Виласа на грунте в Цинциннати - 6/3, 6/3 и сдержав мощнейшую подачу Роско Таннера в Олбани, штат Нью-Йорк - 6/2, 7/6. Последний чемпионский титул Джимми завоевал в 1989 году в Тель-Авиве, переиграв Гилада Блума. На эти 109 выигранных турниров пришлись 55 поражений в финалах.

1

Неисправимый Коннорс выиграл восемь одиночных "мэйджоров": пять US Open (1974, 1976, 1978, 1982, 1983), два Уимблдона (1974 и 1982) и один Australian Open - 1974. Джимми говорил, что Париж всегда был его любимым пунктом назначения в Туре, но в тринадцати поездках на "Ролан Гаррос" ему ни разу не удавалось выйти в финал - он четырежды останавливался на стадии полуфинала.

Американец удерживает рекорд Открытой эры по количеству выигранных титулов - 109, также он в период с 1974 по 1978 год находился на вершине мирового рейтинга. Впервые звание первой ракетки мира Коннорс завоевал 29 июля 1974 года и с того момента оставался в нём в течение 160 недель подряд - данный результат оставался лучшим в истории до тех пор, пока 26 февраля 2007 года его не побил Роджер Федерер. Всего в звании лидера мировой классификации Джимми пробыл 268 недель - чуть больше пяти сезонов.

В своё резюме чемпиона Коннорс добавил также победу над Бьорном Борном в Финале АТР-1997 (тогда он назывался Masters Cup) и два титула на World Championship Tennis Finals в 1977 и 1980 годах (тогда Джимми одолел Дика Стоктона и Джона Макинроя соответственно). Американец 26 раз выступал в финалах Grand Prix Super Series, выиграв 19 раз.

Продолжения материала читайте завтра...


Система Orphus

Комментарии
Latore 28.09.2016 в 15:58 | #157959 | Комментарии 0

В 1975 Вилласа представители ATP обокрали с первым местом..Интересно восстановят ли справедливость когда-то

ARDENN 28.09.2016 в 16:01 | #157960 | Комментарии 8892

Англо-саксонский бред.

Егор Кузьменко 28.09.2016 в 16:24 | #157961 | Комментарии 3516

ARDENN

 Что именно бред то?

ARDENN 29.09.2016 в 05:58 | #157984 | Комментарии 8892

Егор, здесь пафоснейший заголовок подкреплён не более чем "аналитическим" пшиком: дескать, парень привнёс на корт вульгарность - и в этом его величайшая заслуга. "Добавил английской игре американизма". Фаллические очертания ракетки. Вёл себя придурковато. Из женщин хранил верность только тренеру, матери и бабушке. Ну прямо слеза прошибает от умиления. И всю эту лабуду строгает здесь автор с российской фамилией. Вечный пиетет перед западниками: ах, как неотразимо ярки тамошние звёзды, как умилительно приятно копаться в их покрытом пятнами белье...

Да в нашем Сафине шарма в миллион раз больше, чем в этом амерском карлике. Но где о нём подобные оды?