06 декабря, вторник Время на сервере 15:09
Теннис: Все новости

Владимир Познер: Шамиль Тарпищев конечно же никого не хотел обидеть

22 октября 2014, 12:33 | Автор: Мария Командная, Дмитрий Кирюшкин | Источник: pozneronline.ru | Главное фото: aif.ru
Владимир Познер: Шамиль Тарпищев конечно же никого не хотел обидеть

Российский тележурналист Владимир Познер в эфире радиопередачи "Спорт в большом городе" рассказал о своём увлечении теннисом, а также прокомментировал дисквалификацию президента ФТР Шамиля Анвяровича Тарпищева.

Мария Командная: Много любителей тенниса в стране, но главный-то из них точно находится сейчас с нами на прямой связи – это Владимир Познер. Владимир Владимирович, честно, я не знаю как вас представить в нашем эфире, просто – это вы, спасибо вам огромное, что вы сейчас с нами находитесь.

Дмитрий Кирюшкин: Владимир Владимирович, добрый вечер.

Владимир Познер: Добрый, добрый вечер.

МК: Спасибо вам ещё и за то, что вы любите теннис. Хочется вам задать пару теннисных вопросов. Во-первых, следили ли вы за Кубком Кремля или, по-вашему, – это такой турнир довольно проходной?
ВП: Во-первых, я не просто люблю теннис, я же играю, и играю давно, вообще без этого очень скучаю, когда почему-то не удаётся. Но три раза в неделю я стараюсь играть. Это раз. Теперь насчёт "Кубка Кремля". К сожалению, в последние годы приезжают не "первачи". Когда "Кубок Кремля" только начинался, приезжали шикарные игроки, и конечно это было здорово и интересно. Вот в этот раз всё таки был кое-кто, ну, Чилич как-никак победитель US Open – это серьёзная фигура. И поэтому чуть-чуть стало поинтересней. Это же все зависит только от этого. Он не проходной всё таки – этот теннисный турнир, видимо, дело во времени, даты не очень, видно, подходящие, если чуть-чуть поменять и будут приезжать действительно самые лучшие игроки – это будет замечательно.

ДК: Владимир Владимирович, я посетил много матчей в этот раз на Кубке Кремля и, к сожалению, народу было не очень много. Как вам кажется, с чем это связано? Теннис сейчас переживает нелёгкие времена или в чем то другом дело? Потому что из известных людей, а приходило несколько известных людей: Крис Кельми был, Игорь Николаев и Дмитрий Анатольевич Медведев, я в неверном порядке расставил, наверное, ну хорошо. В субботу пришёл посмотреть финал женский, а почему вас не было, потому что не интересен турнир?
ВП: Вы знаете, меня не было, потому что меня просто не было в Москве. А что касается популярности тенниса, то да, в России пока теннис не пользуется большой популярностью и даже в Москве, которая как бы впереди остальной части страны – теннис нет. Всё таки, когда был Ельцин, который был абсолютно безумно влюблён в теннис, хотя на самом деле волейболист, то какая-то была, не знаю как это назвать, пропаганда – я не люблю слово, но всё таки была какая-то пропаганда тенниса. Сейчас этого совсем даже нет и поэтому, собственно, и такое посещение. Я вас уверяю, если бы играли Федерер, если бы играл Надаль, если бы играл Джокович, то конечно бы был полный стадион, я в этом уверен.

МК: Как миленькие бы пошли, конечно. Но вот, кстати, вдова Ельцина Наина Иосифовна, она ходила почти каждый день.
ДК: Да, каждый день была – это правда. Владимир Владимирович, слышали вы про случай с Шамилем Тарпищевым, штраф 25 000 долларов за шутку про сестёр Уильямс?
ВП: Вы знаете, слышал, конечно.

ДК: Что думаете по этому поводу?
ВП: И штраф, как вы знаете, самый высокий, какой только можно влепить, со стороны той организации, которая это сделала. Хотя на самом деле, я думаю, что для Тарпищева – это сумма, которую он может выдержать. Но дело не в этом. Тут есть глубокое непонимание, на мой взгляд, с нашей стороны. У нас, где мы любим шутить над голубыми, и вообще все эти шутки, относящиеся к однополому браку и вообще к сексу, на Западе – это считается дико неприличным. Это может нам нравиться, не нравиться, но это так. А когда еще объектом вашей шутки являются люди чернокожие, то есть афроамериканцы, то к этому добавляется, хотите вы или нет, момент расистский. Хотя наверняка Тарпищев ничего такого не имел в виду, но это так. И поэтому реакция там... Смотрите, Навратилова выступила, Шарапова выступила, будет еще много, и у нас это вызывает удивление: "Ну ведь это программа, «Вечерний Ургант" – это же шутки". Да, но шутка неудачная, шутка сделана без учёта... Ну, это всё равно, как сегодня кто-то довольно умно сказал, на мой взгляд: "Если бы сказали, что не братья Кличко, а сестры".

ДК: Так это вроде давняя шутка про "сестёр Кличко", и вроде как без штрафов.
ВП: Да, но могли бы получить, вообще-то говоря, так сказать – в глаз от какого-нибудь из братьев Кличко, с ними то надо поосторожней обращаться. Во всяком случае, я думаю, что, конечно – это не преднамеренная вещь, в то же время вполне отражает наш внутренний взгляд на эти вещи. Он конечно же никого не хотел обидеть и никак не рассчитывал, что будет такая вот реакция. Это будет такой урок и не только для него.

МК: Владимир Владимирович, а вам не кажется, что такие вещи, подобные, они немного, я имею в виду штраф и дисквалификацию, они немножко "убивают" сам вид спорта, потому что он становится слишком политкорректным, мы же все любим, как в боксе "один боксёр сказал другому, что он его в порошок сотрёт", ну и пошло. Вот я помню, например, в конце 90-х, когда шутили про Марион Бартоли, потому что она далеко не первая красавица была, но в этом тоже был какой-то нерв. И это, в принципе, всё придаёт теннису какую-то дополнительную перчинку. Что, совсем без перчинки что ли теперь?
ВП: Ну, во-первых, придаёт не теннису, потому что это можно сказать кому угодно. Смотрите, что происходит на наших футбольных стадионах. Теперь, значит, там, где играет ЦСКА, нет болельщиков, при пустых трибунах. Это же всё не на пустом месте, расистские выкрики в адрес людей другого цвета кожи. Уже не шутки, а совершенно другого рода вещи. Шутки шутками, одно дело некрасивый человек, хотя чего шутить по поводу того, что человек некрасивый, я честно вам скажу – не очень понимаю.

МК: Это плакать надо.
ВП: Это как минимум просто невоспитанно. Но в данном случае, опять же, если вы интересуетесь тем, что есть в другой стране, как там на это смотрят, то вы должны понимать, что нарвётесь, и теннис не потеряет своей привлекательности от того, что оштрафовали Тарпищева и отстранили его от работы на год. Я вас уверяю, что теннис от этого никак не пострадает. Но, может быть, какие-то другие люди, которые тоже любят пошутить, подумают, что всё таки прежде, чем говорить, надо чуть-чуть вот сообразить, какая может быть реакция.

ДК: Владимир Владимирович, я очень хорошо помню, как примерно год назад вы были в гостях у моей прекрасной соведущей Марии Командной на телеканале "Дождь", речь шла о теннисе, и помню, как вы назвали младшую сестрёнку Уильямс то ли машиной, то ли бульдозером, вот как-то так.
ВП: Это совсем другое, я даже назвал её танком. Она бы нисколько на меня не обиделась, потому что действительно она производит впечатление мощнейшего вот такого аппарата, но это не имело отношение ни к сексу, ни к её расе – это имело отношение к её игре. И никаких здесь проблем бы не было. Я вас уверяю, что... Кстати, я это сказал публично, и никакой реакции не было. Хотя то, что я говорю, тоже время от времени становится известно.

МК: Владимир Владимирович, сегодня начался итоговый турнир WTA. Есть ли у вас там какие-то фаворитки, расскажите нам, пожалуйста, за кого вы там будете болеть?
ДК: Серена (Уильямс) выиграла сегодня, кстати.
ВП: Да, выиграла. Фаворитками, вы знаете, в своё время назывались любовницы короля, так что вы тоже поосторожней с этим словом (смеются). Есть ли у меня теннисистки, за которых я болею. Вы знаете, мне очень нравится вот эта вот румынка...

ДК: Симона Халеп, да, она сегодня выиграла.
ВП: Она просто поразительно играет. Вы знаете, мне не хватает умного тенниса. В последние годы – это такое всё силовое, бабах, бабах, бабах, кто сильнее. В этом смысле я обожал, скажем, Хингис, потому что она очень понимала, что она делает, было видно, что это умный теннис. Штеффи Граф этим отличалась. Так вот, она (Симона Халеп) вроде похожа. Поэтому я был бы рад, если бы она выиграла.

ДК: У меня впечатление, что вы женский теннис любите больше, чем мужской – это правильно?
ВП: Нет, я очень люблю мужской теннис – это просто разный теннис, слушайте. Ну конечно, я большой поклонник Федерера и ничего с собой не могу сделать, просто считаю, что это абсолютный уникум во всех отношениях, и всегда за него болею и надеюсь, что в Лондоне он выиграет, хотя, конечно, шансы у него не очень большие, но может быть, в Швейцарии он станет первым в рейтинге, что будет впервые, что человек такого возраста станет первым. Вообще конечно это абсолютно выдающийся, уникальный спортсмен. Я подчёркиваю – спортсмен. Вежливый до предела, корректный, не поддающийся никакому давлению, ну просто поразительно. Я уже не говорю, как он играет – это просто мечта.

ДК: Я задаю всем нашим теннисным спикерам вопрос, касающийся лично меня, потому что я недавно начал играть в теннис, четыре месяца назад примерно, дела с подачей идут неважно. Владимир Владимирович, может быть, пару советов начинающему человеку, вы уже давно играете.
ВП: Вам сколько лет, если не секрет?

ДК: Двадцать пять.
ВП: А, это ещё ничего. Вообще хочу вам сказать, что теннис очень сложная игра на самом деле, очень сложная. И чтобы начать прилично играть в вашем возрасте, учитывая, что вы не начали там в семь-девять лет, то вам нужно просто страстно это любить и играть не просто два раза в неделю, а стараться играть пять раз в неделю. Нужно работать со страшной силой, потому что теннис – это техника прежде всего, а это самое трудное. Подача вообще самое трудное, что есть в теннисе, но я думаю, что у вас пока ещё ничего особо хорошего нет, я вам говорю совершенно откровенно, как человек понимающий. Я не знаю как вы играете бэкхенд (двурукий), но опять-таки, видите, двурукий имеет преимущество, что можно скрыть направление удара до последнего момента, но минус, что нельзя достать иногда мяч. А когда одной рукой играете, всё таки у вас получается размах побольше, и это, конечно, более красиво, чего говорить.

ДК: А спарринг-партнёр вам не нужен, Владимир Владимирович, раз такое дело?
ВП: (смеётся) Нет, у меня есть, причём такой очень сильный, вот. Я вам желаю успеха, но имейте в виду: нужно просто влюбиться в это дело и изо всех сил играть, тогда что-то будет получаться. Я думаю, года через три-четыре, если вы так будете играть, вы уже будете по настоящему получать удовольствие, играть в турнирах и никто не будет на вас косо смотреть и будет удовольствие.

ДК: Хорошо, через четыре года вам позвоним тогда.
ВП: Давайте (смеётся).

МК: Владимир Владимирович, у меня тогда последний к вам вопрос. А вы же так любите теннис, а вы сами довольны тем, как вы играете?
ВП: Ну смотрите, мне восемьдесят лет, как вам, возможно, известно, и так как я играю в восемьдесят лет, вот без ложной скромности я вам скажу: да, я доволен.

МК: Понятно (смеётся). Владимир Владимирович, спасибо вам огромное за такую интересную беседу, мы вас очень любим, удачи вам в вашем нелёгком теннисе.
ВП: Пожалуйста.


Система Orphus

Комментарии