09 декабря, пятница Время на сервере 12:41
Теннис: Все новости

Виктория Азаренко: Осуждать Шарапову не хочу

16 апреля 2016, 10:23 | Автор: Владимир Рауш | Источник: Спорт-Экспресс | Главное фото: AFP
Виктория Азаренко: Осуждать Шарапову не хочу

Среди участников предстоящего матча плей-офф Мировой группы "Кубка Федерации" между сборными России и Беларуси, без преувеличения, знаменитость мирового уровня. После побед на престижных турнирах в Индиан-Уэллсе и Майами Виктория Азаренко поднялась на пятое место в мировом рейтинге и останавливаться на достигнутом не собирается. В конце концов, 26-летняя теннисистка не так давно уже занимала позицию первой ракетки мира. В эксклюзивном интервью обозревателю "СЭ" лидер беларуской команды рассказала о стремлении к перфекционизму, необходимости периодически смотреться в зеркало и собственном литературном творчестве.

- Вы блестяще выступили в ходе недавнего турне по Америке, выиграв крупные соревнования в Индиан-Уэллсе и Майами. Можно сказать, что сейчас Вы находитесь на пике формы?
- Хочется верить, что нет (смеётся). Думаю, до пика ещё далеко. У меня большие возможности для прогресса, прежде всего в области физических кондиций. В самой игре резервов меньше, ведь я и так владею всеми возможными ударами. Другое дело, их можно чаще варьировать. И совершенно определённо, мне предстоит ещё улучшить как передвижение по корту, так и качество подач.

- В финале Индиан-Уэллса Вы победили Серену Уильямс – причём сделали это очень уверенно, в двух сетах. Есть ли шанс обыгрывать лучшую теннисистку мира не раз от разу, а регулярно?
- Знаете, для меня Серена всегда была самым тяжёлым соперником. И одновременно - самым главным. Она является своего рода раздражителем, позволяющим постоянно улучшать свою игру. В каждом очном матче мы обе показываем очень высокий уровень тенниса. И всякий раз немного подталкиваем друг друга вперёд - к тому пределу возможностей, который имеется у каждого. Каждый поединок с Уильямс - большая радость для меня. Если бы я не верила, что способна постоянно побеждать американку, то не занималась бы теннисом.

- Вы рассказывали, что нынешняя предсезонка получилась у Вас очень интенсивной. Получается, в подготовке произошли серьёзные изменения?
- Прежде всего это было первое межсезонье, которое я провела с новой командой. У меня сменился теннисный тренер и наставник по ОФП. Кроме того, теперь я стала обращать куда больше внимания на то, как тренируюсь. Раньше я просто выполняла то, что мне говорили. Сейчас воспринимаю любой элемент подготовки куда более творчески. Хочу понимать, что я делаю и для чего. Pay attention to every detail – извините, мне трудно говорить о теннисе по-русски. Да, обращаю внимание на каждую деталь. Хотя мне помогла не только предсезонка. Я очень внимательно проанализировала своё выступление на Открытом чемпионате Австралии. Постаралась понять, что мне не хватило, чтобы победить в четвертьфинале Анжелик Кербер. Оттолкнувшись от этих выводов, мы несколько перестроили работу в последующие шесть недель подготовки. Сделали хорошую работу над ошибками, которая позволила двигаться дальше.

- Что стало главным импульсом для таких перемен?
- Все началось ещё в конце 2014 года. Тогда у меня был тяжёлый период, травмы шли чередой. Как раз в это время и начало меняться отношение к теннису. Знаете, каждому человеку необходимо смотреть на себя в зеркало, хотя иногда делать это непросто. Знать всю правду, видеть собственные ошибки неприятно. Но после того, как ты пересилишь себя и сделаешь это, всегда становится легче.

- Мне показалось, что в новом сезоне у Вас заметно улучшилась подача.
- Это правда, мы очень много работаем над этим элементом. Уже в декабре моя подача стала гораздо лучше, просто до поры до времени это не было заметно. Я выполняла хорошие удары на тренировках, но в матчах они не получались. Видимо, я до конца не была уверена в себе. Но та работа над ошибками, о которой я уже упоминала, помогла мне подтянуть подачу. К тому же ушёл постоянный страх ошибки. Не надо гадать: попадёшь – не попадёшь. Выполни движение правильно, и всё получится.

- Ещё, говорят, у Вас изменилось отношение к турнирам.
- Оно стало более избирательным. Это касается не только турниров, но и всей подготовки, как таковой. Я стараюсь сократить количество перелётов, их дальность. Даже время, которое трачу для поездок на тренировку, подлежит редукции. Энергию на ненужные вещи надо тратить в самых минимальных количествах.

- Разве теннисист может сократить перелёты на турниры?
- Это уже вопрос организации. Скажем, у меня есть несколько мест для тренировок по ходу сезона. Когда турниры проходят в Европе, я предпочитаю готовиться в Монако. Или в родном Минске, куда тоже приезжаю довольно часто. Недавно у нас построили закрытые земляные корты, на которых можно вести подготовку к грунтовой части сезона. Если же предстоят соревнования в США, я предпочитаю вести подготовку в Лос-Анджелесе.

- Вы как-то сказали, что стараетесь слушать своё тело. Как не спутать его голос с банальной ленью?
- Это понятие для меня практически незнакомо. Больше того, я чувствую себя виноватой, если вдруг по какой-то причине пропускаю тренировку. Это заложено во мне с детства. Тогда я по десять-двенадцать часов в день отрабатывала удары у стенки или на корте. А теперь тренируюсь всего пять-шесть часов в день.

- Трудно ли ловить сигналы своего тела?
- Я думаю, у каждого человека есть это качество. Просто не все люди прислушиваются к нему телу или просто не доверяют этому голосу. У меня же очень хорошо развиты инстинкты. Вот я и стараюсь ими пользоваться.

- Вы начали вести персональный блог на сайте Sports Illustrated. Делаете это ради имиджа?
- Люди, которые знают меня много лет, подтвердят: я никогда ничего не делаю ради имиджа. Все мои проявления – искренние, такой у меня характер. Иногда это, наоборот, наносило вред моему имиджу, а не пользу. А что касается блога... Знаете, я стараюсь не давать больших интервью, потому что журналисты редко пишут то, что я хотела сказать. И дело не в том, что они плохие или непрофессиональные. Просто они почти всегда дают взгляд со стороны, окрашенный личным мнением автора. Вы же не можете залезть мне в голову и точно изложить мои мысли! Вот мне и показалось интересным сделать это самой. Я не пишу о других, только о себе – что я испытываю, когда нахожусь на корте, что меня волнует. По-моему, никто из теннисистов такого ещё не делал.

- Хотите сказать, что сами делаете все записи блога?
- Конечно, я пишу всё сама. Услугами стенографиста или секретаря для изложения своих мыслей не пользуюсь.

- Российская сборная, с которой Вам предстоит помериться силами, составлена в основном из молодых спортсменок. Вы их знаете?
- Из нынешнего состава команды я встречалась только с Еленой Весниной. В этом году наконец-то удалось увидеть игру Дарьи Касаткиной. Мне очень нравится её стиль и манера поведения на корте. Думаю, сыграть с ней будет интересно. Маргариту Гаспарян я видела только пару раз и не очень представляю её игру. К тому же то, что ты видишь по телевизору, всегда немного расходится с реальностью.

- При всей избирательности в отношении к турнирам, от выступления в "Кубке Федерации" Вы отказываться не стали. Позвольте спросить почему?
- Я всегда готова сыграть за сборную Беларуси - если, конечно, обстоятельства этому не препятствуют. Тем более нынешний матч прекрасно вписывается в мой график. Мы будем играть на земле – это был очень важный фактор при принятии решения. Ведь грунтовый сезон начнётся совсем скоро. Свою роль сыграло и значение предстоящего поединка: на кону стоит возможность попадания в восьмёрку сильнейших команд мира. И я думаю, что моя помощь команде необходима.

- То, что противостоять вам будет Россия, имеет значение?
- Я бы не хотела сбиваться в политику. Сейчас и так очень многие пытаются противопоставить: Россия против Беларуси, Путин против Лукашенко. Давайте не будем этого делать, мы ведь просто играем в теннис.

- Вы живёте в одной гостинице вместе со всей беларуской делегацией. Допускаете мысль, что можете поселиться отдельно, как это делает Мария Шарапова?
- У меня никогда не было такого желания. Это же командный турнир, значит - и дух должен быть командный. Мы и так видимся с девочками довольно редко, в течение года разъезжаем по разным турнирам. Зачем же изолироваться от них ещё и в эти несколько дней? Кроме того, мне любопытно посмотреть, как ведут себя молодые игроки. А в случае необходимости – помочь им.

- Раз уж речь зашла о Шараповой... Скандал с мельдонием разделил теннисный мир на два лагеря: одни осуждают её, другие - поддерживают. Какой позиции придерживаетесь вы?
- Осуждать Машу, не зная всех фактов, неправильно. Людям нужно давать шанс… Вот когда появится вся информация, тогда и можно будет сказать - ты "за" или "против". Пока же мне кажутся немного некорректными эмоции некоторых коллег. Они сейчас оценивают не ситуацию, в которой оказалась Шарапова, а её человеческие качества. Но ведь одно с другим никак не связано.

- Фактическая сторона дела давно известна, Шарапова сама о ней рассказала. Как Вы относитесь к тому, что она принимала стимулирующие препараты?
- Я считаю, что спорт должен быть чистым. А теннис - особенно, ведь пока у нас очень высокая репутация. Случаи, когда кто-то из коллег попадался на употреблении допинга, единичны. За себя же могу сказать: я никогда не принимала никаких препаратов - ни стимулирующих, ни поддерживающих.

- Даже витамины?
- Никаких препаратов вообще. А зачем? В полноценном правильном питании содержится достаточное количество витаминов. Ешь натуральные продукты, и организм получит всё необходимое.

- Самым известным беларуским болельщиком является Александр Лукашенко. Вы часто встречаетесь с президентом страны?
- Такие встречи случались неоднократно, последний раз - в октябре прошлого года. Тогда не было ни телекамер, ни секретарей… Шёл обычный живой разговор, который продлился шесть часов. Кроме того, я знаю, что Александр Григорьевич смотрит все мои матчи: или в записи, или вживую. Он сам неоднократно признавался мне в этом.

- Шесть часов с президентом?! О чём можно говорить такое количество времени?
- Это была одна из самых интересных бесед в моей жизни. Встреча прошла по моей инициативе: захотелось встретиться, я набрала телефонный номер. Буквально через несколько часов последовал ответный звонок: "Виктория, вас ждут". Мы встретились в тот же день… Кончилось всё тем, что мне начала названивать обеспокоенная мама: она подумала, что её дочку украли (смеётся).


Система Orphus

Комментарии