04 декабря, воскресенье Время на сервере 17:15
Теннис: Все новости

Виктор Янчук: Капризных теннисисток в годы моего капитанства не было

09 февраля 2012, 18:42 | Источник: "Р-Спорт" | Главное фото: sport.ria.ru
Виктор Янчук: Капризных теннисисток в годы моего капитанства не было

Заслуженный тренер России Виктор Янчук, в прошлом капитан женской теннисной сборной страны в Кубке Федерации, в разговоре с корреспондентом агентства "Р-Спорт" Андреем Симоненко подводит итоги четвертьфинального матча Fed Cup Россия – Испания и вспоминает интересные истории из своей практики руководства командой.

- Виктор Николаевич, несмотря на нервную концовку матча, закончившегося со счетом 3-2, признайтесь: были у вас изначально сомнения в победе российской команды?
- Нет, изначально никаких сомнений не было. Вообще можно было не играть этот матч. Мы бы выиграли его в любом случае, и вопрос стоял только в счете. Мы могли отдать испанкам случайно очко – вот мы его и отдали. Поражение в паре в данном случае я во внимание вообще не принимаю, так как парная встреча совершенно ничего не решала, девчонки ее, по сути, играть не стали. Что касается отданного очка, то оно действительно получилось неожиданным… Думаю, причина поражения Петровой от Суарес-Наварро в том, что Надя давно не играла командных встреч в такой нервной обстановке. Вдобавок в последнее время Петрова и в личных турнирах не отличается стабильностью. Это связано с разными причинами, в том числе с травмами. Да и вообще, Петрова еще, конечно, не ветеран, но уже игрок второй половины своей карьеры. И ей трудно играть на одном уровне весь сезон, она выстраивает пики и спады формы в зависимости от турнирных приоритетов. Вот совокупность этих факторов и привела к ее поражению.

- Сама Петрова объяснила поражение от Суарес-Наварро тем, что не успела нормально подготовиться – ей сказали о необходимости выйти на корт всего за два часа до начала матча…
- Это я знаю. Конечно, этот фактор усилил ее неважное состояние. Но я хочу сказать вот о чем. Если ты находишься в команде, призван в нее, подписался на участие в матче, решился, взвесив все за и против – ты должен быть готов выйти на корт в любой момент. Ситуации бывают разные. Допустим, у основного игрока прямо перед началом встречи происходит расстройство желудка. Что делать? Надо его менять, выходить и сражаться. Без всяких скидок на то, что тебя не предупредили.

- Видимо, эта готовность входит в понятие "командный игрок", о котором так часто говорят тренеры…
- Безусловно. Нештатные ситуации всегда надо держать в голове. Да и потом, Петрова – теннисистка высокого класса, которая через многое прошла. Но в данном случае она, повторюсь, была, во-первых, не в лучшей форме, а во-вторых, просто перегорела. Испанка же сыграла в свой лучший, динамичный и напористый теннис.

- Противостояние Россия – Испания ознаменовалось тем, что Мария Шарапова наконец-то выиграла в Москве теннисный матч…
- Да, впервые с 2006 года…

- С вашей точки зрения, это сама Маша наконец-то настроилась – или соперница (Сильвия Солер-Эспиноса) была слишком слаба?
- Я скажу так: Маша, конечно, была настроена на борьбу, она не хотела ударить в грязь лицом.  Как, впрочем, и раньше – просто у нее не получалось показать свой нормальный теннис. А сейчас – получилось. И в том числе потому, что соперница совершенно не соответствовала ее классу. Шарапова просто на голову выше, и она никак не могла проиграть. Тем более что здесь было сделано все, чтобы было удобно нам – и неудобно испанкам. Покрытие стелили под россиянок, публика наша… Так что Маша сделала то, что должна была сделать.

- Не могу не спросить вот о чем. Практически никто не сомневается, что изначально предполагалось участие Шараповой только в одном матче. И Петрова на это намекнула, и специалисты в кулуарах все об этом говорят. Правильно это, с вашей точки зрения – когда игрок находится в привилегированном положении?
- Мне трудно об этом рассуждать, поскольку всей ситуацией изнутри я не владею. Но знаете, бывает так: игрок приезжает в сборную и на что-то жалуется. На недомогание, обозначившуюся травму или след травмы. То есть на какие-либо обстоятельства, сдерживающие возможность полноценно выступить. Тогда изначально понятно, что теннисистка не будет способна справиться с физическими нагрузками, которые на нее выпадут в случае участия в двух матчах. Так вот, в этой ситуации, да, я считаю нормальным, что спортсменка может поговорить с капитаном заранее – я сыграю только в одной встрече. А дальше уже дело капитана – соглашаться с этим или нет. Мне кажется, вины Шараповой в том, что получилась нервная концовка матча, нет. Никто не думал, что Петрова окажется настолько не готова. Но все равно это не трагедия. У нас есть запас, у нас есть Света Кузнецова, и даже если бы она проиграла четвертый матч, уверен, они с Петровой добились бы победы в парном матче. Это сильный дуэт, они выше классом, чем испанки.

- Мы часто говорим о нестабильности Кузнецовой, но она все-таки, несмотря на заминку в матче с Солер-Эспиносой, выполнила свою задачу: принесла сборной два очка. Вы видите позитивные изменения в ее игре?
- Вижу. Мне кажется, она начала возвращаться к своей лучшей форме, к тому состоянию, в котором она достигла своих наилучших результатов. Пока еще она эту форму не набрала, но приближается к этому. Конечно, частые смены тренеров сказались на ее игре, но главной причиной затяжного спада Кузнецовой я считаю психологию. После ее победы на Открытом чемпионате Франции в 2009 году она перестала играть уверенно, часто проигрывала теннисисткам, которые сильно уступают ей в классе. А сейчас эта уверенность к ней постепенно снова приходит. Австралию Света отыграла, конечно, не сказать что очень хорошо, но и не плохо. Особенно если учесть ее победу в парном разряде. Именно Кузнецова была лидером в паре со Звонаревой, делала погоду в игре. Резюмируя, скажу так: если Света будет так играть и дальше, то к Открытому чемпионату Франции будет готова хорошо. Станет претендентом если не на победу, то на выход в полуфинал, а то и финал, точно. И в Олимпийских играх может выступить успешно – особенно в том же парном разряде.

- Мы теперь вообще в свете успеха дуэта Кузнецова/Звонарева в Мельбурне можем с оптимизмом ждать Олимпиаду…
- Безусловно. Обе этих теннисистки высокого класса, и в совместной игре они хорошо дополняют друг друга. Кузнецова здорово играет с лета, действует у сетки чисто и надежно. А Звонарева лучше играет на задней линии. Такая модель имеет право на существование – одна теннисистка в основном работает у сетки, а вторая бьет с отскока. Даже с учетом того, что Олимпиада пройдет на травяных кортах. У женщин подающий игрок в паре сейчас редко идет к сетке. Чаще всего теннисистка после того, как введет мяч в игру, остается на задней линии – и начинается перестрелка. В такой игре Звонарева хороша. А Кузнецова ловит момент для перехвата мяча – это ее сильная сторона. Я помню, когда я был капитаном сборной России году в 1996-м, мы играли в Кубке Федерации против Швейцарии. Тогда нашими соперницами была пара Мартина Хингис/Патти Шнидер. А я выставил против них Елену Макарову, - это теннисистка 1973 года рождения, можно сказать, первая из нынешних могикан – и совсем юную Аню Курникову. Курникова прекрасно играла с лета, а сзади особо надежной игры у нее не было. Пару раз прострелить могла – но стабильностью там не пахло. Так вот, модель у нас была такая: Лена Макарова, окопавшись сзади, "мочила" - а это она делала очень прилично, у нее были плотные, мощные удары. А Курникова маневрировала у сетки и добивала простые мячи. Так вот, мы уступили тогда, конечно, по общему счету - но обыграли Хингис и Шнидер в паре. Я считаю, это достижение серьезное, потому что команда-то у нас была, честно говоря, "никакая" - Курниковой 15 лет, а Хингис уже была если не первой ракеткой мира, то в десятке точно. Да и Шнидер высоко в рейтинге стояла.

- Виктор Николаевич, а сейчас бывает, что думаете: эх, если бы было у меня в те годы три равноценных состава, как сейчас, чего мы могли бы достичь…
- Вы знаете, каждому достается свое время, своя эпоха… Тогда только что развалилась большая страна. Когда я заступил на капитанский мостик, у нас еще даже Елены Лиховцевой в составе не было – она представляла Казахстан. Это сейчас многие в Казахстан едут, а тогда Лиховцева вернулась в Россию. Играла у меня Евгения Манюкова – входила где-то в конец сотни рейтинга. И Макарова, которая находилась в районе 150-го места. Татьяна Панова еще была – только начинала представлять страну на международной арене, опыта у нее никакого не было. Вот такой командой мы и играли в низшем дивизионе. Оснащать этих девочек приходилось прямо по ходу матчей – причем учили мы их, фактически, базовым вещам. Играли, например, как-то в Англии при сильном ветре. Одна сделала 22 двойные ошибки, вторая – 25. И я говорю: девчонки, без стабильной второй подачи вам в теннисе просто делать нечего. И сам их научил буквально за считанные дни самой простой, резаной подаче. Макарова до сих пор этот случай вспоминает часто, благодарит – потому что она получила в итоге стабильную вторую подачу. Крученую она подавать не могла, у нее были проблемы со спиной – а вот резаная стала ее хорошим, надежным оружием. Освоила она ее довольно быстро. Ну вот, а когда мы получили в команду Лиховцеву, то стали реально претендовать на выход в высшую лигу. Потом подросла Курникова, Панова заиграла – совсем другие пошли результаты. Вскоре меня на посту капитана сменил Константин Богородецкий, потом процессами начал рулить Тарпищев… И мы постепенно добрались до тех высот, на которых находимся сейчас.

- В те неблагополучные годы вы могли представить тот взлет в теннисе, который произошел в 2000-х годах?
- Надежды, конечно, были. Но мы не могли ничего планировать, говорить, что вот, в таком-то году выиграем Кубок Федерации. Первой серьезной ласточкой стал выход в финал Fed Cup в 1999 году с незвездным еще составом, когда у нас играла молодая Лена Дементьева. Мы уступили в нем сборной США. Но стало понятно – мы можем играть с элитой. И уже появились совсем юные талантливые девчонки, обещавшие превратиться со временем в настоящих звезд.

- Нынешние настоящие звезды часто отказываются играть в команде по различным соображениям. А тогда к выступлениям за сборную относились по-другому?
- В моей практике капитанства в Кубке Федерации не было ни одного отказа. Но справедливости ради надо еще раз повторить, что и звезд таких у меня в команде не было, которые бы могли закапризничать. Дело в том, что игрок, добиваясь в теннисе больших успехов, постепенно теряет мотивацию. Представьте себя на месте тех же сестер Уильямс или Ким Клейстерс. Они Кубки Федерации выигрывали. Раз, два… И потом начинаются размышления по поводу реалий: календарь неудобный, есть травмы. Выложишься в игре за команду – приходится две-три недели восстанавливаться, пропускать личные турниры. Вот отсюда и отказы. Наши же девчонки в мое время только рвались наверх и пытались пользоваться любой возможностью "засветиться". Финансовые возможности были ограничены. И играли во всем, что только подворачивалось под руку. Избалованных я никогда не встречал.


Система Orphus

Комментарии