11 декабря, воскресенье Время на сервере 12:59
Теннис: Все новости

Валерий Лутков: Хорошего судью отличает сочетание трёх качеств

02 октября 2015, 11:44 | Главное фото: ytimg.com
Валерий Лутков: Хорошего судью отличает сочетание трёх качеств

Международные теннисные турниры St.Petersburg Open и Wheelchair Tennis Tour МегаФон DreamCup недавно стали полноправными партнёрами. Впрочем, у этих состязаний вообще много общего. В частности, главным судьёй обоих турниров много лет является мастер спорта и неоднократный чемпион города по теннису, обладатель "золотых значков" рефери и шеф судей Валерий Лутков, который будет представлять российский судейский корпус и на Олимпиаде-2016 в Рио.

- Между St.Petersburg Open и МегаФон DreamCup установились партнёрские отношения. В чём, Валерий Валерьевич, на ваш взгляд, заключается сходство и отличие обычного тенниса от тенниса на колясках?
- В первую очередь, в своих категориях оба турнира являются флагманами российского тенниса. St.Petersburg Open, наряду с "Кубком Кремля", - крупнейший турнир для теннисистов-профессионалов. МегаФон DreamCup для теннисистов-колясочников по праву считается самым престижным турниром в нашей стране. Кроме того, правила игры также одинаковы за единственным исключением - спортсменам-колясочникам разрешается играть после двух отскоков. Поэтому не случайно на Дворцовой площади 12 сентября в рамках теннисного праздника на одном и том же корте планируются показательные матчи с участием как звёзд профессионального тенниса, так и теннисистов на колясках. Водораздела нет, и это очень приятно. К тому же это в русле современных тенденций, ведь все турниры "Большого шлема" нынче включают и состязания теннисистов-колясочников. Да, лучшие игроки на колясках подают со скоростью не 240 км/ч, а "всего лишь" 160 км/ч. Да, им зачастую приходится играть в камерной атмосфере, при небольшом количестве зрителей. Но эмоций, поверьте, там ничуть не меньше - теннисисты-колясочники также сражаются на корте по два с лишним часа, отыгрываются с матчболов, спорят с судьями. Разве что не видел, как они ломают ракетки. Хотя одного теннисиста-колясочника дисквалифицировали на чемпионате мира за плохое поведение. В общем, всё как у профессионалов. И знаю об этом не по-наслышке - на St. Petersburg Open буду главным судьёй уже 17-й раз, а на DreamCup возглавляю судейский корпус с самого первого турнира в 2011-м. И работа с теннисистами-колясочниками для меня, безусловно, очень важна с человеческой точки зрения.

- Насколько быстро в России развивается паралимпийский теннис?
- По крайней мере, динамика положительная. В том числе и в спортивных результатах. Наблюдал за развитием тенниса на колясках с 2004 года, когда был заместителем главного судьи на Паралимпийских играх в Афинах, а затем в 2008-м - в Пекине. Тогда от нашей страны был всего один участник, а сейчас сразу две-три теннисистки-колясочницы имеют хорошие шансы пробиться на паралимпийский турнир в Рио. У мужчин ситуация сложнее: конкуренция повыше, да и молодёжь пока не набрала силу. Но в следующем паралимпийском цикле российским ребятам уже будет под силу бороться с лучшими из лучших.

- На Игры в Рио Вы едете судить олимпийский турнир по теннису. Насколько для Вас это важно и престижно?
- Очень важно. Ведь моя мама Тамара Ивановна Манина - двукратная олимпийская чемпионка по спортивной гимнастике, поэтому Олимпийские игры с самого детства для меня отнюдь не пустой звук. К тому же, как и теннисистам, для попадания на Олимпиаду судьям пришлось пройти серьёзный отбор. Судите сами, от судей было подано порядка 800 заявок, а обслуживать соревнования в Бразилии будет всего 99 человек. Для меня предстоящие Олимпийские игры станут уже четвёртыми в качестве судьи. Дебютировал ещё в Атланте в 1996-м, затем работал в Сиднее в 2000-м и в Лондоне в 2012-м. Вообще, на этот раз от России на теннисном олимпийском турнире будет трое арбитров: судьи на линии петербуржец Виктор Чернов и москвичка Кристина Леонова и я в качестве судьи электронного просмотра. Или, проще говоря, судья на системе Hawk-Eye.

- Введение системы видеоповторов Hawk-Eye внесло в теннис элемент шоу и к тому же позволило избежать большого количества скандалов. Но всё же игроки иногда жалуются: мол, повтор не тот, или на экране эпизод вообще не показывают...
- Да, порой случается так: я вижу, что мяч, скажем, не попал в корт на пять миллиметров, но вывести на экран картинку не представляется возможным. Однако система совершенствуется и нареканий от теннисистов с каждым годом становится всё меньше. А роль судьи на Hawk-Eye очень важна: когда работаю на матче, то, как и судья на вышке, должен пристально следить за каждым розыгрышем и к тому же считать количество оставшихся у игроков "челленджей". А заодно контролировать правильную работу самой системы, руководить действиями обслуживающего её технического персонала. Порой случаются и забавные ситуации. Так, на Играх Британского Содружества в Дели на одном матче не работали как электронное табло, так и рация. Поэтому мне приходилось выбегать из своей будки и жестами показывать судье на вышке - попал мяч или нет.

- Кстати, среди судей на вышке уже есть настоящие звезды, которых хорошо знают теннисные болельщики всего мира. А что насчёт российских "вышечников"?
- Самый титулованный судья на вышке, обладательница серебряного значка в этой категории, петербурженка Анастасия Кошелева в эти дни работает на Открытом чемпионате США - обслуживает матчи основной сетки. Это серьёзный уровень. Есть ещё молодые судьи, стремящиеся попасть «в обойму», но продвижение по судейской иерархии - процесс не быстрый, да и без гарантий. Конкуренция очень высока.

- Вы сами на достаточно высоком уровне играли в теннис. Почему стали судьёй, а, предположим, не тренером?
- В прошлом все игроки сталкивались с судейством. Так как проигравшие забирались на вышку и судили матчи более успешных теннисистов. Но всё равно начало моей судейской карьеры получилось неожиданным. В 1993-м в Петербурге в первый и на данный момент в последний раз проводился международный судейский семинар. Поскольку хорошо говорю по-английски, попросили помочь его провести. Кроме того, оказался в числе участников и среди немногих сдал экзамен, получив международную сертификацию и белый значок. Сначала судил турниры как судья на линии и на вышке. Правда, на вышке не работаю уже лет семь. Зато в качестве главного судьи и шефа судей, отвечающего за организацию работы всего аппарата на турнирах, у меня высшая категория. Безусловно, основная причина заняться этой работой - желание остаться в любимом виде спорта. Далеко не все, даже знаменитые в прошлом, теннисисты становятся тренерами. Кто-то находит себя в качестве директоров турниров, кто-то в маркетинговых агентствах, кто-то сотрудничает с производителями инвентаря. Судейство - один из вариантов. Все судьи имеют опыт игры на том или ином уровне, иногда достаточно высоком. К примеру, рефери Уимблдона Энди Джеррет в своё время доходил на Уимблдоне до четвертьфинала. Хотя эта работа подходит далеко не всем, здесь требуется определённый склад характера.

- И какой же?
- На мой взгляд, хорошего судью отличает сочетание трёх качеств. Умение общаться с игроками, способность оставаться собранным и сконцентрированным на протяжении всего поединка и умение быстро и с умом принимать решения. Судьям необходимо думать, "включать" здравый смысл, задавать себе вопросы: "Что говорят правила?" и "Что в данном случае справедливо?".

- Порой серьёзные разногласия с игроками всё-таки возникают. В частности, в начале года многие обсуждали конфликт между Рафаэлем Надалем и известным "вышечником" Карлосом Бернардесом...
- Речь здесь не идёт о личном конфликте. Просто игрок хочет добиться результата и надеется получить решение в свою пользу. И, естественно, не доволен обратным. Но, думаю, хорошие судьи научились разделять личные и профессиональные отношения. Да и теннисисты тоже.

- Наиболее востребованные судьи путешествуют по миру не меньше теннисистов. Это, наверное, изматывает?
- Действительно, самые известные "вышечники" работают примерно 25-30 недель и, как следствие, ведут довольно специфический образ жизни. При этом они очень любят теннис. Ведь, в отличие от футбола, баскетбола, бейсбола, судьи зарабатывают не так много, хотя, конечно, обеспечивают себя и свои семьи. Профессиональных судей в мире всего полсотни, остальные сочетают судейство с другой работой. Себя я могу отнести к профессионалам, работаю как практикующий судья 10-12 недель в году, но плюс к этому отвечаю за судейское обеспечение всех "Челленджеров" АТР. К счастью, мне удаётся успешно совмещать свои теннисные обязанности с научной, педагогической и административной работой в качестве заведующего кафедрой физического воспитания ГХПА им. А.Л.Штиглица и преподавателя Восточного факультета СПбГУ.


Система Orphus

Комментарии