07 декабря, среда Время на сервере 00:49
Теннис: Все новости

Трагедия в Южной Африке

02 августа 2011, 18:37 | Автор: Юлия Ниткина | Источник: Sports.ru | Главное фото: tennisgrandstand.com
Трагедия в Южной Африке

В блоге «С миру по Нитке» – новая глава из книги Рене Штауффера «В поисках совершенства», в которой рассказывается о первой настоящей беде в жизни Федерера, пережив которую он стал только сильнее. 

«ЮАР всегда была особенным местом для Роджера Федерера. С самого рождения у него был паспорт этой страны, и он полюбил родину своей мамы. Когда он был маленьким, они с семьей регулярно туда ездили. «ЮАР – это рай для него, там он отдыхает от теннисного мира и черпает вдохновение, – однажды объяснила Линетт, – Там есть какая-то открытость. В ЮАР растешь на просторе, которого не найти в пейзажах горных районов Европы. И южноафриканцы – люди открытые, простые. Роджер впитал в себя эти черты».

Кстати, Федерер приобрел себе дорогой участок земли в районе фешенебельного курорта Пезула, входящего в знаменитый туристический маршрут Гарден Рут на побережье Индийского океана. После утомительного сезона-2000 Роджер отдыхал в Южной Африке и ездил на сафари со своим крестным отцом – Артуром Дубачем, который был коллегой отца Роджера, когда тот еще работал в ЮАР. Они даже увидели редкое зрелище – группу леопардов, убивающих и поедающих газель.

2 августа 2002 года в швейцарском новостном агентстве Sportinformation появилось сообщение: «Капитан сборной в Кубке Дэвиса Картер погиб в автокатастрофе». Там говорилось, что это случилось в ЮАР, где он отдыхал со своей женой Сильвией. Подробностей не было. Позже поступила информация, что в аварии погиб еще один человек.

То, что действительно произошло в рамках отложенного медового месяца Картера и его жены, стало известно не сразу. 1 августа, в швейцарский национальный праздник, Картер ехал на Land Rover неподалеку от Национального парка Крюгера. Несчастный случай произошел в Фалаборва, что в 450 километрах севернее Йоханнесбурга. Сообщалось, что автомобиль, где пассажиром был Картер, и за которым следовала машина с его друзьями и женой, потерял управление из-за лопнувшей шины. После этого машина влетела в реку и перевернулась.

С места происшествия приходили противоречивые сведения. Сначала было объявлено, что Картер умер вечером, потом – что оба пассажира погибли сразу. В первых сообщениях говорилось, что Картер был за рулем, потом – что машиной управлял друг Картера, а еще позже – что за рулем был южноафриканец. Полиция Лимпопо выпустила заявление, в котором сообщалось, что «Картер и водитель-южноафриканец погибли сразу же после того, как машина рухнула на крышу».

Сильвия Картер объяснила, что же произошло на самом деле: «Мой муж был в машине с нашим хорошим другом. Мы ехали впереди – они следовали за нами. У машины с колесом все было в порядке. Нашему другу пришлось резко свернуть, чтобы избежать столкновения с микроавтобусом, который ехал прямо на них. В ЮАР такие рискованные маневры, к сожалению, не редкость. Чтобы избежать лобового столкновения, автомобиль, которым управлял наш друг, съехал на обочину. Но дело в том, что приближался мост, и ему пришлось вернуться на дорогу. Скорость вкупе с разницей покрытий – естественное покрытие и асфальт – привели к тому, что машину закрутило. Она проломила ограду моста, пролетела где-то три метра и упала на крышу».

Страшные новости Федерер получил на турнире Masters в Торонто. Он никогда в жизни не был так расстроен. Картер был его хорошим другом и самым важным тренером в его карьере.

И хотя Федерер уже вылетел с одиночного турнира, он продолжал играть в паре с – ирония судьбы – южноафриканцем Уэйном Феррейрой. На матче третьего круга, который Федерер и Феррейра проиграли Джошуа Иглу и Сэндону Столу, царило мрачное настроение. Федерер играл с черной повязкой в память о Картере. У него были красные глаза. Но, несмотря на все, он объявил, что готов дать интервью. «Мы провели вместе много времени – еще с тех пор, когда я был ребенком, – рассказывал об отношениях с Картером Федерер, – Тогда я каждый день его видел. Это ужасно… Он был так молод и умер так неожиданно». Федерер говорил, что между ними всегда была связь, поскольку они родились под одним знаком зодиака – он родился 8 августа, а его тренер на день позже. «Питер был очень спокойным, но в то же время веселым, с типично австралийским чувством юмора. Я так и не смог полностью отблагодарить его за все, что он мне дал. Ему я обязан своей техникой и тем, что научился вести себя спокойно».

Впервые Картер увидел Федерера в игре еще в 90-х в Австралии и вскоре уже восторженно рассказывал родителям, что нашел огромный талант, способный взойти на вершину. И он работал с Роджером до 2000 года – все время, кроме двух лет. Он привел его к успеху в юниорах, он привел его к Топ-50 во взрослом рейтинге. После того, как Федерер нанял личным тренером Петера Лундгрена, Картер остался работать в швейцарской теннисной федерации и отвечал за поиск новых талантов. Он женился на Сильвии фон Аркс из Базеля в мае 2001.

Игроки давно хотели, чтобы он стал капитаном сборной в Кубке Дэвиса. Но когда выяснилось, что у его жены рак лимфатических узлов, он оставил тренерскую работу до ее выздоровления. Кроме того, Картер не был гражданином Швейцарии, и ему не разрешалось сидеть на скамейке игрока в матчах Кубка Дэвиса и быть «официальным» капитаном команды. Однако ITF согласилась считать его гражданином Швейцарии и официальным капитаном сборной, как только он получит вид на жительство. Это должно было произойти в сентябре 2003. А до тех пор Картер неофициально возглавлял команду только в одном матче – против сборной России в Москве в феврале 2002.

Из Торонто Федерер поехал в Цинциннати, где, как в Париже, Лондоне и Торонто, вылетел в первом круге. Он не мог собраться. У него больше не было уверенности в своей игре, теннис перестал быть радостью. Мыслями он был с Питером Картером. «Когда происходит что-то подобное, понимаешь, насколько на самом деле не важен теннис». Федерер нажал на тормоз. Он снялся с парного турнира в Цинциннати и турнира в Вашингтоне и поехал домой в Швейцарию.

Похороны состоялись теплым днем 14 августа 2002 года в церкви святого Леонарда в Базеле. Проводить Картера в последний путь пришло около 200 человек, среди которых было много знакомых из теннисного мира. Друг его детства Даррен Кейхилл, в тот момент тренировавший Агасси, тоже там был. Простая церемония под музыку была проведена тем же священником, который год назад венчал Картеров. Сильвия произнесла короткую трогательную речь, затем говорили друг Картера из Австралии физиотерапевт ITF Кайус Шмид и глава федерации тенниса Швейцарии Кристин Унгрихт. «Он был прекрасным человеком, – сказала она, – Почему он? Почему это всегда происходит с лучшими?»

Родители Федерера тоже были безутешны. Картер годами служил связным между ними и сыном. Когда Питер ездил вместе с учеником, он сообщал им обо всем, что касалось Роджера. «Это был первый раз, когда Роджеру пришлось справляться со смертью близкого человека, и она стала для него глубоким шоком, – рассказывала его мама, – Но это сделало его сильнее».

Федерер ушел из церкви с таким сильным чувством скорби, которого не испытывал никогда в жизни. «Любое поражение в теннисе – это ничто по сравнению с таким моментом, – объяснял он спустя несколько недель, – Я обычно стараюсь избегать таких печальных событий. Я впервые был на похоронах. Я не могу сказать, что мне от этого стало легче, но мы были друзьями, я был радом с ним, думал о нем и попрощался с ним в приличествующей обстановке. Сейчас я чувствую себя немного лучше, особенно в том, что касается тенниса».

И хотя Федерер проиграл в первых кругах пяти из восьми последних турниров, он уже не так пессимистично смотрел на свои спортивные позиции. Он понял, что после победы в Гамбурге потратил очень мало энергии и сохранил физическую свежесть на остаток года. «Несмотря на поражения, надо видеть хорошее. В начале сезона я много играл, но с тех пор у меня было время отдохнуть. Вся энергия, которую я сохранил, поможет мне в концовке сезона или в начале следующего года».

После того, как Федерер второй год подряд дошел до четвертого круга US Open, у него на уме было только одно – предстоящий матч Кубка Дэвиса в Марокко. «Мы были просто обязаны побеждать – в память о Питере». Опустевшее место капитана на тот матч занял Петер Лундгрен. Задача, вставшая перед швейцарцами в современном теннисном комплексе Аль-Амаль, оказалась сложной. У североафриканцев в команде было два сильных грунтовика – Хишам Арази, обыгравший Федерера на «Ролан Гаррос», и Юнес эль Айнауи, входивший в число двадцати лучших игроков мира. «Мне кажется, марокканцы – фавориты, потому что они играют дома», – заявил Федерер.

Мишель Кратошвиль проиграл первый матч серии эль Айнауи, но потом Федерер устроил очередное зрелищное представление в Кубке Дэвиса. Он легко обыграл и Арази, и эль Айнауи с одинаковым счетом 6:3, 6:2, 6:1. Во время парного матча он также был главной фигурой на корте и в итоге привел команду к победе 3:2.

«Идеально с начала и до конца», – так Лундгрен описал выступление Федерера. В швейцарском лагере после победы царило чувство облегчения. Крики радости раздавались в коридорах, когда победители уходили в раздевалку. Федерер сказал, что по-настоящему важна была именно победа, а «то, что я так хорошо сыграл – это только бонус». Неудивительно, что успех он посвятил Картеру. «Сегодня я думал о нем даже больше, чем обычно».

Хороший результат на US Open и прекрасное выступление в Кубке Дэвиса избавили Федерера от сомнений и демонов. Скорбь по Картеру понемногу утихала, уверенность возвращалась. «Тот, что я своими победами смог удержать сборную в Мировой Группе, послужит для меня толчком», – сказал Федерер перед сезоном в залах. Из-за множества ранних вылетов он был полон сил, а мотивация на последние шесть недель сезона у него была очень мощной. Он поставил перед собой цель отобраться на итоговый турнир в Шанхае.

Достигнуть ее было сложно. Федерер был десятым в гонке, но ему нужно было занимать минимум седьмое место, чтобы гарантированно попасть в Шанхай. В Москве он дошел до четвертьфинала, где впервые проиграл Сафину. Через восемь дней в Вене, где он уже показывал прекрасный теннис, Роджер снова поднял над головой трофей. В полуфинале он обыграл Карлоса Мойю со счетом 6:3, 6:2 и играл так хорошо, что Лундгрен несколько месяцев рассказывал об этом. В финале он победил Иржи Новака – кстати, одного из конкурентов в гонке за место на итоговом – со счетом 6:4, 6:1, 3:6, 6:4. Это был первый трофей Федерера после смерти Картера, и, конечно, все его мысли снова были только об австралийском тренере и друге. «Я посвящаю эту победу ему», – сказал он с блестящими от слез глазами на церемонии награждения».


Система Orphus

Комментарии