06 декабря, вторник Время на сервере 20:58
Теннис: Все новости

Теймураз Габашвили: Мы не умеем беречь таланты

29 октября 2014, 00:46 | Автор: Наталья Колосова | Источник: "Трибуна" | Главное фото: "Трибуна"
Теймураз Габашвили: Мы не умеем беречь таланты

Завершающий турнир в Берси стал для российских теннисистов одним из самых коротких. О том, почему так получилось, о своих планах на будущее и видении развития российского тенниса корреспондент «Трибуны» побеседовал с Теймуразом Габашвили.

- Теймураз, сезон завершился. Как вы его оцениваете?
- Он был самым удачным в моей карьере, хотя можно было бы показать и лучшие результаты. Не повезло - немного травмировался, что-то недоработал. Словом, есть куда расти.

- Несмотря на неплохие результаты, французы провели реформу в теннисе, и теперь дети начинают играть в турнирах не с 9, а с 12 лет. Возможно, и нам стоит пересмотреть подход в воспитании юных теннисистов?
- Не думаю. Если взять детский и юношеский теннис, то Россия в нем на первом месте в мире.

- В юношеском то на первом, но дети растут, развиваются высокими темпами, достигают впечатляющих результатов, а потом как бы ... сдуваются.
- Значит надо пересмотреть проблему «критического возраста», не как начинать, а как развивать юношу дальше, с того момента, как он, как вы говорите, начинает сдуваться. Это совершенно другая проблема, по сравнению с тем, что реформировали французы.

- То есть, вы считаете, что психологической ломки не происходит, когда после долгой муштры в детстве, достигнув юношеского возраста и обнаружив все прелести жизни, подросток больше не хочет работать в том же жестком режиме, и в результате исчезает из большого тенниса.
- Ну не всех же муштруют! У всех складывается по-разному. У нас и до 16-ти, и до 18-ти лет ребята выигрывают серьезные турниры. А потом заканчивают. Проблема скорее в переходе во взрослый теннис. А это уже связано с большими деньгами, с финансированием теннисиста. Большой спорт требует серьезных затрат, а у нас далеко не все молодые игроки и их родители имеют такие возможности. Я в том числе. Очень сложно найти людей, которые помогут тебе двигаться дальше. Это вопрос вопросов.

- В каком возрасте возникает такая проблема?
- В 16-17 лет. Впрочем, уже чуть позже - от 18 до 22 лет. Сейчас молодежный теннис повзрослел. Вторая проблема в том, что в России нет необходимого количества соревнований. В Европе сел на машину и поехал - хоть в Германию, хоть в Испанию, хоть в Швейцарию… Ты можешь круглый год играть. А если ты в России на голову опережаешь своих соперников и тебе необходимо соревноваться, то из-за финансовых проблем и нехватки соревновательной практики сталкиваешься с одним и тем же. В результате надо каждый раз лететь на турниры по четыре пять часов. Это очень тяжело. Было бы у нас много соревнований - фьючерсов, челленджеров - то игроки на этом бы росли. Есть масса примеров такого роста в других странах. А в России рано заявившие о себе юниоры со временем исчезают из тенниса. Потому что нет необходимых условий их развития.

Кроме того, у нас не так уж много кадров тренеров, которые занимаются с профессиональными игроками. Наши известные мастера предпочитают работать или в детском теннисе, или с любителями. Так они спокойно, дома зарабатывают нормальные деньги. Начинающие профессионалы, как ни парадоксально, могут предложить тренеру гораздо меньше. Да и мотаться с подопечным по миру не так заманчиво, если у тебя есть семья.

В западных странах к этому относятся немного по-другому. Здесь другой менталитет. Взять, к примеру, ту же Испанию. В ней большинство известных теннисистов, как правило, становятся тренерами, и ездят со своими воспитанниками повсюду. В России к сожалению по другому. В результате мы теряем много талантливых игроков.

- А образовательная система в России не требует изменения? Во Франции, например, уже в колледжах появляется специализация. Талантливый ребенок в искусстве, музыке, математике, спорте может больше внимания уделять именно этому направлению. И в распределении мест участвует профильная государственная организация?
- Мне трудно сказать… Наверное, нужна государственная программ и поддержка. К тому же не надо забывать, что здесь, во Франции проходит один из турниров Большого шлема - Ролан Гаррос, который приносит федерации невероятные доходы. У нас такого турнира нет. Поэтому я не думаю, что нам так просто сделать, как во Франции. У нас по сравнению с Францией страна огромная и для того, чтобы все везде контролировать, нужны неимоверные усилия. Поэтому, наверное, проще на индивидуальном уровне улучшить процесс воспитания, взращивания талантов.

- В Сочи же решили открыть Теннисную Академию. Это конечно не то, о чем мы сейчас говорим, но все же…
- И в Тольятти была академия, и в Казани... На словах было все хорошо, а потом выяснилось, что ни одна не функционирует. Потому что люди не хотели туда ехать. Ни я, ни Миша Южный. Серьезные теннисисты в большинстве своем живут либо в Москве, либо в Питере, либо вообще за границей.

- Словом, кругом проблемы... Где от них планируете отдыхать перед новым сезоном?
- Пока не решил. На отдых есть две недели. Потом поеду в Майями тренироваться.

- На следующий сезон есть какие-то наброски планов?
- Будущий год думаю начинать с турнира в Австралии. Возможно, до Австралии сыграю один турнир. Какой, пока не знаю.

- А в Париже кроме тенниса какая-та программа была? Раз уж так быстро закончился турнир...
- Если честно в такую погоду я не выхожу.

- Не любите глубокую осень?
- Нет, я приболел немного. Последние полторы недели простуда была. Поэтому не особо рекомендуется выходить. Тем более пасмурно

- Так уже солнце появилось.
- Ну, тогда посмотрим. Хотя в Париже я был уже в тринадцать лет. Город знаю и ничего нового в нем не найду. Выйти погулять просто нет сил. Но, наверное, поеду куда-нибудь в центр, пообедаю, встречусь с друзьями.

- Друзья из спортивного мира или здешние?
- У меня здесь друзья. Уже много-много лет. Не из спортивного мира….


Система Orphus

Комментарии