06 декабря, вторник Время на сервере 08:50
Теннис: Все новости

Шамиль Тарпищев: "Ургант позвонил и спросил: "Что делать будем?"

28 декабря 2014, 12:32 | Автор: Евгений Федяков | Источник: "Спорт-Экспресс" | Главное фото: "Спорт-Экспресс"
Шамиль Тарпищев:

До редакции "СЭ", что на улице Красина, Шамиль Тарпищев доехал лишь со второй попытки. В четверг наша беседа пала жертвой транспортного коллапса, после того как автомобиль члена МОК на несколько часов застрял в пробке где-то в районе Мичуринского проспекта. Но для человека, который дважды привел сборную страны к победе в Кубке Дэвиса и четырежды – в Кубке федерации, нет нерешаемых задач. Вчера, выехав из Новопеределкина в полседьмого утра, он спустя два часа достиг-таки цели.

– Впервые в жизни добирался из дома на интервью в общей сложности примерно десять часов, – сказал Тарпищев. – Так что прежде всего прошу прощения за вчерашнее.

– Первый день после католического рождества вы провели за рулем. А где планируете встретить Новый год?
– Как всегда – дома. По традиции 1 января в 10 утра мы играем в теннис в Новопеределкине. Правило хорошее, ни в коем случае нельзя нарушать.

– Прежде чем перейти к более серьезным вопросам, давайте сразу же расставим все точки над i в теме, о которой наверняка слышали даже те, кто теннисом не интересуется. На какой стадии находится ваш конфликт с Женской теннисной ассоциацией по поводу так называемого "дела сестер Уильямс"?
– Это у них конфликт. У меня никакого конфликта нет (смеется). Вообще мне непонятна раскрутка этой темы, хотя очевидно, что тут есть политическая составляющая. Видимо, кому-то все это было очень надо, и я даже приблизительно знаю, кому. Пройдет немного времени, можно будет раскрыть все карты и разложить пасьянс.

А пока дело обстоит так. Судебно-лингвистическая экспертиза, которую сделали эксперты нашего Минюста, показала, что ничего плохого за моими словами не стояло. Что же касается Женской теннисной ассоциации, то о ее позиции можно судить по-разному, но другие международные спортивные организации никак на этот инцидент не отреагировали. Значит, никакой глубины в происходящем нет. Психологически я ощущаю себя комфортно, к тому же с помощью этого недоразумения мы невольно сделали хороший пиар "Кубку Кремля". А что сделали другие, пусть остается на их совести.

– То есть наложенные на вас санкции остаются в силе и после того, как вы послали результаты экспертизы в WTA?
– Да. А вот подавать ли мне в суд или не подавать, еще предстоит подумать. Нужно прояснить ряд юридических вопросов. К тому же такой суд должен быть в Америке. В силу сложившейся политической ситуации выиграть его будет сложно.

– У вас существуют контакты с руководством WTA на уровне личностного общения?
– Во всяком случае, конфликтов с WTA у меня никогда не было. И с ее руководством, и игроками мы всегда прекрасно общались. Так что я рассматриваю эту историю как спецзаказ.

– На данный момент ситуация заморожена?
– Они приняли решение – и приняли. Как говорится, их трудности. Но я живу в этой стране и подчиняюсь ее законам. А наше государство – на моей стороне.

– Сколько раз после той истории вас приглашали в юмористические передачи?
– Ургант мне сразу позвонил и спросил: "Что делать будем?" Говорю: "Готовь новую передачу". Ведь главное достижение той программы, повторюсь, заключалось в том, что мы здорово раскрутили "Кубок Кремля".

– Недавно вы вернулись из Сочи, где во время Кубка Первого канала на кортах в "Адлер-Арене" проходила показательная встреча мастеров хоккея и тенниса. Кто из хоккеистов произвел там на вас самое яркое впечатление?
– Прежде всего отмечу, что подобные матчи проводились у нас еще в Советском Союзе, и сейчас их надо возрождать. Ведь теннис и хоккей очень близки по духу. В СССР лучше всех из хоккеистов играл в теннис Анатолий Фирсов. А сейчас меня просто поразила и технически, и тактически грамотная игра Максима Афиногенова, которого натренировала Лена Дементьева. На удивление хорошо, кстати, играл Коваленко – так же, как Федоров, Яшин, Буре. Павел до сих пор не потерял быстроту передвижения и отличную реакцию – пробить его половину корта было практически невозможно. В плане обаяния королевой была Мартина Хингис, которая не случайно в прошлом году возобновила карьеру в парном разряде. Ну и наши звезды, конечно, блистали – Сафин, Кафельников, Дементьева, Мыскина. Шоу получилось очень хорошим, и Александр Медведев (бывший президент КХЛ. – Прим. "СЭ") высказался за проведение его на регулярной основе.

– Академия тенниса в Сочи, которую планировалось запустить, уже заработала на полную катушку?
– Еще нет. Мы предложили, чтобы она функционировала как Казанская академия тенниса, но надо решить вопросы с собственностью. То есть идея создания академии – правильная, но до ее воплощения в жизнь надо пройти очень долгий путь.

– Вы сказали, что было бы здорово, если бы в Сочи проводили турниры ATP и WTA. Когда это реально?
– В Сочи пока еще нет полноценной летней базы на прилегающей территории, да и зимней по большому счету тоже нет. Есть только несколько кортов внутри "Адлер-Арены", но чтобы довести идею проведения таких соревнований до ума, надо вложить очень приличные деньги. Хотя в принципе провести турнир там и сейчас не проблема. Но это, опять-таки, вопрос средств. Сейчас продаются женский турнир в Баку и мужской – в Валенсии. Но у последнего относительно высокая категория 500, для которой наши игроки еще не созрели. А ведь, в отличие от других стран, наши теннисные болельщики болеют прежде всего за своих. Поэтому о мужском турнире говорить пока рано.

– А какова цена вопроса?
– Европейская лицензия ATP стоит от 4 до 5 миллионов долларов, и она дешевле, чем азиатская, которая у нас есть и которую легче продать за 6 – 8 миллионов. Потому что на турниры в странах Азии очередь стоит.

Кстати, еще один интересный момент. В азиатских странах парные комбинации становятся отдельной дисциплиной, и думаю, что к Олимпиаде-2020 в Токио их теннисисты будут там законодателями моды. А мы такую работу по большому счету еще и не начинали в силу наших финансовых возможностей. Хотя золотая молодежь, которую грешно потерять, есть.

– Если в целом оценивать итоги года, то он скорее был позитивным, или нет?
– По части тенниса – очень позитивным. Во всяком случае, оптимизма прибавилось. Начал работать попечительский совет, и теперь уже нет сомнений в том, что Дворец тенниса в Национальном теннисном центре имени Самаранча в Москве будет наконец построен. Уже утвержден план проведения турнира "Легенды тенниса". Он пройдет там на открытых кортах 12 июня и будет приурочен к 140-летию российского тенниса, первое упоминание о котором было зафиксировано в 1875 году в дневниках Александра II. Примерно в те же сроки пройдет 50-тысячник с участием нашей сильнейшей молодежи, включая Карена Хачанова, Романа Сафиуллина и Андрея Рублева. Наконец, практически решен вопрос по поводу проведения в 2016 году "Кубка Кремля". Пусть мы пока и не знаем, что будет происходить с валютным курсом, от которого многое зависит.
Обязательно надо сказать добрые слова и о Казанской академии тенниса, которую в своем письме отметил президент Международной федерации тенниса Франческо Риччи-Битти. За два года в сборную России попали уже 5 человек из Татарстана. Достраивается по типовому проекту центр в Рязани, сооружен центр в Брянске, в котором осталось решить чисто технические вопросы. Потихоньку, может, и не так быстро, как хотелось бы, но все-таки складывается та система, к которой мы стремимся.

– Наверное, едва ли не идеальное место для тенниса – Крым. Как он там будет развиваться?
– В советские времена практически в каждом санатории Крыма были теннисные корты, и недавно я убедился, что многие из них сохранились. Вообще теннис – это вид спорта, который может стать лицом Крыма. Ведь играть в него можно при температуре 8 градусов, а ниже она там бывает всего несколько дней в году. Сейчас мы готовим пилотный проект для "Артека", планируем создать методическую лабораторию в Севастополе, расширить теннисную базу алуштинского "Спартака", рассматриваем еще несколько точек.

– Перейдем к спорту высших достижений. Для наших болельщиков самым ярким впечатлением в минувшем сезона была победа Шараповой во Франции. Чего можно ждать от Марии в этом году? Реально ли ей побороться с Сереной Уильямс за первое место в рейтинге? И сыграет ли вторая ракетка мира в четвертьфинале Fed Cup против сборной Польши?
– Начну с Кубка федерации. Состав на матч практически определен. Скорее всего, играть будет Виталия Дьяченко, которая показала хорошие результаты, наверняка – Шарапова, возможно – Кузнецова, Макарова, Веснина и Павлюченкова. То есть у нас есть шесть человек на четыре места, и все готовы ехать. Теперь по Шараповой... Мне кажется, что сестры Уильямс – не ошибиться бы (смеется), быстрее садятся в классе, чем Мария. Если бы они играли полноценный календарь, их просто не хватило бы. Шарапова же может претендовать на первое место, однако нельзя забывать, как быстро растет молодежь. Появилась целая плеяда теннисисток, которые могут "накрыть" предыдущее поколение. И этот момент зависит уже не от Шараповой, играющей, как мы знаем, в постоянном стиле.

– А почему?
– Потому что когда не играет на тех скоростях, которые дают результат, она перестает успевать за действиями соперниц. И молодые начинают превосходить ее по оснащению, быстроте, многим компонентам, не имея, правда, пока достаточной стабильности. Но если Мария будет методически правильно готовиться, то сможет и первой в мире быть, и на турнирах "Большого шлема" побеждать.

– В Fed Cup Шарапова сыграет первые два матча?
– Так было оговорено. Правда, второй матч мы конкретно не обсуждали, поскольку пока неизвестно, с кем и где играть. Но по первому матчу в Кракове – стопроцентная договоренность.

– Молодых теннисисток, о которых вы говорили, Шарапова обыгрывала, а Серену Уильямс не побеждала с 2004 года. Как можно это преодолеть?
– Никак. Потому что результат во многом зависит не от Шараповой, а от ее соперницы. Практически по всем компонентам Мария, к сожалению, не превосходит Серену. Американка мощнее подает и бьет по мячу с отскока. А Шарапова в другой теннис сыграть не может, поэтому, если Серена находится в идеальной форме, она полностью перекрывает те преимущества, которые Шарапова в принципе имеет. Но это если брать оптимальную форму. В других случаях есть варианты.

– Идеальные игроки в современном теннисе есть?
– У мужчин в теннис, близкий к идеальному, играют только Федерер и Джокович. Я вообще пришел к выводу, что в современном теннисе в плане методической составляющей все устроено неправильно. (Улыбается.) Только единицы могут по ходу дела изменить ради победы тактический рисунок игры. С другой стороны, тактика должна быть подкреплена соответствующей деятельностью на корте. Почему Джокович взял в тренеры Беккера? Потому что Новаку не хватает тактики быстрого нападения с выходами к сетке, и он стремится стать более полноценным игроком. Но ведь если внимательно посмотреть на сетку любого турнира, легко обнаружить: практически у каждого игрока есть удобные и неудобные противники. Это говорит об узости технико-тактических данных у разных людей. Разнообразия не хватает.

– Если говорить в целом о наших игроках, не заглядывая далеко вперед, от кого мы можем ждать хорошего выступления в январе на Открытом чемпионате Австралии и в первой половине сезона вообще?
– Макарова и Веснина при должной подготовке могут выигрывать любой турнир "Большого шлема". Но у них задачи несколько другие. Это Веснина может на паре сконцентрироваться, а Макарова еще в одиночке хочет в первую десятку рейтинга попасть. Получается своего рода конфликт интересов. Из совсем еще молодых девочек меня беспокоит Елизавета Куличкова, которая по идее должна была уже "выстреливать". Но мы не можем ее обеспечивать, а потому и контролировать. Этим занимается ее отец. С Дарьей Касаткиной, которая также переходит с юниорского на взрослый уровень, ситуация попроще. Но и ее нельзя потерять!

Троих ребят – Хачанова, Рублева и Сафиуллина – я уже называл. Они будут цепляться. Нельзя сразу требовать от них стабильных результатов, но громких побед вроде той, которую одержал Хачанов над Типсаревичем на "Кубке Кремля"-2013, можно ждать вполне. Чем больше они одержат одиночных побед, тем больше будет уверенности, а со временем придет и стабильность. Но достигать чего-то серьезного им сейчас пока рановато – это было бы неправильно. Важнее всего не сломать молодежь в процессе подготовки. Особенно Рублева, который от чрезмерного желания перед матчами Кубка Дэвиса рвется тренироваться по три раза в день. Но то, что он этого хочет, еще не значит, что это правильно. И у него пока нет оптимальных разумных решений в игре. Парень он амбициозный, по-спортивному наглый, ничего не боится. Но есть еще вещи, к которым нужно прийти, научиться. Задача контролировать его стоит перед Игорем Куницыным. В ближайшее время для всех молодых ребят будет составлен индивидуальный план. С Рублевым легче, потому что его спонсоры и партнеры – тоже теннисисты, перед которыми у него есть определенные обязательства. И у нас, и у них мысли сходятся.

– А если вернуться к более опытным?
– Все ждем, когда "выстрелит" Павлюченкова, но ей надо избавиться от травм. Кузнецова еще может играть и выигрывать, но здесь ключевую роль играет моральный фактор. Светлана может показывать результаты от потрясающих до не очень хороших. Но в любом случае со счетов мы ее не списываем, стараемся помочь. Непонятно, что со Звонаревой – плечо пока болит. Давно ждем, что оправится от травм Турсунов. Сейчас он проходит лечение в Москве, но как поведут себя его болячки, непонятно.

– Евгений Донской потихоньку работает с Борисом Собкиным, тренером Михаила Южного. Как вы считаете, сможет ли наставник вывести Евгения из застоя?
– Застоя как такового у Донского нет. Были проблемы со спиной, но он от них избавился. В случае с Женей нужно учитывать вот какой фактор: ему надо уходить от испанского тенниса и играть ближе к корту. В этом самая большая проблема, причем психологическая. В современном мировом теннисе невозможно подолгу "тасовать" мячи, совершать по 20 – 25 ударов, не создавая выигрышных ситуаций. Но тут все зависит только от Донского.

– Как вы считаете, может ли Макарова не просто попасть в Топ-10, но и закрепиться там?
– Проблемный вопрос. Тут большую роль играет психологическая составляющая. Макарова всегда играет лучше, когда над ней не довлеет слово "надо". Все об этом знают. Если она сможет с этим справиться, то в десятке будет точно.

– Перед женской сборной в этом году стоит задача выиграть Кубок федерации?
– Такая задача все время ставится. Вопрос в том, чтобы собрать полную команду. Раньше, когда мы выигрывали свои четыре кубка, было задействовано по 14 игроков, причем 13 из них получили трофеи. А сейчас "скамейка" стала, как у ребят – пять-шесть человек. Любое несоответствие календаря, и мы теряем сильнейших. В этом самая большая проблема.

– Кому принадлежит идея провести мартовский матч Кубка Дэвиса Россия – Дания в Новом Уренгое?
– Вице-президенту Федерации тенниса России Евгению Кафельникову. Он первым об этом заявил, хотя идея витала в воздухе. Мы неоднократно ездили в Новый Уренгой – и на открытие теннисных кортов, и на детские показательные уроки. И там нам предложили такой вариант. Москву, которая финансирует Кубок Дэвиса, мы обижать не собираемся. Но если будем проводить в столице все матчи, денег на целый год не хватит.

– На какой стадии находится рассмотрение вопроса организации матча в Новом Уренгое?
– Мы подали в Международную федерацию тенниса заявку, которая будет рассматриваться в начале следующего года. Предварительно нас спросили: "Почему так далеко? Как туда добираться?". Для нас это очень странный вопрос, ведь до места проведения матча в Чили мы однажды добирались примерно 33 часа, да и поездка в Бразилию была чуть короче. То есть особых оснований для отказа у ITF нет. Подождем ответа. К тому же организаторы матча готовы отвезти датчан в Новый Уренгой бесплатным спецрейсом.

А если выиграем у Дании, то матч с испанцами можно было бы провести во Владивостоке. Там есть дворец спорта, где базируется клуб "Адмирал". На хоккейной площадке запросто можно играть!

– Но ведь в этом поединке может принять участие сам Рафаэль Надаль! По отношению к московской публике такое решение было бы просто безжалостным.
– Московская публика, честно говоря, избалована. А теннисные центры хотят строить и на Камчатке, и в том же Новосибирске, откуда родом Куличкова. А как еще мы можем уделить им внимание, помочь встряхнуть ситуацию? Если люди хотят проводить матчи, то почему мы должны им отказывать?

– С составом на матч с датчанами ясности пока нет?
– Трое молодых ребят, о которых я говорил, играть готовы. С ними легче договариваться. Еще, по логике, нужен Турсунов, но в каком он будет состоянии, трудно судить. В целом принцип остается прежним: сочетание молодости и опыта – 50 на 50. Во всяком случае, до марта еще есть время.

– Позвольте серию вопросов о вашей деятельности в Международном олимпийском комитете. Там с приходом Томаса Баха произошло много изменений – и значительных, и незначительных. Вам нравится выбранный курс?
– Самое приятное вот что: Бах, когда пришел, впервые создал ситуацию, при которой всех членов МОК простимулировали высказать свое мнение. Каждый мог высказаться по любому вопросу, потом все аккумулировалось и рассматривалось на сессии в Монако. Не вызывает сомнений, что по идеологии это правильно, и Бах – молодец. Теперь ни у кого из членов МОК не может быть недовольства происходящим. К тому же, выступая с речью, Бах произнес такую фразу: "Когда бы ты ни приступал к изменениям, есть три основных вопроса, на которые нужно дать ответ: "Что? Зачем? Каким образом?". Под этим лозунгом все и проходило. Президент МОК всех выслушал, разобрал всю проблематику. Неудивительно, что голосования прошли практически единогласно, ведь возражать было нечему.

– Насколько болезненно в МОК восприняли отказ Норвегии от проведения зимних Игр-2022? Это ведь удар по имиджу олимпийского движения, не так ли?
– Я так не думаю. Если бы кандидатов было мало, ситуация была бы острой. А когда изначально рассматривается энное количество городов, подобные вещи происходят не так болезненно. Ясно, что экономические ситуации в мире сейчас разные. Норвегия же отказалась не потому, что не хочет, а потому, что не может. Все относятся с пониманием к такому решению, никто никого не осуждает.

– Одно из направлений современного олимпийского движения – повсеместное введение в программу Игр смешанных видов или микстов. Как далеко может зайти этот процесс?
– Тут скорее нужно говорить о своеобразной ротации внутри дисциплин. Наблюдается определенная тенденция уравнивания количества мужчин и женщин в спорте. А вот за счет чего это будет происходить – вопрос к международным федерациям. МОК во внутренние вопросы не вмешивается, поскольку существует определенная этика взаимоотношений. Речь может идти только о рекомендациях, а все конкретные решения международные федерации принимают сами.

– Некоторые миксты вызывают неоднозначную реакцию. Как, например, лично вы смотрите на появление мужчин в синхронном плавании?
– Каждый видит ситуацию по-своему, и в данном случае я бы не хотел вмешиваться в дискуссию. Конечно, мужчины в синхронном плавании будут выглядеть необычно. Но и это имеет право на жизнь.

– В скором времени должен заработать олимпийский телевизионный канал, в том числе и на русском языке. Причем МОК надеется сделать его коммерчески выгодным. Неужели это возможно?
– В западном спорте телевидение – один из главных источников дохода. Поэтому перспективы олимпийского канала очевидны. Например, в Лозанне существует Олимпийский музей, который содержит уникальную огромную коллекцию. Если ее грамотно показать на олимпийском канале – будет очень интересно.

С Лозанной, кстати, связан интересный случай. Некоторое время назад несравненная Лариса Латынина рассказала мне, что никогда не была в этом городе. Я договорился с Жаком Рогге, который тогда был президентом МОК, и мы поехали. На тот момент Майкл Фелпс еще не побил рекорд гимнастки Латыниной по количеству олимпийских золотых медалей, и нам должны были показать ее выступление. Включают, а на экране… Вера Чаславска, одна из главных соперниц Ларисы! Но Латынина даже расстроиться толком не успела – все поменяли за 20 минут.

– Сами Олимпийские игры транслироваться на канале не будут?
– Нет, права на их показ продаются. Но с телекомпаниями по некоторым пунктам можно договариваться. Теоретически, некоторым каналам в случае чего можно вообще не продавать права – это управляемый МОК процесс. Хотя и без этого сетка, начиная от художественных спортивных фильмов и заканчивая различными шоу, должна быть интересной и пользоваться успехом.

– Мы правильно поняли, что МОК признал национальный олимпийский комитет Косово единогласно?
– Вопрос ставился несколько иначе. ООН и международные организации признали Косово. После этого регламент не нарушался, и, соответственно, у МОК вопросов не возникало. Оснований не принять Косово просто не было.

– Долгое время проработав в МОК, вы можете твердо сказать, что спорт – вне политики?
– В этом можно убедиться даже на моем примере (улыбается). Если бы МОК вмешивался, представляете, как бы его сотрясало в нынешней ситуации? Поэтому я не могу вспомнить ни одного случая, когда МОК сделал какой-то шаг в связи с политикой.

– А как вы в качестве члена МОК смотрите на ситуацию с крымскими футбольными клубами?
– Не хотелось бы глубоко вдаваться в эту тему, но реальность такова, что признание нами Крыма частью России и непризнание этого Западом не позволяет клубам играть. ФИФА в данной ситуации просто ждет, что будет дальше, а МОК тем более не может повлиять на Международную федерацию футбола. Повторюсь, во внутренние дела мы не лезем. Взять недавнюю ситуацию, когда на волоске от вылета из олимпийской программы оказалась борьба. Появились мнения, что, мол, это делается умышленно, с целью ослабления российских позиций. Но дело было совершенно в другом – решался вопрос смотрибельности вида спорта. К тяжелому положению борьбу привела не политика, а нерациональное президентство бывшего руководителя ФИЛА Рафаэля Мартинетти. Перемены напрашивались еще до всеобщего оглашения проблемы. Кстати, я на встрече с Владимиром Путиным предсказывал их появление. К счастью, ситуацию удалось спасти. Уже после "СпортАккорда" 2013 года, когда борьбу вместе со сквошем и бейсболом с софтболом оставили в числе трех видов – претендентов на включение в программу Олимпийских игр-2020, стало понятно, что ее шансы очень высоки. Но к политике это не имеет никакого отношения.

– На недавней сессии МОК в Монако фильм о допинге в России, показанный немецким телеканалом ARD, никак не обсуждался. Что о нем говорили в кулуарах?
– Об этом даже никто не думал. Это никому не интересно.

– Но фильм вызвал большой резонанс…
– В МОК – нет. Вот пример: случайно оказавшись за одним столом с президентом ИААФ Ламином Диаком, я поинтересовался его мнением по поводу этой ситуации. Он только пожал плечами и сказал, что никакой официальной информации нет.

– На ваш взгляд, этот фильм – часть политической игры?
– Я считаю, он связан с политикой. Кому-то это интересно.

– При этом в следующем году российское представительство в МОК сократится…
– Старейший член МОК Виталий Смирнов в силу возрастных ограничений потеряет статус действующего члена, но останется почетным. Сейчас он открывает и закрывает каждую сессию, как раньше это делал Жоау Авеланж. И, я думаю, это право останется за ним. А в остальном – ну что поделаешь? Мы можем получить новые места разве что за счет руководителей международных федераций. А вот заменить Смирнова и меня, когда подойдет срок, на других россиян нельзя. Я, кстати, свое место получил благодаря Хуану Антонио Самаранчу. Он отдал мне одно из своих, "резервных", в 1994 году за определенные заслуги. В тот год СНГ выиграл Олимпийские игры в Лиллехаммере, а МОК была нужна сильная Россия.

– А Баху сейчас нужна сильная Россия?
– Думаю, нужна. Чем больше конкурентоспособных стран, тем лучше для МОК.

– У четырехкратного олимпийского чемпиона Александра Попова, который был избран в Международный олимпийский комитет через комиссию спортсменов, срок членства истекает в 2016 году. Он каким-то образом может остаться в МОК?
– Сложно судить. Реальных шансов очень мало. Только если руководство МОК что-нибудь не придумает.

– Например, не предложит напрямую? Раньше были случаи…
– Сейчас такого уже нет.

– А Елена Исинбаева может претендовать на включение в МОК после Рио-2016 через ту же комиссию спортсменов?
– Маловероятно. Дело в том, что и у других стран очень много достойных кандидатов. Тем более тут никому ничего невозможно навязать – выбирают сами спортсмены. Ведь Попова в свое время избирали в статусе мировой суперзвезды. Он был кумиром для всех "плавающих" стран. Исинбаева же свой подобный период уже проскочила, хотя он длился очень долго. Сейчас появилось много популярных зарубежных спортсменов.

– Значит, Елене нужно выигрывать в Бразилии.
– А вот это – правильно! (Смеется.)

– Вы всегда хорошо общались с украинскими членами МОК – Валерием Борзовым и Сергеем Бубкой. Нынешняя ситуация повлияла на ваши отношения?
– Ничего не изменилось. С Борзовым мы даже сидим рядом. Меня выбирали 100-м членом МОК, его – 101-м. Хотя на последней сессии, во время обязательного представления, я шел 56-м, а Валера – 57-м. Пошутили, что слишком быстро двигаемся. Многих уже вынесли ногами вперед…

– Давайте все же закончим разговор на более оптимистичной ноте. Что пожелаете читателям "СЭ" в Новом году?
– Сначала я хочу пожелать побольше оптимизма вам, журналистам. Вы – уникальные люди, благодаря вам растет интерес к спорту. Так что – успехов во всех начинаниях! Нашему спорту – побольше побед. А всем семьям – добра, счастья, покоя и веры в светлое будущее.


Система Orphus

Комментарии