11 декабря, воскресенье Время на сервере 14:57
Теннис: Все новости

Правила жизни Ли На

10 июня 2011, 12:59 | Автор: Юлия Ниткина | Источник: Sports.ru | Главное фото: Getty Images
Правила жизни Ли На

Первая азиатская победительница турнира «Большого шлема» Ли На рассказывает о тяжкой доле надежды китайского тенниса, храпящем, но любимом муже, скрываемой на родине татуировке и мечте «старой женщины».

Я с детства мечтала выиграть турнир «Большого шлема». Тут некоторые говорили, что я уже стара, – конечно, мечту старой женщины исполнить нелегко! Немногие могут выиграть турнир «Большого шлема».

Впервые китайский игрок выиграл турнир «Большого шлема». Это большой толчок для китайского тенниса. Может, теперь Китай станет как Швеция – вырастит много первых ракеток мира.

Если на «Уимбдоне» я выступлю неудачно, возможно, обо мне уже и забудут к тому времени, как я вернусь в Китай. Знаете, такие уж времена.

Думаю, эту игру показывали в Китае, и возможно, ее смотрели дети, которые подумали, что однажды смогут сделать то же самое или даже нечто большее.

Когда твой муж тебя тренирует, это не способствует отношениям. Становится довольно трудно общаться: на корте он твой тренер, а за пределами корта – муж. К тому же после того, как в течение трех лет по 24 часа в сутки проводишь вместе, устаешь.

При 0:3 в третьем сете даже я сама не верила, что смогу победить. Но я подумала: ладно, это всего лишь один брейк, если я верну его, то еще смогу побороться. Не знаю, как мне удалось выиграть шесть геймов подряд. Может, это потому что мой муж ушел с матча.

Я не понимала, то ли после Australian Open я изменилась, то ли другие игроки стали играть лучше в матчах против меня.

После Австралии я неделю провела дома. Я не знала, как там ко мне отнесутся люди. Сейчас я знаю, что мой муж там известнее, чем я. Когда мы вместе куда-то шли, все говорили: «Смотрите, это муж Ли На. А, Ли На тоже тут». Когда я была одна, меня никто не узнавал, – только с мужем.

Я не нервничала. Я никогда не нервничаю. Сегодня все меня спрашивали об этом. Но для меня это был обычный матч. Я не думала о том, что это финал, – просто первый матч.

Я не понимаю, почему на финальном матче вдруг оказалось столько китайских «тренеров», которые давали мне указания с трибун во время матча. Они могут говорить, но не во время розыгрышей же.

Хочу потратить время на себя, а не на страну. Не знаю, насколько меня обсуждают в Китае. Надеюсь, совсем чуть-чуть.

Моя игра на месте, но мне еще необходимо обрести психологическую устойчивость.

Родионова каждый раз пытается разговаривать с судьей и вывести из себя соперника, поэтому я просто не хотела слушать, что она говорит. Я думала о себе. Мы же соперничаем в теннисе, а не в разговорах.

Каждая теннисистка хочет стать первой ракеткой мира, и я не исключение. Это моя цель, и для ее достижения мне необходимо еще упорнее работать, играть агрессивнее и еще сильнее поверить в себя.

Совершенно нормально выигрывать и проигрывать матчи, и я не понимаю, почему меня каждый раз после поражений спрашивают о давлении. Сегодня Шарапова проиграла, может, вы и у нее спросите о психологических проблемах?

Вчера я впервые обыграла Шарапову, был такой потрясающий для меня вечер. Должно быть, я просто забыла, что у меня сегодня матч.

Если бы в детстве у меня была возможность выбора, я бы не стала теннисисткой. Меня заставляли заниматься теннисом, сначала родители, потом администрация провинции и национальное спортивное руководство. Мне нравится, как дело обстоит сейчас. В прошлом спортивное начальство диктовало свои условия, и мне ничего не оставалось, как подчиняться. Сейчас у нас есть право выбора, и это очень важно.

Мне нравится пляж в Майами. Мне просто нравится гулять по нему. Я иду туда не за тем, чтобы веселиться до ночи, потому что у меня тренировки. Мне нравится ходить на пляж, потому что там можно поесть в хорошем ресторане, полюбоваться видами и вернуться в отель. Я же не парень, поэтому мне там делать почти нечего.

Очень многие спрашивают меня про татуировку. На ней изображена роза и сердце. Ей уже восемь лет. Раньше я всегда закрывала ее и не показывала. В Китае если у человека есть татуировка, о нем будут думать, что он не очень хороший человек.

Моему мужу не нравится моя татуировка. Когда я ее сделала, он сказал: «О нет. Не шути так». Целый день он даже не разговаривал со мной.

Теннисная федерация Китая больше думает о женском теннисе, потому что в нем легче добиться успеха. Мужской теннис очень силен, а вот хороших теннисисток в мире не очень много.

Я просыпалась каждый час из-за храпа мужа, поэтому разбудила его и сказала: «Хватит храпеть, я не могу спать». А муж просто велел мне успокоиться. Я спросила у него: «Как? Как я могу успокоиться, если я не могу уснуть». Он пробормотал: «Хорошо», – и уснул, совсем забыл про меня. А утром он спросил, как мне спалось. В общем, сегодня он будет спать в ванной.

Может быть, другие китайские теннисистки плохо говорят по-английски, поэтому и кажется, что они более закрытые. Я думаю, если бы вы понимали по-китайски, вы бы услышали много шуток и от них.

Если бы я хотела ребенка, я бы сначала ушла из тенниса и полностью посвятила бы себя семье. Я не такая сильная, как Ким Клийстерс. Не уверена, что после родов я смогла бы вернуться на корт.

Я часто подшучиваю над своим мужем, но на самом деле, я скажу так: «Не важно, толстый ты или тощий, красивый или страшный, я всегда буду с тобой и всегда буду тебя любить».

Люди не видят, сколько теннисисты трудятся. Они видят только победы на «Шлемах» и чеки на огромные суммы. Люди не видят, что стоит на пути к этой цели.

Не думаю, что моя мама смотрела матч. Я еще не разговаривала с ней. Но обычно, когда она видит, что я играю, то тут же выключает телевизор, потому что иначе она слишком нервничает. Вряд ли что-то изменилось в этот раз.


Система Orphus

Комментарии