06 декабря, вторник Время на сервере 20:50
Теннис: Все новости

Николай Давыденко: "Дочку назвали Екатериной"

11 мая 2012, 12:00 | Автор: Владас Ласицкас | Источник: "Спорт-Экспресс" | Главное фото: AFP/Getty Images
Николай Давыденко:

30-летний россиянин, который в среду во втором круге супертурнира в Мадриде проиграл Рафаэлю Надалю, рассказал о том, как изменилась в последнее время его жизнь.


- Результат матча с Надалем - 2:6, 2:6 - по делу? - первый вопрос к экс-третьей, а ныне - 54-й ракетке мира.


- Против Надаля на грунте очень сложно что-то создать. Особенно если ты находишься не в лучшей форме, не можешь как следует выполнить первую подачу и после нее не пытаешься сразу атаковать в углы. Без сомнения, Рафе сложнее играть со мной на хардовом покрытии, где я обыгрывал его несколько раз. А вот на земле ситуация иная, что и понятно: Надаль - лучший игрок на грунте в мире. К тому же местные корты скользкие, контролировать движение ног очень непросто. Здесь удобнее играть в быстрый теннис, потому что как только ты даешь испанцу время, он сразу же этим пользуется. Я пытался рисковать на задней линии, но порой допускал ошибки и, как следствие, проигрывал геймы. Рафе эти корты тоже в принципе неудобны, и, если бы я поддавливал, ему было бы сложнее. Но я старался как мог.

- А выходя в Мадриде на корт против Надаля, вы вообще верили в то, что можете выиграть?

- Такой уверенности не было. На данный момент, даже если я играю не с Надалем, то не знаю до конца, могу ли победить. Уверенности в себе нет, она приходит только с успешными матчами. Конечно, в любой встрече пытаюсь выиграть, но, с другой стороны, понимаю: того, что у меня сейчас есть, недостаточно для успеха.

- Судя по вашим словам, местные синие грунтовые корты вам не понравились.

- Корты здесь все абсолютно разные. На центральной арене меньше песка - она скользкая, зато отскок ровный. А вот на менее значимых кортах грунта больше, но беда с отскоком. Да, носки теперь после матчей синие, а не красные, как это обычно бывает, но дело ведь не в цвете, а в том, как организаторы подготовили сами корты. Если бы они все их сделали одинаково хорошими, никаких претензий у игроков не было бы.

- В вашем первом матче в Мадриде против хорвата Иво Карловича, да и в игре с Надалем было ощущение, что вы по-прежнему испытываете дискомфорт в плече.

- Да, проблемы с плечом меня никак не отпускают, сколько ни пытаюсь от них избавиться. В декабре проходил курс лечения, но, по словам врачей, чтобы полностью избавиться от боли, плечо надо лечить два месяца. Однако тогда я бы пропустил начало сезона, после чего войти в ритм было бы очень сложно. Проблема с плечом меня сильно беспокоит - выходя на корт, не понимаю, сколько времени могу в итоге выдержать. В геймах на своей подаче стараюсь меньше рисковать и начинаю подавать со средней скоростью.

- Уже совсем скоро, после Roland Garros, станет понятно, кто будет играть на Олимпиаде в Лондоне. Если вы попадете туда по рейтингу, поедете на Игры?

- Пока не знаю. Хочу дать себе еще один шанс в выступлениях на травяном покрытии и поэтому планирую хорошо подготовиться к Уимблдону. Мне надо понять, как я буду двигаться на траве, смогу ли там себя комфортно чувствовать. Если при всем при этом на Уимблдоне я выступлю неудачно, то отправляться на Игры бессмысленно. Зачем дергаться, когда понимаешь, что шансов нет? Просто так даже на Олимпиаду ехать не хочется. Я лучше это время с ребенком проведу.

- Но после Уимблдона у вас в расписании стоит серия грунтовых турниров…

- Тренироваться и играть где-то надо, поэтому я и заявился в Штутгарт и Гамбург. Да, придется опять поменять покрытие, но соревновательная практика мне необходима. А уже где-то за неделю до старта Олимпиады я пойму, нужно мне играть в Лондоне или нет.

- Возникло ощущение, что на турнир в Мадриде вы приехали абсолютно один.

- Да, так и есть. Здесь в основном общался с другими теннисистами, а на матчах меня поддерживал австриец Оливер Марах, который выступал в парном турнире. Мы с ним часто тренировались.

- Недавно вы стали отцом, так что примите поздравления от "СЭ". Правда ли, что вы присутствовали при родах?

- Конечно. Причем ощущения испытал в основном стрессовые (улыбается). Даже играя в теннис, никогда не чувствовал такого стресса, как при родах. Но в первую очередь это, конечно, невероятная радость. Уже минут через пять после рождения дочки я впервые держал ее на руках! Безумно волновался, даже не знал толком, как нужно это делать, но мне вовремя подсказали. В итоге пока врачи заполняли нужные бумаги, я, наверное, час возился с дочкой и бродил с ней по больнице (улыбается). Было немного страшно - она же маленькая, я боялся сделать любое лишнее движение. Врачи изначально сказали нам, что роды, скорее всего, будут 9 апреля, но произошла задержка до 17-го числа. Через несколько дней я должен был играть турнир в Барселоне, но позвонил в ATP и сказал, что приехать не смогу. На тот момент все отошло на второй план.

- Как назвали дочь?

- Екатерина. Мы очень долго выбирали имя, которое сочеталось бы с отчеством и фамилией. В итоге сошлись с супругой на том, что Екатерина Николаевна Давыденко звучит красиво.

- А как лично вы перенесли эти девять месяцев беременности супруги?

- Я выступал на турнирах, и жена при этом была со мной. Ирина перестала ездить на соревнования только в последние два месяца. Конечно, я переживал, что и как, но супруга сама контролировала ситуацию и делала это очень здорово. Последние три недели перед родами я провел дома и, естественно, как мог заботился о ней. Мы вместе ездили к врачу, я пытался угодить Ирине во всем и на этот период времени стал, можно сказать, мужчиной-домохозяйкой (смеется).

- То есть теперь теннис отходит на второй план?

- Мне уже 30, и это в любом случае постепенно происходит. Но я держусь как могу и продолжу играть, пока рейтинг позволяет попадать в основные сетки турниров. Как только перестану попадать - уйду.




Система Orphus

Метки: Mutua Madrid Open
Комментарии
Аля21 11.05.2012 в 16:11 | #35471 | Комментарии 509
Правильно Коля , ехать надо максимум первой 20-30 рейтинга, а остальным там делать нечего