11 декабря, воскресенье Время на сервере 16:51
Теннис: Все новости

"На корте доброта только мешает"

30 октября 2015, 15:40 | Автор: Владимир Рауш | Источник: "Спорт-Экспресс" | Главное фото: Роберт Максимов

Словацкий тренер восходящей звезды российского тенниса Дарьи Касаткиной – о русских подопечных и особенностях женской психологии.

За стремительным взлетом 18-летней Дарьи Касаткиной, которая начинала сезон в районе четвертой сотни, а в нынешнем рейтинге WTA занимает 73-е место, стоит именно этот человек. Владимир Платеник тренирует юную россиянку почти год, и за это время достиг огромного прогресса. В интервью обозревателю "СЭ" словацкий специалист рассказал, что стоит за успехом его подопечной.

– Как вы познакомились с Касаткиной?
– Нас свел ее менеджер. Он предложил поработать с Дашей, меня это заинтересовало. Дело в том, что я предпочитаю тренировать как раз молодых теннисисток. Большинство опытных игроков уже привыкли к стереотипам, сломать которые непросто. Молодые же еще питают уважение к тренеру, готовы слушать его указания, и работа с ними получается более плодотворной.

– Что вас заинтересовало при первой встрече?
– Мне понравился стиль игры, которым уже тогда отличалась Касаткина. Она не лупила по мячу изо всех сил, как делают многие ее сверстницы. Это вообще бич современного женского тенниса – бить быстро и сильно, но при этом ни о чем не думать. Даша была другой: она очень хорошо чувствовала игру, умело меняла ритм. Для тренера такие качества бесценны. Я могу научить человека бить ракеткой по мячу, но умение читать игру дается от рождения. Кроме того, Даша – хорошо воспитанная, скромная девушка. Про таких говорят: золото, а не человек. Она настолько милая, что на нее практически невозможно сердиться.

– Какие сильные стороны, помимо чувства игры, отличают вашу подопечную?
– Она владеет великолепным форхендом с лифтингом (удар открытой ракеткой с подъемом мяча. – Прим. "СЭ") – для женского тенниса это большая редкость. Но самое главное – это ее желание работать и прогрессировать. Это проистекает от воспитания, которое Даша получила в семье. Я очень надеюсь, что она не успокоится на достигнутом.

– Чего недостает вашей подопечной?
– Касаткина сама по себе – очень добрый человек. Это порождает недостаток агрессивности на корте и недостаточную уверенность в себе. Перечисленные выше качества ей нужно развивать. До недавнего времени Даша очень мало выступала на крупных соревнованиях. Это и понятно: когда я взял ее, она была четырехсотой в мире и выступала только на маленьких турнирах. Сейчас она стала более опытной. Да и последние успехи – такие, как на "Кубке Кремля", – должны вселить дополнительную уверенность.

– Судя по тем матчам, что я видел, ваша подопечная совсем не страдает излишней робостью.
– Такая проблема имела место. Просто я пытаюсь убедить Дашу, что она ни в чем не уступает даже тем соперницам, которые стоят в рейтинге значительно выше ее. Что разница между ними не столько в уровне игры, сколько в менталитете. Но доказывать это надо не на словах, а на деле. Именно поэтому Касаткина в нынешнем сезоне провела большое количество разных турниров и спаррингов. Отыграла много тяжелых матчей, в том числе – и против мужчин. Когда она обнаружила, что может бороться даже с ними, это придало ей уверенность. И сейчас робости у нее ни перед кем нет.

– Касаткина очень сильно удивила всех, дойдя на недавнем US Open до третьего круга. Вы хотя бы в глубине души верили в такой успех?
– Тренеру, который не надеется на успех, нечего делать в спорте. Но утверждать, что я ставил именно такую задачу, не буду – это было бы неправдой. Даше в Нью-Йорке немного повезло, хотя она целиком заслужила эту удачу. Весь сезон мы провели на земле, поскольку все 25-тысячники, в которых мы обычно участвуем, проводятся именно на этом покрытии. В плане подготовки к US Open, который проходит на харде, это было далеко не идеальный вариант. При перелете в США возникли новые проблемы, наш рейс был отменен. Наконец, перед самым турниром Даша приболела. Тем не менее, на выступлении это никак не сказалось – наоборот, только подстегнуло ее.

– Предстоящее межсезонье станет для вас очень важным периодом. На чем планируете сосредоточить особое внимание в процессе подготовки?
– Прежде всего, Даше нужно улучшить точность ударов. Во время важных матчей, когда напряжение очень велико, она должна четко знать, как и куда бить. Продолжим работу над бэкхендом – мы уже немало занимались им, но резервы еще остаются. Плюс тактика – будем смотреть видеозаписи ее матчей на последних турнирах, разбирать их.

– Касаткина – далеко не первая российская теннисистка, которую вы тренируете. Это стечение обстоятельств?
– Абсолютно. Я никогда не обращался к спортсменам с предложением о сотрудничестве, это всегда была инициатива игроков. Все началось с Доменики Цибулковой, которая под моим руководством стала одной из сильнейших теннисисток мира. На мою работу обратила внимания Надежда Петрова, которая стала следующей моей ученицей. Потом на меня вышли представители Ксении Первак, Дарьи Касаткиной....

– Что объединяет Петрову, Первак и Касаткину, кроме национальности и языка?
– У них нет ничего общего, каждая совершенно индивидуальна как человек и теннисист. Надя была очень эмоциональным и временами нервозным игроком, укротить ее стоило больших усилий. С другой стороны, у нее были все предпосылки для выступлений на высочайшем уровне – отличные физические данные, великолепная подача, мощный бэкхенд. Мы работали над очень многими вещами и совместными усилиями смогли вернуть ее на 13-е место в мире. Теннис Ксении Первак был построен на надежных действиях в защите. Она отличалась крепкой психикой, которая помогала в наиболее напряженные моменты матча. Не паниковала, могла подержать мяч в игре. Касаткина из всех троих – пожалуй, наиболее талантливая. Она еще очень молода, я сам пока не вижу ее потолок.

– Ваша совместная работа с Петровой продолжалась очень недолго. Что стало причиной?
– Возник определенный конфликт, можно сказать – недоразумение. Но я не испытываю к Наде негативных чувств, о чем и сказал журналистам, которые меня об этом спрашивали. К сожалению, менеджер Петровой интерпретировала мои слова совершенно по-другому. Она подала всю историю так, что я плохо выразился в адрес теннисистки. Это только усугубило ситуацию. Петрова – великолепный игрок, наше сотрудничество длилось около года и было достаточно успешным. Мне очень жаль, что все случилось именно так.

– Вы производите впечатление жесткого человека. Каких принципов придерживаетесь в теннисе?
– Знаете, для меня не стоит задачи любой ценой сохранить работу. Я сам профессионально занимался теннисом, был девятым юниором мира и отлично знаю, что нужно для качественной игры. К сожалению, далеко не все спортсмены способны соблюдать дисциплину для достижения высоких результатов. Многим не хватает необходимой силы характера и терпения. Поначалу они еще держатся, но по истечении определенного времени перестают быть восприимчивыми, и прогресс прекращается. В таком случае сотрудничество лучше закончить. Мне проще снять с себя ответственность за игрока, чем заниматься тренировками, которые не принесут никакой пользы.

– Вашими подопечными в основном являются женщины. Работа с ними сильно отличается от тренировок мужчин?
– Это совершенно разные вещи. Мужской теннис более разнообразен, его ведущие представители владеют огромным количеством ударов – укороченными, спинами, кроссами... Кроме того, психология мужчин более рациональная: если не выходит план "А", они переходят к плану "В" или "С". Женщины оценивают ситуацию по-другому. Большую роль в их сознании играют эмоции. Первая вещь, которая настает у них в такой ситуации, – это паника. Игра тут же разваливается, все тренерские установки идут к черту. Соответственно, на первый план выходит психологическая подготовка. Хороший наставник по ходу тренировочного процесса должен научить свою подопечную включать различные режимы. Часто случается, что теннисистка отказывается следовать рекомендациям. Некоторые из них рассуждают так: я могу действовать только таким образом, и никак иначе. Тогда возникает проблема. Я, конечно, могу приспособить тактику на матч к привычному стилю ученицы. Но в таком случае она не будет развиваться и никогда не раздвинет рамки своей игры.

– Получается, в женском теннисе психологические качества превалируют над физическими?
– Голова важнее тела не только в женском – в любом теннисе. Я всегда сравниваю наш вид спорта с шахматами. С одного форхенда можно сыграть миллион вариантов, как и за доской. Разница только в том, что в шахматах вам не нужно бегать и на принятие решения вы имеете гораздо больше времени. У нас же игрок должен выбрать правильное продолжение комбинации за десятую долю секунды, да еще и находясь в движении.

– Вы так здорово все объясняете. Может, дадите ответ и на вопрос, почему с теннисом связано такое количество выходцев из маленькой Словакии? Скажем, мама знаменитой Мартины Хингис переехала в Швейцарию из Кошице. Супруга Роджера Федерера, бывшая теннисистка Мирка Вавринец – тоже ваша соотечественница.
– Этот список можно продолжать и продолжать. Родители восходящей звезды мирового тенниса Белинды Бенчич – тоже словаки. Нашу страну представляет и личный тренер Джоковича Мариан Вайда. Это все потому, что в бывшей Чехословакии теннис был очень развит. В каждом даже самом небольшом городе имелась масса клубов, записаться куда мог практически любой. Существовала и хорошо продуманная система воспитания юниоров. Лучшие игроки регулярно проводили централизованные сборы и постоянно находились под присмотром опытных тренеров. С распадом страны система поиска и поддержки талантов исчезла, сейчас каждый пробивается самостоятельно. Соответственно пошли на убыль и успехи словацкого тенниса. Сейчас его в основном представляют тренеры, а не игроки.


Система Orphus

Комментарии