04 декабря, воскресенье Время на сервере 02:46
Теннис: Все новости

Марк Калкман: Между нами разница в 20 лет, но вы ее преодолеете очень быстро

30 июля 2012, 15:08 | Автор: Всеволод Кевлич | Источник: Sapronov-tennis.org | Главное фото: Reuters
Марк Калкман: Между нами разница в 20 лет, но вы ее преодолеете очень быстро

Колясочный теннис в Голландии уже давно не воспринимают чем-то диковинным. В стране с населением около 17 миллионов человек более двух миллионов членов теннисных клубов, что автоматически делает их членами Королевского теннисного союза. А в теннис на колясках играют более 1000 человек. Из которых 750 зарегистрированы, и могут играть в соревнованиях различного уровня. Цифры впечатляющие. С них мы и начали разговор с тренером, который воспитал практически все новое поколение голландских колясочников, Марком Калкманом.
 
- Марк, что Вы увидели в Украине? Где мы, а где сегодняшний развитой колясочный теннисный мир?
- В Голландии колясочный теннис стартовал в 1992-м году. То есть, 20 лет назад. За эти годы весь спорт сделал стремительный рывок вперед. Новые технологии, новые материалы, оборудование, фармацевтика… Вы пока находитесь на начальной стадии развития. Но то, что Вы сделали за 4 года своей работы, заслуживает уважения. Я увидел правильный подход к организации, прежде всего общения с членами секции. Вы совершенно точно подходите к определению ребят, как обычных спортсменов. Им это нравится, они сравнивают себя с теми, кого видят по телевизору. И стремятся быть такими же, как они – обычные спортсмены. Эта мотивация – одна из главных движущих сил в воспитании игрока-колясочника. Он должен понимать, что в нашем многогранном мире есть возможность для реализации у всех и у каждого человека в отдельности.
 
- Вы думаете, что многие люди могут поверить в себя? Наш опыт показывает, что далеко не все готовы начинать тренироваться. Считают, что это очень сложно, занимает много времени и отнимает много сил, но при этом не несет серьезной перспективы. Как с этим бороться?
- Это болезни начального этапа. Вы сделали хороший первый шаг, воспитав ту же Елену Шингареву. Ее достижения в рейтинге заслуживают уважения. Она может быть хорошим примером для следующих ребят, пришедших в секцию. И тех, кто еще придет. И я искренне удивлен, что Ваш Параолимпийский комитет отказал ей в ходатайстве перед международным комитетом о предоставлении Wild Card на лондонские игры. Не уверен, конечно, что Вам бы дали эту Wild Card, но в любом случае, это был бы хороший промоушен для Вашего проекта. И многие увидели бы, что для каждого в жизни есть шанс. Как следующий шаг, Вам нужно обязательно искать способных юниоров. В них – залог Ваших будущих успехов.
 
- Вы считаете, что эта группа теннисистов себя исчерпала?
- Отнюдь нет. Наоборот, я уверен, что к Олимпиаде в Рио де Жанейро, работая вместе по нашей программе, мы сможем подготовить одну женщину (уверен на 100%) и, возможно, одного мужчину. Пожалуй, еще и парную женскую комбинацию. И поверьте, я знаю, о чем я говорю. В Вашем случае можно быть уверенным в последовательности действий. В надежной поддержке секции меценатами. Тем более, что секцию поддерживают такие солидные руководители, как Михаил Добкин и Юрий Сапронов. И я вижу, с какой заботой они относятся к ребятам. Как хотят добиваться успехов. Я буду рад им помочь. И с удовольствием буду делиться накопленным опытом.
 
- Подготовка игроков на колясках наверняка энергетически очень затратна. Вы же столько лет работаете с этими ребятами. Где черпаете энергию?
- Конечно, это непросто. Возможно, мне легче, потому что у меня жена тоже колясочница. И я знаю, как и когда с кем обращаться. Но я вижу, как эти люди хотят научиться! Эти глаза невозможно не увидеть. И я знаю, что я им нужен. Они ждут моего совета. Человеку ведь важно, что он кому-то нужен, кто-то нуждается в его совете, опыте, помощи. И я получаю огромный возврат энергии назад. Разве я выгляжу уставшим? Для меня – эта работа и есть моя жизнь. А когда удается добиваться спортивных результатов – возврат энергии умножается в разы. Ведь здорово осознавать, что с 1988-го года, с Олимпиады в Сеуле, женская сборная Голландии завоевала все олимпийское золото, как в одиночном, так и в парном разрядах. Про Кубки мира тоже вспоминаю с радостью. Наша команда – выиграла его в этом году, там же в Сеуле.
 
- Раз уж мы затронули тему счастливых городов, не могу не спросить о том, чем стал Харьков для голландцев?
- С точки зрения результата команды – фиаско. С точки зрения голландских болельщиков – прекрасным откровением. Ведь у нас в Голландии об Украине ничего не было известно. Все ожидали увидеть мрачный отсталый постсоветский город. Но увиденное превзошло все ожидания. Сейчас у нас можно сказать «украинский бум». Многие с теплотой вспоминают дни, проведенные в Харькове. У Вас очень радушные люди. Цены очень приятные для обычного европейца. Про женщин промолчу. Они – несомненное Ваше украшение. Но мое сердце занято. Городская инфраструктура вполне удобна и презентабельна. Я благодарен Юрию Сапронову за то, что он пригласил меня в свой отель Superior. Здесь – просто шикарные условия. И я прекрасно провел время. Я жил в номере, в котором отдыхал игрок нашей сборной Рон Влаар. И я могу себе представить, как ребятам было выезжать из такого прекрасного места! Критиковать тренера – не тактично с моей стороны. Поэтому воздержусь от выводов.
 
- Но вернемся, все же, к цифрам. Откуда в Голландии столько членов национальной федерации? И кем федерация финансируется?
- У нас есть правило, по которому каждый теннисный клуб, а их в стране порядка двух с половиной тысяч, перечисляет определенный взнос в KNLTB (королевский теннисный союз Нидерландов) за каждого своего члена. Это на уровне всеобщего договора между федерацией и клубами. Это – базовая статья дохода федерации. Кроме нее есть спонсорские отчисления, а также доходы от турниров, которые проводит KNLTB. В общем, схема нехитрая, но она работает. Все-таки, Голландия небольшая страна, в которой больше 10 процентов населения является членами теннисных клубов. Это очень неплохой показатель. Он достигнут еще и потому, что клубы не гонятся за суперприбылью. Они работают на длинный результат. В среднестатистическом голландском клубе годовой взнос не превышает 900 ЕВРО. У Вас я вижу цены повыше. Возможно, поэтому не так много людей стремится стать членами клубов. Особенно, если задуматься над тем, что наши средние доходы пока не в Вашу пользу.
 
- И в чем может быть выход?
- В первую очередь в терпении и последовательной работе. Каждый в начале пути должен понимать, что невозможно, чтобы все пришло сразу. Так не бывает. Украине всего 20 лет. Она – молодая страна. Здорово, что Вы стремитесь быстро всего добиться. Поверьте, Вы со временем сократите отставание от Западных стран. Потому что скорость развития мира меняется. Ускорение происходит каждый год. И Вам просто не нужно метаться из стороны в сторону. Вы очень быстро преодолеете разницу в 20 лет, если будете терпеливо и напряженно работать. Но в теннисе это не так сложно. В объеме страны – гораздо сложнее. И дольше. Но законы работают те же. Мне интересно наблюдать развитие многих стран. Я часто бываю в самых экзотических уголках Земли. И вижу что, где и как происходит. Мне интересно сравнивать и познавать таким образом мир. И я желаю Вам быть последовательными. И все у Вас получится.
 
На этой философской ноте мы и закончили наше первое интервью с Марком Калкманом. Взяв с него обещание, что свое сравнение он будет проводить регулярно. Следующий раз уже в компании с ведущими игроками мира – его подопечными. Марк с радостью согласился вернуться в Харьков.


Система Orphus

Комментарии