08 декабря, четверг Время на сервере 04:59
Теннис: Все новости

Мария Кириленко: У Саши есть определенные особенности поведения, которые я не считала нужным дальше терпеть

25 июля 2014, 17:02 | Автор: Николай Мысин | Источник: "Советский спорт" | Главное фото: Ian Oland
Мария Кириленко: У Саши есть определенные особенности поведения, которые я не считала нужным дальше терпеть

Из-за проблем с коленом Мария Кириленко пропустила несколько месяцев и только-только набирает форму, чтобы вернуться в элиту женского тура. Корреспондент «Совспорт/Weekly» встретился с одной из самых очаровательных теннисисток мира, чтобы узнать о ее состоянии, планах на будущее и об отношениях с хоккеистом Александром Овечкиным.

Мы пересеклись с Марией после одной из ее тренировок на кортах ЦСКА в Москве. Правда, первыми из калитки, прикрывающей вход на арену, появляются… Елена Веснина и Екатерина Макарова. За ними – Маргарита Гаспарян. И лишь затем выходит сама Кириленко.

– Не удивляйтесь – мы здесь часто вместе тренируемся, – поясняет Мария. – Правда, кроме как на корте, почти нигде не пересекаемся: у девочек свой график, у меня – свой.

– Сейчас – лето, жара, несколько недель, свободных от турниров… А вы все равно работаете.
– Хватит, наотдыхалась уже в начале года, – смеется Кириленко. – Так что сейчас меня больше тянет к ракеткам и мячам, чем куда-нибудь к морю и пляжам. Готовлюсь к американской серии турниров, хочу успеть набрать форму получше – как физическую, так и игровую.

– Боли в колене больше не беспокоят?
– Стоит подумать, что травма осталась в прошлом, как тут же вылезают старые болячки, – вздыхает теннисистка. – Вот на этой неделе опять пришлось чуть корректировать свой тренировочный процесс. Но в целом это не так серьезно. Впервые за долгое время я могу нормально играть.

– Все же, помимо тенниса, на что-то времени хватает?
– Пока я в Москве, меня постоянно куда-то вытаскивают друзья. Что ни день – то новая программа. Вот недавно была на «Шоу на льду» – там моя знакомая раньше выступала. Видела Надежду Бабкину… Правда, не на коньках, конечно, а с микрофоном – она только пела.

– Пока в начале года не выступали из-за травмы, много нового вычитали о себе в Интернете?
– Я, если честно, не большой любитель что-то о себе читать. Тем более если это касается сплетен.

– То есть слухи, что вы в положении и не играете именно поэтому, прошли мимо?
– Да ладно – было и такое? – искренне удивляется Мария. – Нет, я ничего подобного не слышала. Фантазия у людей богатая, придумать можно все, что угодно. Я же вообще старалась не следить за всем, что касается тенниса. Когда начался Открытый чемпионат Австралии, попробовала посмотреть один матч… И поняла, что лучше не стоит. Меня так начало тянуть на корт, что стало невыносимо грустно и даже больно. Так что решила – пока лечусь, никакого тенниса. Даже по телевизору.

– И как проводили время?
– Не поверите, но поваляться на кровати полностью без дела у меня совсем не получалось. Каждый день был расписан по минутам – врачи, лечение, процедуры, занятия на специальных тренажерах… Восстановление и реабилитация отнимают не меньше сил и времени, чем матчи и тренировки. С другой стороны, и скучать было особо некогда.

– Все немного удивились, когда ни на «Ролан Гарросе», ни на Уимблдоне не увидели рядом с вами Александра Овечкина.
– А что такого? Во-первых, у Саши свой график. Ему надо было быть в Лас-Вегасе на церемонии награждения лучших хоккеистов НХЛ – он ведь снова стал лучшим снайпером сезона. Плюс ребята недавно выиграли чемпионат мира… Понятно, что он очень востребован сейчас и мы не можем быть постоянно вместе.

– Просто все привыкли, что, когда в хоккее межсезонье, Овечкин сопровождает вас на турнирах.
– Ну, значит, отвыкайте. Потому что есть и «во-вторых»: мы с Сашей больше не вместе, – огорошивает таким признанием Мария. – Это было мое решение – расторгнуть нашу помолвку.

– Дело в фотографиях Овечкина с гимнасткой Каролиной Севастьяновой, которыми сейчас пестрят соцсети?
– Поверьте, за эти годы я видела столько фотографий Саши в обществе девушек, что успела к этому привыкнуть. Это нормально, мы публичные люди, с нами часто хотят сфотографироваться. Я приняла для себя решение расторгнуть помолвку задолго до того, как появились эти снимки. Называть их основной причиной разрыва просто смешно – после трех лет из-за одной фотографии пары не расходятся. Есть куда более весомые причины. Говорить о них подробнее не буду. Но, скажем так, уже ни для кого не секрет, что у Саши есть определенные привычки и особенности поведения, которые я не считала нужным дальше терпеть. Желаю ему дальнейших спортивных успехов. Ну а мне надо сосредоточиться на собственной карьере.

– Где ждать вашего следующего матча?
– На турнире в Цинциннати. Потом поеду в Нью-Хэйвен, дальше – US Open.

– Про Цинциннати Екатерина Макарова как-то емко сказала: «Живешь у хайвея, играешь у хайвея, смотришь только на хайвей». Такой вот живописный город.
– Это в точку! – смеется Мария. – Бывают места и поинтереснее. Я лично больше всего люблю турниры «Большого шлема», потому что они проходят в крупных городах, столицах. Всегда есть куда выбраться, на что посмотреть, как провести время. Хотя с годами уже не так обращаешь на это внимание. Раньше были какие-то предпочтения, где хочется сыграть – поближе к Европе или к Америке.

– Помните первый выезд за границу?
– Конечно! Мне было лет восемь, и я занималась в «Динамо». Школа тогда организовала нам двухнедельный сбор в Тель-Авиве. Вот мы, девять девочек в маленьких шортиках, с рюкзачками на плечах, впервые без родителей отправились в Израиль… Впечатлений было масса. Может, поэтому мне до сих пор нравится эта страна. Как, кстати, и Индия, где я впервые играла еще по юниорам. В самом начале профессиональной карьеры в Хайдерабаде доходила и до полуфинала, и до финала.

– Тяжело ребенку, начавшему ездить по зарубежным странам, концентрироваться на теннисе, а не на новых местах?
– Мне в принципе было не тяжело. Да, ярких впечатлений хватало, но все равно мы были сосредоточены на результате. И я больше переживала из-за поражений, а не из-за того, что не успела что-то посмотреть, где-то сфотографироваться. Помню, когда мне было 16 лет, Евгений Кафельников помог мне получить wild card на турнир в португальском Эшториле. И пришел поболеть за меня с трибун. А я проиграла в первом же круге и потом бежала за ним, кричала: «Женя, извините, что не сумела победить!».

– Сувениры собираете?
– Магниты из разных городов. Собрала столько, что дверца у холодильника скоро, наверное, отвалится. Надо купить новый, побольше, – смеется Кириленко.

– Московский Кубок Кремля в вашем личном календаре стоит на особом месте?
– А как же! Во-первых – это единственный домашний турнир. Во-вторых – последний турнир в сезоне. В принципе уже осенью на соревнованиях в Азии все игроки ходят как вареные и говорят только о предстоящем отпуске – кто куда поедет и чем будет заниматься. И в Москве мысль о том, что еще пара дней – и можно будет отдыхать, проявляется только сильнее.

– Тяжело не отвлекаться на такие раздумья? И как вы вообще чувствуете себя на домашних кортах?
– Всегда по-разному. За первые пять лет на Кубке Кремля я не выиграла ни одного матча в одиночке. Меня словно зажимало на площадке, и не удавалось показать хороший теннис. Потом появился какой-то опыт, все стало получаться гораздо лучше – я выиграла титул в паре, дошла до финала в одиночке в 2010-м… Правда, уступила тогда Вике Азаренке. Но, может, моя мечта о победе в Москве еще осуществится.

– В детстве не успели поработать в «Олимпийском» боллгерл?
– Чего нет, того нет, – вздыхает Кириленко. – Хотя, если честно, очень хотела. Но как-то не срослось.
На Машу всегда приятно смотреть - и когда она блистает на корте, и когда красуется в вечерних платьях на красной ковровой дорожке

– В финале «Ролан Гарроса» впервые сыграла румынка Симона Халеп, на Уимблдоне – канадка Южени Бушар. Нет ощущения, что в женском теннисе полным ходом идет смена поколений?
– Так и есть. Те имена, которые мы привыкли видеть в десятке, скоро из нее исчезнут. Ничего страшного – болельщики выучат новые.

– И Серена Уильямс тоже перестанет быть первой ракеткой мира?
– Вот уж не знаю. Но когда-то же это должно случиться? – улыбаясь, разводит руками Мария.

– Вам самой не страшно? Ведь вы – как раз из того поколения, которое сейчас теснят более молодые звезды.
– Да я вообще не из пугливых. Было, конечно, немного странно наблюдать за взлетом девочек, которые еще недавно считались середняками. Тем более он пришелся как раз на тот период, когда я не играла из-за травмы. Та же Южени Бушар резко прибавила буквально за последние полгода! Но это не значит, что я готова испугаться, бросить все и завершить карьеру. За свои победы я еще поборюсь.

– Можете оценить жертву Халеп?
– Какую? А, вы об этом, – Мария не сразу вспоминает о том, что Симона в 18 лет уменьшила себе грудь с шестого размера до третьего, чтобы было легче передвигаться по корту. – Ну, видите – значит, она готова на все ради результата. Даже поступиться частью женской красоты… Честно говоря, мне сложно что-то еще сказать по этому поводу.

– А что заставляет вас работать дальше – тем более после серьезной травмы?
– Знаете, после стольких лет в теннисе сложно просто щелкнуть пальцами и – раз – уйти из спорта. Я слишком привязана к этой жизни. И, если честно, меня немного пугает то, что ждет меня после завершения карьеры. Я ведь пока не представляю, чем можно заниматься.

– Выйти замуж, родить ребенка…
– Это понятно, но должно быть что-то еще. Сейчас у меня есть теннис. Есть тот адреналин, который испытываешь при борьбе на корте. Я нашла себя в этом спорте, но в чем еще искать себя, пока не представляю. Так что ближайшие пару лет постараюсь провести в Туре. 


Система Orphus

Комментарии