10 декабря, суббота Время на сервере 09:55
Теннис: Все новости

Елена Веснина: Шоколад – не единственный антидепрессант. Устоять перед туфлями сложнее

15 февраля 2012, 12:15 | Автор: Кирилл Благов | Источник: Sports.ru | Главное фото: doodoo.ru
Елена Веснина: Шоколад – не единственный антидепрессант. Устоять перед туфлями сложнее

Елена Веснина – лучшая россиянка в парном рейтинге WTA прямо сейчас – мечтает выиграть золото лондонской Олимпиады. Кирилл Благов поговорил с теннисисткой о звездных индусах, макаках на корте, чизкейках на ночь, московской неделе моды, бой-френдах и французских скрипачах. А также предложил сыграть за сборную России по керлингу на Олимпийских играх в Сочи.

Саня, Индия, макаки

- На открытом чемпионате Австралии вы довольно удачно выступили в паре и в миксте. Никогда не было мысли полностью сосредоточиться на этих разрядах, найти постоянных партнеров и выносить всех подряд?
– Нет, для меня приоритетными были и остаются выступления в одиночном разряде. Я не теряю надежды попасть в первую десятку и выиграть крупный турнир, поэтому в моей подготовке уклон делается именно на одиночные выступления. Пара и микст – это своеобразный бонус. Концентрироваться на этом стоит, только если уже возраст не позволяет рассчитывать на что-то хорошее в одиночном разряде – когда уже не хватает сил, и начинают мучить травмы. Сейчас у меня мыслей таких даже не возникает.

- Смысла делать так на самых крупных турнирах тоже нет? Выиграть все турниры Большого шлема в паре – разве не круто?
– Это действительно круто, но при этом не менее сложно, чем добиться чего-то в одиночном разряде. Сейчас в паре конкуренция только растет: формируются крепкие пары из хороших одиночных игроков, парные игроки постоянно прибавляют, в первую очередь – во взаимопонимании. Так что это не так просто – достойных пар очень много, все время появляются новые, и выиграть тяжело даже какой-то один турнир Большого шлема, не говоря уже о четырех. Да, нет ничего невозможного, но это опять же вопрос приоритетов – для меня в теннисе сейчас важнее другое.

- И в паре, и в миксте вы играете с индусами – Саней Мирзой и Леандером Паесом. Как вообще это получилось?
– Абсолютное совпадение. С Саней мы договорились играть пару в прошлом году. Уже не помню – то ли я, то ли она меня спросила о планах на турниры в Дохе и Дубае. У меня как раз не было определенности с Верой Звонаревой – ей было сложно играть пару из-за большой загруженности, да и травмы на нее тогда навалились – поэтому мы с Мирзой договорились попробовать. Получилось неплохо, и мы решили продолжать. А перед Уимблдоном Саня спросила, не хочу ли я поиграть микст с Махешем Бхупати. У меня тогда не было задачи найти себе какого-то звездного супер-напарника, поэтому согласилась попробовать играть с ним, и в итоге мы дошли до финала. Примерно также получилось и с Паесом – он предложил играть вместе перед US Open. К тому моменту Махеш уже начал готовиться к Олимпиаде и наигрывал микст с Саней, поэтому я осталась без напарника и с радостью согласилась играть вместе с Леандером. Тогда мы остановились в полуфинале, а сейчас в Мельбурне дошли до финала. Очень жаль, конечно, что уступили.

- Вы писали в твиттере, что с ребятами из Индии не бывает скучно. Самая запоминающаяся история с их участием?
– Давным-давно я вместе со своей командой улетала из Индии, у нас на руках были билеты, но когда мы подошли на регистрацию, нам сказали, что эти места уже проданы кому-то другому, самолет чуть ли не переполнен – в общем, без вариантов. В тот день это был последний рейс, и если бы мы не улетели, я не успевала бы на следующий турнир. Но оказалось, что этим же рейсом летит Саня, а эта авиакомпания тогда была ее спонсором. Она увидела, что у нас какие-то проблемы, спросила, что произошло, а потом подошла к менеджеру и сказала, что мы в любом случае должны улететь на этом самолете. После этого вариантов не было уже у авиакомпании – нас посадили на этот рейс.

Саня, конечно, суперпопулярна в Индии. Она рассказывала, как в Нью-Йорке ехала в такси вместе с отцом, за рулем был индус – сначала присматривался, а потом обернулся и спросил: «Вы случайно не Саня Мирза?» И тут, пока она не сообразила, что к чему, отец уже ответил: «Да-да, это Саня». Что тут началось! Таксист поднял на уши всех родственников, тут же рассказал о встрече родителям, попросил ее поговорить со своей женой по телефону. И такое с ней случается практически везде, где бы она ни была – настоящая звезда.

- Многие теннисистки остаются недовольны Индией, когда играют там. Как эта страна вам?
– Я в Индии не была уже довольно давно, последний раз – лет пять назад, наверное. Там действительно довольно сложные условия для подготовки. Сильная жара, постоянная боязнь отравиться, заболеть, везде висят предупреждения, вплоть до того, что зубы приходится чистить минеральной водой из бутылок, ну и вообще много непривычных вещей. Например, в Бангалоре вокруг сооружения с кортами росли деревья, и по ним лазили макаки, иногда они даже спускались и сидели на последнем ярусе трибун. Как-то во время матча макака увидела, что у одной из девочек в сумке лежит банан, спустилась к самому корту, стащила его и побежала обратно. Болл-бои рванули за ней, пытаясь отнять этот банан, и их остановило только то, что эта девочка сказала: «Хватит, хватит, я все равно не буду его есть». Так что в Индии никогда не знаешь, что с тобой может случиться в следующий момент.

Москва, Шарапова, чизкейк

– Неделя в Москве со сборной России. Как это было?
– Получилось, что я прилетела позже всех. Возможно, не в лучшем состоянии, но в случае чего была готова заменить одну из девочек. Можно сказать, была на подхвате – помогала разминаться, отрабатывать какие-то элементы, всегда находилась рядом. Смотреть потом за матчами со стороны очень тяжело. Сидишь на трибуне, переживаешь, но в то же время понимаешь, что самое большое, что можешь сделать – просто поддержать и подбодрить девчонок. Гораздо проще, когда зависит все от тебя.

– Какие у вас отношения с Марией Шараповой? Не сложилось ощущения, что она была слишком замкнута?
– Мы с Машей общаемся, но не могу назвать нас близкими подругами. В этот раз она была такой же, как и всегда – достаточно открытой, общительной. Просто для Маши психологически всегда очень тяжело возвращаться играть в Москву – у нее же несколько раз здесь не получилось, она из-за этого переживала, хотела изменить эту традицию. Может быть, из-за этого могло показаться, что она замкнута или что-нибудь в этом духе. Но, на мой взгляд, все было хорошо.

– Правда, что российских теннисисток больше интересует, какой имидж у них формируется на Западе, потому что именно там подписываются большие рекламные контракты?
– Конечно, на Западе теннис раскручен гораздо лучше, чем в нашей стране. У нас ведь практически невозможно представить, чтобы теннисистка рекламировала часы, какие-то напитки, что-то еще. А в Европе и Америке – это воспринимается как само собой разумеющееся, в это вовлечен каждый более-менее популярный спортсмен. Понятно, что у каждого индивидуальная ситуация, но такой фактор, как рекламные контракты, тоже играет свою роль.

– Чем занимали себя в свободное время, пока были в Москве?
– Я встречалась с друзьями. Сходили в кино, посмотрели «Схватку», но мне не понравилось – страшный, с плохим концом, я такое не люблю. Мне больше нравится кино, которое заставляет задуматься о чем-нибудь – чтобы можно было не только расслабиться, но и что-то новое для себя почерпнуть. Но при этом не люблю, когда все заканчивается какой-то неопределенностью, мне точно нужно знать: или все хорошо и все счастливы, или все умерли. Но получилось так, что мы сначала поужинали, а потом пошли в кино, и у нас выбора уже особо не было – или этот фильм, или «Одержимая», но это вообще ужасы.

– В какой ресторан вы обычно идете на ужин?
– Да в любой могу пойти, у меня нет каких-то определенных предпочтений по кухне, стараюсь только не мешать все в кучу. Люблю итальянскую, конечно. Когда была в Австралии, подсела на китайскую, хотя раньше не была ее фанатом. Еще нравится греческая – она сама по себе приятная, к тому же у меня дедушка грек. В Мельбурне опять же ходили в хороший греческий ресторан. Там, похоже, бывали все теннисисты, которые когда-либо играли на Australian Open: кругом фотографии Серены Уильямс, Новака Джоковича, но едва ли не главная звезда там – Маркос Багдатис, он буквально везде. В общем, покушать я люблю. Но, конечно, нужно держать себя в форме, поэтому я не могу позволить себе на ночь, например, макароны и чизкейк.

Чесноков, искусство, Монсенжон

– Среди ваших знакомых есть люди, которых принято называть творческой интеллигенцией – писатели, художники, музыканты?
– Главный человек, связанный с творчеством и искусством, которого я хорошо знаю, – это Андрей Чесноков. Он в этом очень хорошо разбирается, у него своя галерея есть на Большой Грузинской. Бывало, я увижу какую-нибудь картину, говорю ему: «Какая же красивая». Андрей подойдет, посмотрит и рассказывает: ужасная краска, написана халтурно – 50 долларов. То есть абсолютно другой взгляд. За границей он обязательно заглянет в антикварный магазин, присмотрит что-нибудь в свою коллекцию – для него это уже давно что-то особенное.

У Андрея много друзей, связанных с искусством. Познакомил меня с известным французским скрипачом и режиссером Брюно Монсенжоном – он еще в прошлом году приезжал в Москву, у меня родители были в восторге от его концерта в зале имени Чайковского. Еще много рассказывал про талантливого музыканта Валерия Соколова. Это все очень интересный опыт, тем более, иногда бывают моменты, когда хочется успокоиться и просто послушать классическую музыку – а тут ты еще и что-то об этом знаешь.

– Сейчас спортсмены все больше обращают внимание на молодых российских дизайнеров. Вы заглядываете на показы условного Александра Терехова?
– Специально – нет. Разве что в октябре прошлого года я была на неделе моды в Москве. Правда, показ, на который пригласили, как-то быстро прошел, минут пять всего, я даже поначалу не разобралась, что к чему. Но мне все равно понравилось, новые впечатления – это всегда хорошо.

Керлинг, Сочи, антидепрессанты

– С вашей поездкой в Лондон этим летом есть какая-то определенность?
– Здесь все станет известно ближе к «Ролан Гаррос», именно после этого турнира закрывается заявка на Олимпиаду. Чтобы отобраться в команду в одиночном рейтинге, нужно быть как минимум в топ-15, а в паре – в топ-10. На самом деле серьезная конкуренция есть не только в России – поехать на Олимпиаду и выиграть медаль для своей страны хотят все.

– Правда, что вас приглашали играть за сборную России по керлингу, чтобы вы могли принять участие в Олимпиаде в Сочи?
– Кто вам такое сказал? Нет, я даже ни разу не играла в керлинг, но попробовать было бы интересно.

– Представляете, сколько людей в Сочи придет посмотреть на это?
– Наверное, придут посмотреть, не сошла ли я с ума. Просто одно дело – любительский турнир, а другое – Олимпиада, здесь нужно быть профессионалом и стараться побеждать, а не развлекаться. Даже если я буду год перед этим тренироваться – не уверена, что выйдет что-то толковое. Наверное, во мне говорит в первую очередь спортивный максимализм, но такую ситуацию я правда представить не могу.

– Вы говорили, что любите теннис за насыщенность – в таком темпе некогда впадать в депрессию. Когда это все же случается, что вас спасает?
– Прежде всего – поддержка со стороны близких людей. Самые обычные слова поддержки очень хорошо разряжают обстановку. Когда понимаешь, что в тебя верят, желание работать возвращается само собой. А в качестве приятного дополнения – конечно, шоппинг и шоколад, но у меня все это в меру. То есть я не считаю шоколад единственным антидепрессантом, наедаться сквозь слезы не буду. Хотя вот перед туфлями на высоком каблуке бывает очень тяжело устоять. Мама каждый раз спрашивает – ну куда еще? Просто получается, что я их в лучшем случае два раза за год надену, а потом они просто валяются дома – в Сочи или в Москве.

– Кто входит в вашу команду и постоянно ездит вместе с вами на турниры?
– Папа – самый главный и незаменимый в моей команде, он всегда ездит со мной. Плюс в прошлом году мы начали работать с Андреем Ольховским, он тоже с нами. Ну, а людей, которые постоянно ездили бы с нами просто в качестве болельщиков, нет.

– Бойфренд Елены Весниной. Каким должен быть?
– Не знаю, как объяснить. Когда встречаешь человека, который близок тебе по духу и во всем тебя понимает, не так важно, например, чем он занимается. Добрый, честный, порядочный – вроде обычные качества, но они очень важны для меня. И, конечно же, мужественный.

– Почему, кстати, вы больше не блондинка?
– Просто захотелось чего-то нового, решила поменять цвет волос. В принципе, я довольна результатом, мне нравится. Но кто знает – может, уже завтра утром я проснусь и снова захочу стать блондинкой.



Система Orphus

Комментарии