10 декабря, суббота Время на сервере 15:47
Теннис: Все новости

"Дайте в атлетике разобраться профессионалам"

17 ноября 2015, 09:02 | Автор: Андрей Кульянов | Источник: Газета.Ru | Главное фото: gazeta.ru

Президент Федерации тенниса России и член Международного олимпийского комитета Шамиль Тарпищев в интервью «Газете.Ru» дал свою оценку разразившемуся скандалу с российской легкой атлетикой, прокомментировал итоги Кубка федерации, а также рассказал о ситуации в мужской и женской сборных страны.

Теннисистки сборной России в минувшие выходные уступили команде Чехии в гостевом финале Кубка федерации — 2:3. Два очка россиянкам принесла Мария Шарапова, победившая в одиночных встречах, а в решающем парном поединке Елена Веснина и Анастасия Павлюченкова уступили чешкам в трех партиях, выиграв первую из них. С обсуждения этого противостояния и началась беседа с Шамилем Тарпищевым.

— Финал Кубка федерации подвел итог сезону в женском теннисе. Какое впечатление оставил он у вас?
— Я думаю, что мы проиграли во многом «свой» матч. Но если говорить в целом о годе, то надо признать, что в полуфинале Германия была сильнее нас. Нам сказочно повезло, что мы ее обыграли — в основном из-за ошибок наставниц немецкой команды.

Что касается матча с Чехией, конечно, нам несколько не повезло, что Екатерина Макарова выбыла, причем это произошло за сутки до жеребьевки, и менять что-либо реально было невозможно. Все-таки Макарова — Веснина у нас пара олимпийская, и она более сыгранна, более надежна была бы, чем то сочетание, которое получилось.

Что касается Шараповой, то она сыграла выше всяких похвал. Это настоящий профессионал по отношению к делу.Я думаю, что в течение года ее лихорадило и четвертое место (по итогам сезона в мире) она заняла в силу того, что меньше других соперниц играла. По качеству, стабильности игры она должна быть второй.

По матчу могу сказать, что не обошлось и без наших ошибок. Надо учесть, что у нас Мыскина все-таки молодой тренер. Не хотелось бы говорить об ошибках, но если смотреть по трем матчам сезона, они были, хотя их можно было и избежать.

— Они были в конкретных поединках или в определении самого состава на матчи?
— Вначале мы имеем возможность заявить «полуторный» состав, потому что можно его поменять за сутки. Не всех, конечно.

Дело в том, что есть вещи, которые должны быть страховочными. В силу каких-то нелепых вариантов и выпадения игроков из состава. Они должны присутствовать, но этого не было.

Где-то нам повезло, пусть и относительно. Например в матче с польками, который мы по праву, по силе выиграли — Кузнецова и Шарапова сыграли очень сильно. Но, допустим, Кузнецова, выиграв один матч, считала, что она уже второй не играет. Как это? Такая чисто морально-психологическая ситуация. А если надо?

Есть такие вещи, о которых я не очень хочу рассказывать, они должны быть внутри команды. Но реальность такова, что мы, мое полное убеждение, обязаны были выиграть финал.

— Что касается самой заявки на финал. Многие говорят об отсутствии там Светланы Кузнецовой, которая в конце сезона находилась в хорошей форме.
— Для меня это странновато, потому что, когда она показала свой график, я Свете сказал: ты должна быть в команде, играть, потому что все может быть, ты обязана быть готова к этому матчу. Но у нее внутренний релакс уже присутствовал, хотя Мыскина является ее личным тренером. Ну как?

Я считаю, что есть пять игроков, которые должны были готовиться в команде, это мое полное убеждение. Реально — и страховка была бы, и возможности. Но и при том составе, который был, мы обязаны были выиграть.

— Сейчас говорится, что в следующем, олимпийском сезоне не стоит призывать в национальную команду ведущих теннисисток, чтобы не нарушать их график и подготовку к участию в Играх.
— Полная ерунда. Это необоснованное высказывание. Нужно смотреть график турниров, нужно смотреть, кто попадает на Олимпийские игры.

Одна из сложностей, что попадание на Игры идет голо по рейтингу. Это значит, что три спортсменки конкурируют за попадание на Олимпиаду. И если им не хватает пять-семь-десять-двадцать очков в споре между собой, то потеря из-за Кубка федерации двух недель соревнований может быть чревата.

Допустим, для Шараповой абсурдно играть, потому что у нее все турниры сконцентрированы в Америке. А мы играем в Европе: первый круг с Голландией, второй — тоже (с победителем матча Франция — Италия).
Шарапова — человек, который борется за первое место. А на следующий год все может быть — и Серена Уильямс может быть уже не такой, и конкуренция со второго по шестое место в рейтинге приблизительно одинаковая. Там каждая неделя на счету.

А если из Америки едешь играть в Европу, а потом возвращаешься, то практически теряешь месяц, значительную часть тура. Конечно, это неразумно.

А если ты играешь в Европе и матч попадает между европейскими турнирами, никто меня не переубедит, что нужно не играть Кубок федерации. Надо смотреть календарь спортсменок, смотреть турниры, куда они заявлены.

Тут есть сложность, потому что индивидуальный календарь делается раньше, чем проходит жеребьевка Кубка федерации. И он делается блоками, выстраивается методически, рассчитывается форма спортсмена.
Сложный матч, как, например с Германией или с Чехией, он, конечно, выбивает из сезона. Но мы играем с Голландией. По логике — ничего страшного здесь нет.

Ясно, что всем не угодишь, но почему не играть составом, который может побеждать, я не знаю...

— Насколько я понимаю, из наших ведущих теннисисток только у Павлюченковой есть необходимое количество матчей за сборную, чтобы выступить на Олимпиаде...
— Неправильно. Есть еще правило. Мы, допустим, заявляем один и тот же состав на Кубок федерации, у нас есть еще пятый спортсмен, который не играет там, но он не лишается права выступить на Олимпийских играх. Он просто не должен отказываться играть (в матчах Кубка федерации).

Или кто-то молодой зацепился за место в рейтинге в последний момент, а мы его не брали в команду. Почему он не может сыграть на Олимпиаде?Это серьезный критерий для ведущих наших спортсменок. Но есть еще группа теннисисток, допустим, с 25-го по 60-е места в рейтинге, и, если кому-то из-за участия в Кубке федерации не хватает десятка очков для попадания на Игры, а туда едет другой, это тоже абсурд.

Вот в чем проблема. Например, Макарова — Веснина — пара, которая на Олимпиаде борется за медали. И если Веснина не попадает в четверку (лучших россиянок по рейтингу. — «Газета.Ru») и не едет на Олимпиаду, Макарова остается без партнера.

— В мужской сборной нет таких, все-таки приятных, проблем выбора. Может так получиться, что наших теннисистов не будет на Олимпиаде?
— Насколько я понимаю, сейчас трое могут попасть туда — Теймураз Габашвили, Андрей Кузнецов и Евгений Донской.

— Они трое в сотне рейтинга АТР, но начало сезона для них еще должно хорошо сложиться.
— Там в сотне человек 20 испанцев, из которых в Рио попадет четыре. Отнимайте еще 16 мест.

Здесь важность в чем. Та четверка, которая очень прилично играет из нашей молодежи — Андрей Рублев, Карен Хачанов, Аслан Карацев и Роман Сафиуллин, — в Кубке Дэвиса мы их обкатываем, но с большой долей вероятности на Олимпиаду они не попадут.

Молодежь играет нестабильно: то блеск, то треск. Реальность такова, что они могут быть сильнее тех, кто на Игры попадает, но сами туда попасть не могут.Но мы не гонимся за этим. На Олимпийских играх мы рассчитываем, что Шарапова и Макарова — Веснина на две медали претендуют. А что касается молодых, искусственно тащить их в топ-80, заставить играть всех подряд против методики, чтобы они набирали очки, насиловать организм не стоит.

В Кубке Дэвиса они набираются опыта, а тренеры имеют возможность наблюдать за их игрой в матчах, играющихся подряд. Когда Рублев в матче с Испанией проиграл Томми Робредо, мы около четырех часов разбирали, что он должен был делать в каждый конкретный момент. Но когда мы его ткнули носом в конкретные эпизоды, которые уже прошли через него, в третий день он был уже совсем другой — сыграл, конечно, неидеально с Пабло Андухаром, но процентов 30–40 того, что было сказано, усвоил.

— Вы упомянули о надеждах на Шарапову и Макарову с Весниной. Если касаться нашей сборной в целом, не считаете ли, что из-за сложной ситуации с легкой атлетикой будет давление на другие спортивные федерации по выполнению медального плана на Игры?
— Нет. Мы давно от этого ушли. Теоретически он существует. Но в одном из текстов президент (России на встречах по спорту. — «Газета.Ru») сказал такую классную вещь: мы не сильнее многих, но главный показатель во многих видах спорта, чтобы ты вышел на площадку и отдал себя полностью. Это главный результат на будущее. А не медаль.

— Как члену Международного олимпийского комитета как вам видится ситуация с российской легкой атлетикой и что ее ждет в перспективе?
— Если не политизировать, то правильно сказал президент МОК Томас Бах: российской стороне нужно работать с WADA (Всемирное антидопинговое агентство. — «Газета.Ru»). Позиция МОК известна: он не рассматривает никакие ситуации, если они не выходят из стен международных федераций.

В том, что происходит, мне не нравится то, что это раздуто и идет дальнейшее размусоливание миллиона вариантов того, что может быть. Это нагнетает атмосферу, от этого ситуация не становится лучше.
Надо спокойно относиться к факту того, что что-то произошло, и дать время компетентным организациям — министерству, Олимпийскому комитету, антидопинговым структурам — довести до ясности понимание того, что происходит.

Любое домысливание ни к чему хорошему не приводит! Дайте разобраться с двумя международными организациями, определиться во взаимных точках соприкосновения. Или не определиться — тогда уже можно быть агрессором или лояльным.Сейчас уже написано столько, что у многих это вызывает аллергию. Тут должна быть какая-то золотая середина. Можно, конечно, обсуждать, почему нас зацепили, а других нет. Но уже вброшено то, что не должно быть вброшено, а мы это размусоливаем. Мы сами себе вредим.

— То есть обсуждение должно быть только внутри организаций?
— Должны быть компетентные организации, которые в этом как-то задействованы. А в диалог вступили все, которые не понимают ни сути, ничего. А все равно выступают.Когда скажут, что вы на 200% виноваты в том-то и том-то, — это другой разговор. Сейчас этого нет.

— Это официальная позиция нашей страны: многое из того, в чем предъявляются обвинения, имеет слабую доказательную базу.
— Смотрите сами: возбудили уголовное дело против экс-президента IAAF Ламина Диака. Мы что-то знаем, что там возбудили?

— Нет, эта часть отдана на расследование французской полиции...
— Значит, та сторона не выдает всю глубину того, что произошло. У всех, не только у нас.
Сейчас много вопросов. Пока нет конкретики, нужно воздержаться от комментариев. Потому что мы можем просто усугубить ситуацию.

— По принципу: право хранить молчание, а то, что будет сказано, может быть использовано против вас?
— Может, это специально кинуто, откуда мы знаем? И ждут, куда мы доползем.

Участвовать должны наши ведомства, которые должны докопаться до сути и предъявить аргументы: что так, что не так и что делать дальше.


Система Orphus

Метки: Тарпищев
Комментарии