05 декабря, понедельник Время на сервере 23:38
Теннис: Все новости

Борис Беккер: "Надаль - это "Реал", Федерер - "МЮ", Сафин - "Спартак"

06 апреля 2012, 15:09 | Автор: Владас Ласицкас | Источник: "Спорт-Экспресс" | Главное фото: Татьяна Дрогутина, "Спорт-Экспресс"
Борис Беккер:

Самый молодой чемпион в истории Уимблдона, увы, уже далеко не молод - в ноябре ему исполнится 45. Недавно Борис Беккер побывал в Москве, и корреспонденту "СЭ" повезло взять у него интервью, из которого вы узнаете, что знаменитый теннисист думает о Евгении Кафельникове и Марате Сафине, почему он не стал тренером и как его угораздило стать фанатом сразу двух футбольных команд - "Баварии" и "Челси".

Вcтречу с Беккером мне назначили в библиотеке гостиницы "Украина". Привычная легкая небритость, курточка с эмблемой Уимблдона (турнира, который Борис впервые выиграл в 1985 году 17-летним мальчишкой) и обворожительная улыбка по-прежнему оказались при нем.

Беккер приехал в Москву на благотворительный аукцион фонда "Федерация", оказывающего помощь детским больницам и детским домам. За 35 минут беседы - а она состоялась перед отъездом экс-первой ракетки мира на мастер-класс, который был одним из лотов аукциона, - Борис несколько раз отвлекся: сказал что-то своему агенту, попросил официанта принести кофе и загляделся на поцелуй влюбленной московской пары. Кстати, разговор наш начался именно с темы любви.

- Борис, вы были в Москве в те сентябрьские дни 1995 года, когда Россия по-настоящему влюбилась в теннис. Произошло это после того, как в полуфинале Кубка Дэвиса Россия - Германия Андрей Чесноков, отыграв девять матчболов, сломил сопротивление Михаэля Штиха в пятом сете пятой решающей встречи. Чесноков выиграл - 14:12.

- То, что для вас было счастьем, стало для нас настоящей трагедией. До сих пор помню молчание, воцарившееся в раздевалке после поражения: у нас не было ни сил, ни эмоций просто поговорить друг с другом. Можно сказать, что та победа Чеснокова фактически завершила историю выступлений моего поколения в Кубке Дэвиса.

Мы со Штихом не были друзьями, потому что в те времена часто соперничали на корте. Но иногда все же объединялись в команду - и в Кубке Дэвиса, и на Олимпиаде-92 в Барселоне, где завоевали золото в парном разряде. Но после неудачи в Москве наши пути окончательно разошлись, а то поражение отразилось на дальнейшей карьере Михаэля.

Это и впрямь был невероятный матч. Мне кажется, прежде в теннисе никогда не было ничего подобного, и не уверен, что когда-нибудь будет. Отыграть девять матчболов дано не каждому. А ведь если бы мы выиграли, то затем в финале дома сражались бы с американцами, за которых выступали Андре Агасси с Питом Сампрасом. Это мог быть самый грандиозный теннисный поединок в истории Германии, но до него дело так и не дошло.

- Кто из бывших лидеров российского тенниса вам ближе - Марат Сафин или Евгений Кафельников?

- Мне нравятся оба. Я сражался и с Маратом, и с Евгением. Сафин, когда был в настроении, просто сносил соперников с корта. Он мощно подавал и великолепно бил с отскока, только вот психологически был порой неустойчив. Кафельников же являлся одним из лучших теннисистов мира в игре на приеме. Евгения всегда нужно было именно обыграть - сам он матч никогда не отдавал. Не стоит забывать и про Чеснокова с Александром Волковым. У этих парней тоже был характер.

- Все ли они, на ваш взгляд, до конца реализовали свой потенциал?

- Ты всегда выигрываешь столько, сколько заслуживаешь. Конечно, Сафин благодаря своей мощи и габаритам был одним из самых талантливых игроков своего поколения. Но если бы побеждать было легко, только талантливые ребята и выигрывали бы титулы. Помимо таланта надо еще упорно работать, быть одержимым и до конца сконцентрированным на том, что ты делаешь.

- То есть талант - это не самое главное?

- Для меня талант - это одержимость своей работой. Хотя многие воспринимают значение этого слова немного иначе.

- На данный момент и в России, и в Германии есть теннисисты, которые входят в первую полусотню мирового рейтинга, а суперзвезд пока не видно. В чем причина?

- Понимаете, не существует какой-то одной системы, которая наверняка поможет вырастить успешного игрока. К тому же для любого теннисиста очень важно найти правильного тренера. Мне в этом плане крупно повезло, как, наверное, и Сафину. Так что в любом случае федерациям надо начинать работу с хорошей тренерской программы, в которую будут вовлечены подходящие для этого люди.

- Тренерская работа - это не для вас?

- В последние два года своей профессиональной карьеры я вместе с федерацией тенниса Германии создал юниорскую команду. Именно из нее в большой спорт вышли такие игроки, как Томми Хаас и Николас Кифер. Но постепенно тренерская работа начала отнимать у меня все больше и больше времени. Ведь с игроками надо находиться рядом практически круглые сутки, а у меня в тот момент была молодая семья, и я хотел проводить больше времени с близкими людьми. В итоге, проработав с этой юниорской командой порядка пяти лет, я сказал руководителям федерации, что хочу сконцентрироваться на личной жизни.

Сегодня ситуация повторяется. Я дружу с семьей Энди Маррэя и другими теннисистами. Порой они звонят и спрашивают мое мнение по тому или иному вопросу. Я даю какой-то совет, но времени быть с ними постоянно у меня нет. Есть ли у меня знания, которые будут полезны игрокам? Да. Могу ли я помочь молодежи? Абсолютно точно. Но при этом у меня в жизни есть более важные вещи - моя семья.

- Своих детей в теннис не отдадите?

- Я хочу, чтобы они занимались спортом, поскольку это важно для развития человека. Но профессиональными спортсменами им при этом становиться не обязательно.

- Вы когда-нибудь встречали теннисиста, который хоть немного напоминал бы вам Бориса Беккера?

- Никогда.

ГЛАВНЫМ СОПЕРНИКОМ ДЖОКОВИЧА СЧИТАЮ ФЕДЕРЕРА

- В 2005 году авторитетный журнал Tennis Magazine опубликовал список сорока лучших игроков Открытой эры. Знаете, какую строчку вы в нем занимаете?

- Нет. Какую?

- Восемнадцатую.

- Мне всегда тяжело давались сравнения игроков разных поколений. Многие сейчас называют лучшим теннисистом последних лет Роджера Федерера. А как определить, был ли он лучше, скажем, Пита Сампраса? И если Сампрас, например, считается лучше Бьорна Борга, был ли он лучше австралийца Рода Лэйвера? Сравнивать очень тяжело. К тому же этот список наверняка составляли люди, которые вряд ли играли в теннис на самом высоком уровне и не знают, каково это - выиграть Уимблдон или Roland Garros. Так что я не участвую в подобных сравнениях и доволен своим местом в теннисной истории.

- Считаете ли вы, что Новак Джокович на данный момент лучший в мире?

- Сейчас - да. Он даже в этом сезоне уже многого добился: выиграл Australian Open, турнир серии Masters в Майами и вполне может рассчитывать на то, что закончит и этот год в звании первой ракетки мира. Его главный соперник на данный момент - Федерер, а не Рафаэль Надаль. Раньше в физическом плане Рафа выглядел намного лучше, чем сейчас. А если ты не на сто процентов готов, то играть на столь высоком уровне невозможно.

- Согласны с тем, что в XXI веке рубеж в тридцать лет - это практически закат карьеры для любого теннисиста?

- В большинстве случаев, да. Но при этом посмотрите на того же Федерера. На мой взгляд, если человек находится на высшем уровне порядка шести-семи лет, то затем, независимо от возраста, неизменно наступает спад. Я выиграл свой первый Уимблдон в 17 лет, а в 24 начал ощущать усталость и определенное опустошение. Федерер начал играть на топ-уровне примерно в 22 года, и в 29 он столкнулся с первыми по-настоящему серьезными проблемами. Зато сейчас, после спада, Роджер возвращается. Теперь нечто подобное наступает у Рафы. Этот год для испанца будет невероятно сложным. У Джоковича, который выиграл свой первый турнир "Большого шлема" в Мельбурне четыре года назад, все это, скорее всего, еще впереди.

- Вы не будете отрицать, что сейчас теннис стал более профессиональным видом спорта, чем в ваши годы? Вокруг игроков постоянно толпятся тренеры, физиотерапевты, массажисты, агенты.

- Я бы не стал называть это "более профессиональным", но команды игроков действительно заметно расширились. Причина в том, что в теннис пришли огромные деньги. В наши годы там тоже крутились приличные суммы, но тогда к спорту относились в первую очередь именно как к спорту, а не как к бизнесу. Раньше игроки были более независимыми, и потому встречалось очень много по-настоящему ярких личностей. Не сомневаюсь, что если бы я сейчас играл в теннис и был первой ракеткой мира, то мое окружение стало бы очень большим. На данный момент все это является частью игры. Кстати, у меня у одного из первых в ATP Tour появился свой физиотерапевт, а также стрингер, агент и тренер, которые были вовлечены в мои ежедневные дела и путешествовали вместе со мной. Это была середина восьмидесятых годов, и мне очень нравится то время. Хотя и нынешнее поколение я прекрасно понимаю.

СОВРЕМЕННЫЕ ТИНЕЙДЖЕРЫ ДОЛЬШЕ СТАНОВЯТСЯ МУЖЧИНАМИ

- Не слишком ли большое влияние на игроков и теннис в целом сейчас оказывают крупные менеджментские компании и спонсоры?

- Мне кажется, нет. Судите сами. Сейчас теннисным миром, по сути, правят два человека - Федерер и Надаль. Если Роджер или Рафа чего-то хотят, то именно они это и получают, а вовсе не компании, которые за ними стоят. Джокович, который пытается к ним присоединиться, несмотря на звание первой ракетки мира, пока еще не добрался до подобного уровня влияния.

- Надаль давно акцентирует внимание на проблемах, существующих в ATP Tour, а Федерер по этому вопросу в основном отмалчивается. Швейцарца все устраивает?

- Давайте попробуем разобраться. Почему Рафа хочет, чтобы сезон стал короче? Стиль игры Надаля предполагает огромные энергозатраты, и он прекрасно понимает, что при нынешнем длинном календаре вряд ли будет играть после тридцати лет. Поэтому Рафа и старается что-то изменить. Роджер же даже в 30 находится на высоком уровне, поскольку его стиль - классический, и он не так сильно, как испанец, изматывается по ходу матчей. Поэтому Федерера в принципе все устраивает. Видите, как все интересно бывает? Два лидера по-разному играют в теннис, а в итоге все обсуждают совершенно иные вещи. Разумеется, и Рафа, и Роджер пытаются делать то, что пойдет на благо теннису, но в первую очередь они думают о себе! И это вполне понятно.

- А какова ваша позиция в этом вопросе?

- Понятно, что сезон перегружен большим количеством крупных и обязательных турниров. Но те же самые проблемы обсуждались еще тогда, когда мне было 17. Так что по большому счету ситуация не меняется. Тот, кто играет первые роли на корте, тот и заказывает музыку за его пределами. Для Федерера 18-20 турниров в сезон - не проблема. Надаля же это не устраивает. Вот и посмотрим, чем закончится их заочный спор.

- Сейчас в первой сотне мирового рейтинга меньше пяти теннисистов моложе двадцати лет. И мы не видим на горизонте игрока, который мог бы, подобно вам, в 17 лет выиграть турнир "Большого шлема".

- Вы затронули очень хорошую тему, на которую нет однозначного и правильного ответа. Например, мне повезло: став профессионалом в 15 лет, я встретил Иона Цириака (многолетнего менеджера Беккера. - Прим. В.Л.). Он помогал мне психологически готовиться к различным ситуациям, которые могут возникать, в том числе и по ходу встречи. И я тренировал не только подачу и удары справа, но и свое мышление. Сейчас лишь некоторые тренеры обучают этому своих подопечных. Нынешнее поколение наставников не столь яркое, как предыдущее, оно не может дать молодым игрокам того, что в свое время получили от своих тренеров Бьорн Борг и Джон Макинрой. Чтобы стать успешными в своем деле, тинейджерам сначала надо стать мужчинами, но сейчас на это у них уходит больше времени, чем раньше.

- Четвертая ракетка мира британец Энди Маррэй, с семьей которого вы знакомы, недавно начал сотрудничество со знаменитым Иваном Лендлом. Но до сих пор складывается ощущение, что если Энди когда-то и выиграет свой первый турнир "Большого шлема", то это наверняка будет не Уимблдон, где на Маррэя оказывается очень сильное давление со стороны прессы и болельщиков.

- Не согласен. Я много раз видел Маррэя на Уимблдоне, где он доходил до полуфинала. Даже находясь под постоянным давлением со стороны, шотландец играет там очень хорошо. И это еще не предел.

ПРОЗВИЩЕ БУМ-БУМ ПРИДУМАЛ АМРИТРАДЖ

- Теннисный турнир Олимпиады-2012 пройдет именно на кортах Уимблдона. Это придаст ему определенного шарма или теннисистам все равно, на каком стадионе играть?

- В историческом плане Уимблдон для тенниса, возможно, самое важное место. Любой игрок, проходящий через ворота этого стадиона, ощущает и понимает величие арены. Забавно в первую очередь то, что за три недели до Олимпиады там же состоится Уимблдонский турнир. После этих соревнований игрокам не придется менять систему своей подготовки, что позволит многим теннисистам подойти к Играм в хорошей форме.

- Но по силам ли будет чемпиону Уимблдона выиграть следом другой важнейший турнир - Олимпиаду?

- Вполне.

- Слова человека, утверждающего, что он ни о чем не жалеет в своей жизни, звучат, как правило, неискренне. А как у вас с этим дело обстоит?

- Я жалею о том, что не выиграл ни одного турнира АТР на грунте. Я часто доходил до финалов, добирался в них до матчболов, но довести дело до победы ни разу не сумел. И сейчас понимаю, почему так произошло. Обычно я делал ставку на травяную часть сезона и турниры на харде. На грунте же особо не тренировался, и это было моей главной ошибкой.

- У вас было много прозвищ. Правда ли, что больше всего из них вам нравится Бум-Бум?

- Да, оно забавное. Кстати, меня так прозвали еще до того, как я впервые выиграл Уимблдон. В свое время в ATP Tour здорово играл Виджай Амритрадж из Индии, который не только был первым номером в своей стране, но даже снимался в одном из фильмов о Джеймсе Бонде. Когда мне было 17, мы однажды выступали вместе в паре, и 31-летний Амритрадж сказал мне: "Я никогда прежде не видел парня, который бьет, как ты. Ты мой бум-бум". Так за мной и увязалось это прозвище.

ВМЕСТО ФИНАЛА ЛИГИ ЧЕМПИОНОВ - ВЫПУСКНОЙ У СЫНА

- Известно, что кроме тенниса у вас есть еще одна спортивная страсть - футбол. Как получилось, что вы болеете сразу и за "Баварию", и за "Челси"?

- Начну с того, что в Германии любой мальчишка просто влюблен в футбол, и я не был исключением. Когда в 70-е годы прошлого века "Бавария" стала выигрывать подряд все трофеи, как в своей стране, так и в Европе, мне было около семи лет. И я, как и миллионы людей в те годы, наслаждался игрой Франца Беккенбауэра, Герда Мюллера, Пауля Брайтнера и Зеппа Майера. Благодаря тем легендарным футболистам я и начал переживать за мюнхенцев - стал членом фан-клуба и посетил сотни матчей. Многие годы спустя я даже вошел в совет директоров "Баварии" и определенное время был вовлечен во все то, что происходило внутри клуба. К сожалению, вскоре мне пришлось покинуть эту должность из-за нехватки времени.

Что касается "Челси", то около двенадцати лет назад у меня в Лондоне появилась квартира на улице Кингс Роад в районе Челси. Вскоре после этого буквально каждый день я стал натыкаться на футболистов этой команды. В итоге я решил, что сама судьба указывает мне на то, что я должен сходить и посмотреть матч с участием "Челси". Я пришел, мне понравилось увиденное, и наш роман с этим клубом начался. Большую часть времени я живу в Лондоне, от моего дома до "Стэмфорд Бридж" ехать на машине порядка 15 минут, так что меня и сейчас можно часто увидеть на арене.

- У вас никогда не возникало проблем с фанатами и прессой из-за того, что вы одновременно поддерживаете и английский, и немецкий клуб? Все-таки Англия и Германия в футболе - непримиримые враги.

- Эта вражда в большей степени касается матчей сборных. Конечно, когда играют национальные команды, то я, немец, поддерживаю подопечных Йоахима Лева. Что же касается клубов, то в том же "Челси" играл немец Михаэль Баллак, да и в "Баварии" есть легионеры. Здесь все перемешано, и нет никакой разницы, за команду из какой страны ты болеешь.

- Есть вероятность того, что "Челси" и "Бавария" сыграют в финале нынешнего розыгрыша Лиги чемпионов. За кого тогда будете переживать больше?

- Это будет сложный выбор, и я его еще пока не сделал. Давайте подождем - пусть они сначала выйдут в финал. (Улыбается.)

- Решающий матч состоится в Мюнхене, и у вас наверняка уже заказаны билеты на него...

- Да, с билетами проблем не будет, однако существует одно но. 19 мая, в день финала, у моего старшего сына Ноа - выпускной. Еще полгода назад он предупредил меня: "Папа, где бы ты ни был в этот день, ты должен приехать и быть рядом, поддержать меня. Все-таки я заканчиваю школу". Так что финал Лиги чемпионов я в любом случае пропущу.

- Вам не кажется, что владелец "Челси" Роман Абрамович слишком часто меняет тренеров команды?

- Конечно, хочется, чтобы у "Челси" был один тренер на долгие годы - как у "Манчестер Юнайтед" или "Арсенала". Секрет успеха любого великого клуба прост: если у тебя есть хороший тренер, то надо уметь переживать вместе с ним и взлеты, и падения. Ведь очень часто в поражениях виновен не только наставник.

Но желание Абрамовича мне тоже понятно. Роман хочет побеждать, мечтает о выигрыше Лиги чемпионов и поэтому старается, чтобы с клубом работал лучший на тот или иной момент тренер мира. За последние годы в "Челси" действительно были отличные тренеры - моим любимцем по сей день остается Жозе Моуринью. Хотя Карло Анчелотти - тоже отличный специалист, и я хотел, чтобы он продолжал работу с командой. Но некоторые вещи остаются за кадром. Мы не всегда знаем, что происходит в раздевалке или внутри коллектива. Видимо, у итальянца в отношениях с руководством или игроками что-то пошло не так.

- Как думаете, Моуринью еще вернется в "Челси"?

- Я на это очень надеюсь. Знаю португальца лично, он отличный парень. Думаю, что Моуринью в этом сезоне вместе с "Реалом" выиграет Лигу чемпионов. Поэтому, когда вы вспомнили про возможный финал "Челси" - "Бавария", я подумал: этого будет трудно достичь, ведь "Реал" и "Барселона" еще в строю.

ГУЛЛИТ ХОТЕЛ ЗАДЕРЖАТЬСЯ В "ТЕРЕКЕ" ПОДОЛЬШЕ

- Мне доводилось встречать фотографии, на которых вы в США завтракаете с семьей Руда Гуллита. Работу в "Тереке" никогда с голландцем не обсуждали?

- Мы подружились с Гуллитом еще в те годы, когда он выступал за "Милан". У нас с ним были общие спонсоры, мы часто встречались на различных рекламных мероприятиях, да и на турнире в Милане я много раз играл. Что касается "Терека", то Руд рассказывал о том, что это был интересный период в его жизни. Он даже хотел задержаться в клубе подольше, но не вышло.

- Кстати, сами вы в футбол играете?

- Раньше играл часто, в основном на позиции атакующего полузащитника. Поближе к чужим воротам (улыбается).

- Напоследок такой необычный вопрос. С какими футбольными клубами у вас ассоциируются четыре лучших теннисиста мира - Джокович, Надаль, Федерер и Маррэй?

- Новак - с "Црвена Звездой", ведь он из Белграда и он безумно любит Сербию. С Надалем, который родом из Каталонии, но болеет за мадридский "Реал", тоже все ясно. Федерер из Базеля, но он гораздо лучше, чем местный одноименный клуб, и больше напоминает мне "Манчестер Юнайтед". Маррэй же почему-то ассоциируется с "Манчестер Сити". Кстати, а какой самый популярный клуб в Москве?

- По количеству болельщиков - "Спартак". А что?

- Просто я подумал, с каким клубом можно связать фамилию Сафина. Теперь на сто процентов уверен, что Марат - это "Спартак".



Система Orphus

Комментарии
Denzell 06.04.2012 в 14:22 | #33912 | Комментарии 6738
Маррей - Манчестер Сити?! в принципе похоже)))