02 декабря, пятница Время на сервере 20:59
Теннис: Все новости

Неизвестный Марсело Риос

26 декабря 2008, 09:39 | Автор: Юлия Ниткина | Источник: Sports.ru
Неизвестный Марсело Риос
Мало кто из теннисистов демонстрировал талант столь удивительной красоты, как сегодняшний именинник Марсело Риос. Даже имя его звучит, как имя какого-нибудь легендарного актера позапрошлого века. Все, кто следил за теннисом последние 15 лет, вспомнят его особенный бэкхенд в прыжке, грациозные движения и особую ауру загадки на корте, а также репутацию отвратительного хама и грубияна. Каким же он был на самом деле?
Почему на корте он всегда выглядел грустным? Почему он так ненавидел общаться с прессой, с болельщиками и даже с другими игроками? Была ли его репутация всего-навсего попыткой защититься от повышенного внимания? Когда в апреле 2004 года он уходил из тура, он проиграл два сателлита (так раньше назывались турниры, ныне именуемые фьючерсами) и покинул корт без каких-либо прощальных церемоний, почестей или даже аплодисментов. По словам Стива Тиньора, «Мало кто мог поспорить с чилийцем в непопулярности. Он не хотел, чтобы его любили, и достигал этой цели без усилий. Вряд ли кто-то пожалел о его уходе».

Впрочем, есть и другие мнения. Спортивный журналист Скуп Малиновски, собравший отзывы большого количества людей из теннисных кругов о Марсело Риосе, приводит такую историю в исполнении победителя Australian Open Томаса Юханссона: «У всех ребят разное чувство юмора. Игрок, за которым мне действительно нравилось наблюдать, был Риос. Я думаю, он был одним из лучших игроков на все времена. Я помню, он однажды был должен играть с Томасом Мустером в Риме, и я видел пресс-конференцию перед матчем. Его спросили, как он собирается обыграть Мустера, который прежде проиграл всего 1 или 2 матча на грунте, и Риос сказал: «Да этот парень должен быть счастлив, если ему удастся выиграть пару геймов». И Риос вышел на следующий день и просто «убил» Мустера – 6:3, 6:1. Это невероятно. Мне очень нравилось наблюдать за ним. Нет, мне никогда не нравилось играть с ним, но наблюдать нравилось».

Когда же Юханссона спросили, почему же он не любит играть с Риосом, швед ответил: «Он умел заставить тебя чувствовать себя так, как будто ты первый раз стоишь на теннисном корте, понимаете? Он мог с легкостью «убить» любого, а мог позволить сыграть хороший матч». Удивительный отзыв о человеке, который в жизни не выиграл ни одного турнира «Большого шлема», не правда ли? Но обо все по порядку.

Марсело Риос родился в Сантьяго 26 декабря 1975 года. Он стал четвертым членом семьи, в которой к тому моменту уже имелись папа – Хорхе Риос, мама – Алисия Майорха и сестра – Паула. Папа был инженером и любил гольф, а мама была учительницей и любила теннис. В этой семье, в отличие от семьи Санчесов, главнее оказалась мама, но победил все равно теннис. Итак, в 9 лет Алисия решила отправить Марсело на теннисные уроки в местный спортклуб.

То, что мальчик талантлив, было сразу понятно, с этим никто не спорил. Сомнения вызывало его физическая конституция, не очень подходившая для успешной карьеры теннисиста. Он был невысокого роста, худенький и в детстве и юности имел ангельскую внешность – длинные волосы, высокие скулы и раскосые глаза, благодаря которым Риос в теннисном мире получил прозвище «Китаец». Однако, ребенок оказался чрезвычайно амбициозным. Пытаясь найти свой стиль игры, он пробовал, экспериментировал, выказывая удивительную смесь креативности и неподчинения канонам.

Вот, например, всем поклонникам российского тенниса хорошо известен бэкхенд Марата Сафина. Вместо того, чтобы ногами передвигаться в наиболее удобную позицию, он выполняет удар в прыжке. Ну, технические или стратегические преимущества сомнительны, но в удар вкладывается больше взрывной силы, а также можно варьировать угол за счет прыжка. Конечно, большинство тренеров считает это просто следствием лени, но в некоторых случаях это является необходимостью. Ведь придумал-то этот удар Марсело Риос, а у него не было ни двухметрового роста, ни физической мощи Сафина. Ему приходилось компенсировать это темпераментом, напором и прыжком. Кстати, Марат Сафин научился у Риоса не только прыгать при бэкхенде. Все же знают случай, когда Марат после особенно понравившегося ему розыгрыша… скажем так, шокировал зрителей. Так вот, именно таким образом Марсело Риос пытался распугать журналистов, снимавших его во время частной вечеринки в его поместье. А если серьезно, Сафин в 2004 году назвал Риоса «самым талантливым игроком на все времена».

Уже в детстве Риос стал безусловным теннисным фанатиком. Он жил с ракеткой в руке и играл с любым, кто хотел или просто соглашался с ним играть. Именно так и появился лучший на все времена (пока) чилийский игрок.

В начале 88-го года, он начал тренироваться в клубе Deportivo Universidad Catolica, а двумя годами позже отправился в академию Ханса Гильдемеситера, бывшего игрока АТР. Именно там он и встретил человека, который привел его к успеху – тренера по физической подготовке Мануэля Асторгу. В этом же году Риос оставил школу и решил закончить образование в платном учебном центре, специально созданном для будущих спортсменов и людей всяческих творческих профессий. Его отец согласился платить, но потребовал результатов. Марсело принял вызов, он был уверен, что скоро начнет зарабатывать теннисом.

В 1990 году семья Риосов отправилась во Флориду, США. Марсело захотел повидаться с человеком, которой помог становлению Андре Агасси, Пита Сампраса и Джима Курье – Ником Боллетьери. Боллетьери оценил талант юного чилийца, но сказал, что не может всерьез ставить на него, потому что он слишком тщедушен. Правда, несколько лет спустя Боллетьери лично стал тренером Риоса, который обзавелся кондоминиумом, где жил и тренировался, неподалеку от академии.

К 1992 году Марсело достиг цели, которую он перед собой ставил. Финалист Copa Milo Internacional, национальный чемпион и чемпион чилийского сателлита, вместе с соотечественником Габриэлем Зильберштейном он вышел в финал парных соревнований юниорского US Open.

А в 1993 году Марсело прорвало. С сомнениями было покончено, в тот год он выиграл юниорские US Open, Japan Open, Milo Cup, был полуфиналистом «Ролан Гаррос» и четвертьфиналистом Orange Bowl. Как итог, первый номер юниорского рейтинга в конце года.

В 1994 году Риос стал профессионалом. На первый же взрослый, настоящий турнир в Барселоне он получил специальное приглашение, и дебют получился многообещающим. На первом турнире АТР он прошел два круга. Неделю спустя Риос выиграл первый титул на челленджере в Дрездене и, поднявшись за сезон на 250 позиций в рейтинге (с 550 на 300), показал, что с адаптацией во взрослом туре проблем у него нет. В том же году Риос встретился лицом к лицу с самым большим вызовом для него – на центральном корте «Ролан Гаррос» ему довелось сыграть с великим Питом Сампрасом. Он проиграл в три сета, но при этом произвел такое впечатление на журналистов, что его сравнили с Джоном Макинроем, Майклом Чангом и заявили всему миру о рождении новой звезды мирового тенниса.

1995 год показал, что Марсело Риос готов рвануть к звездам. Титулы в Болонье, Амстердаме и Куала-Лумпуре позволили ему закончить год 25-м и найти нового тренера, под чьим руководством дальнейшей рывок к звездам и осуществлялся – Ларри Стефанки.

Год ушел на подготовку, причем в ходе подготовки в 1996 году Риос стал первым чилийцем, вошедшим в топ-10 по ходу сезона, а в 1997 полет к звездам, наконец, состоялся. Начав сезон 11-м, Риос был намерен к концу сезона непременно войти в десятку. Он выиграл всего один титул, но какой. Это был первый турнир серии «Мастерс» в его карьере. В Монте-Карло Марсело последовательно обыграл Андреа Гауденци, Альберта Косту, Магнуса Ларссона, Карлоса Мойю, а в финале Алекса Корретху. В конце сезона стал первым южноамериканцем закончившим год в топ-10, после эквадорца Гомеша в 1990. В этом же году стал единственным игроком в туре, который на всех 4 турнирах «Большого шлема» добрался до 4-го круга или дальше. Кстати, на «Уимблдоне» это был его лучшее выступление и практически невероятный для него успех, потому что он терпеть не мог играть на траве и даже высказывался в стиле, что «эта трава для коров и футбола». При этом он стал вторым чилийцем, добравшимся до четвертьфинала турнира «Большого шлема» после Риккардо Акуны в 1985.

98-й начался с победы в Окленде, а затем был первый в году, в карьере и в жизни (и второй в истории тенниса Чили, после Луиса Аялы аж в 1960 году) финал турнира «Большого шлема». Это был Australian Open, тот самый, который он проиграл Петеру Корде. Почему тот самый? Наверное, потому, что Петер Корда стал первым элитным теннисистом (подумайте, чемпион турнира «Большого шлема»), пойманным на допинге. Недаром блог Питера Бодо, посвященный теме допинга в теннисе, назывался «И как чувствовал себя Марсело Риос?» Дело в том, что в теннисе, в отличие от других видов спорта, результаты не пересматриваются. Имя Корды навсегда осталось записанным на скрижалях Australian Open, напротив него не стоит пометка «допинг», сейчас этот, с позволения сказать, победитель турнира «Большого шлема» благополучно соревнуется в ветеранском Delta-туре.

Как написал Бодо: «Риос имеет одну из самых странных и печальных историй в теннисе, и он остается самым лучшим игроком на нашей памяти, который никогда не выигрывал главных титулов. А что, если это просто случай, который перешел в привычку. Результаты в теннисе – всегда немного везение, а что, если у этого парня в тот момент отняли поворотную точку в его карьере?»

Да, так мы добрались до самого главного. В том году Риос выиграл Индиан-Уэллс, обыграв в финале Грега Руседски. Неделю он закончил уже третьим номером в рейтинге, и было понятно, что турнир в Майами должен был стать определяющим, на кону стояла первая строчка мирового рейтинга. Для этого Марсело должен был выиграть турнир и надеяться, что Пит Сампрас не дойдет до финала. По дороге Риос обыграл немцев Хендрика Дрекмана и Томми Хааса, а Сампрас между тем проиграл Уэйну Феррейре. В этот момент это был действительно пик карьеры Марсело Риоса, он играл невероятно. Швед Томас Энквист снялся с матча, проигрывая 6:4, 2:0, в полуфинале настала очередь Тима Хенмана, который оказался в итоге единственным человеком, на турнире взявшим у Риоса сет, но проиграл при этом 6:3, 4:6, 6:0. Вершина рейтинга была близка, но в финале предстояла встреча с Андре Агасси. 29 марта 1998 года Риос обыграл Агасси со счетом 7:5, 6:3, 6:4 и стал первой ракеткой мира.

Первый латиноамериканец, первый и единственный чилиец и, увы, единственная первая ракетка мира без единой победы на турнире «Большого шлема». Всего в том году он выиграл 7 турниров, среди которых еще один «Мастерс» в Риме, а дубль Индиан-Уэллс – Майами является достижением, покорившимся с 1990 года всего 6 теннисистам – Курье в 1991, Чангу в 1992, Сампрасу в 1997, собственно Риосу в 1998, Агасси в 2001 и дважды Федереру в 2005 и 2006 годах. Также Марсело отобрался на итоговый турнир АТР, но снялся после первого матча из-за травмы спины. Соответственно продержавшись 6 недель на первом месте в рейтинге, он закончил год вторым, уступив Питу Сампрасу. В этом же году состоялось еще одно важное событие в жизни чилийца – он расстался со своим тренером Ларри Стефанки. В общем, звездный час Марсело Риоса на вершине теннисного Олимпа оказался коротким.

В дальнейшем его удивительная интуитивная игра возвращалась к нему только на короткие мгновения (например, титул, который он выиграл в Умаге, обыграв Мариано Пуэрту). Зато все больше говорилось о травмах и о плохом характере.

Что касается характера, возможно, он сам не всегда понимал, что он делает не так. Например, по поводу его короткого воцарения на теннисном Олимпе была организована пышная церемония встречи в Чили, и его пригласил к себе президент. Об этом рассказывает еще один бывший чилийский профессиональный теннисист Хайме Фелло: «Мне кажется, и на корте, и вне корта ему не хватало дисциплины. Он много раз делал такие вещи… Когда он стал первым номером, президент Чили пригласил его во дворец, и он пришел в рубашке, так как будто он шел на пляж. Потом президент попросил: «Марсело скажи что-нибудь людям», и Марсело ответил: «Я не хочу ничего говорить». Вот так он шокировал президента страны, просто потому, что он был другим. Он не думал, что происходит что-то особенное, но он вовсе не был плохим человеком. Просто он был непредсказуемым. Если ты ждешь, что он подойдет и поздоровается с тобой, то он не подойдет. Если же ты уверен, что он не подойдет – то все будет как раз наоборот. Он так обращался с людьми. Не то, чтобы ему было на них наплевать, это была такая игра для него. Из-за этого у Марсело было много врагов».

Можно сказать, на этом все и закончилось. Серии травм и операций, та самая недостаточность физической мощи, о которой так долго говорили специалисты, а может быть, и психологический надлом – все это привело к тому, что еще 99-й год он закончил 9-м (третий год подряд в топ-10), после чего перенес операции на обеих ногах, боролся, восстанавливался, искал мотивацию, но к концу 2003 года оказался за пределами перовой сотни. В 99-м у него случился ужасный инцидент с Мануэлем Асторгой, которого он переехал своим джипом, после чего расстался с ним как с тренером.

Впрочем, новой мотивацией для Риоса могла бы стать его свадьба в 2000 году, когда он женился на своей подруге Джулиане Сотелла. Поначалу он был так влюблен в свою жену, что даже расплакался на пресс-конференции, когда читал обращенное к ней письмо, умоляя ее о прощении. Дело в том, что журналисты, которых он так не любил (да и за что ему было их любить) обнародовали его фотографии на парижской дискотеке с посторонней дамой. Жена его простила, у них даже родилась дочка, и Риосу удалось выиграть два последних турнира в своей карьере в Дохе и в Гонконге, доведя, таким образом, количество выигранных за карьеру титулов до 18-и.

Тем не менее, в 2004 году брак Риоса и Сотеллы был аннулирован. И в этом же году Марсело официально заявил об окончании карьеры. Какое-то время он работал комментатором на радио, а с 2006 года начал выступать в ветеранском туре, вызвав уже привычную для него бурю негодований, теперь со стороны ветеранов, которые считали, что 31 год – это слишком мало для ветеранского тура. Конечно, поначалу он обыгрывал всех, и понятно, что им это не нравилось, но как раз аналитики считали, что «эффект Риоса» на ветеранский тур был положительным. Его появление заставило других ветеранов более серьезно тренироваться, держать себя в форме и сделало соревнования более интересными. Например, чемпион «Уимблдона» голландец Рихард Крайчек говорил (лексикон авторский): «Марсело надрал мне задницу в Париже в прошлом месяце в Париже, и мне это не понравилось. Я пересмотрел свое расписание и связался с тренером, который помог мне выиграть «Уимблдон». Я хочу, чтобы он снова занялся мной, потому что Марсело непобедим, а я хочу быть первым, кто прервет его победную серию». Надо сказать, что такой человек нашелся. Как только к ветеранской серии присоединился Пит Сампрас, он обыграл Марсело Риоса.

Сейчас Риоса не слишком часто приглашают на турниры ветеранов. Возможно, против него работает репутация, но сам он говорит, что хотел бы видеть ветеранский тур более похожим на настоящий, с большим количеством турниров, сетками и, соответственно, с лучшим качеством игры.

В 2005 году Риос повторно женился. Но брак не продлился долго, и на то были причины. Дело в том, что когда он ехал навестить свою дочку в Коста-Рико, он поссорился с новой супругой и решил, что она с ним не поедет, поэтому выкинул ее из машины. Позже, когда мадам появилась в аэропорте Сантьяго в инвалидном кресле и охотно демонстрировала журналистам свои многочисленные переломы, Риос заявил, что «она просто упала, когда каталась на лыжах».

Вообще, после памятного Australian Open Риос начал «шалить», причем очень даже серьезно. Помимо наезда джипом на тренера , выкидывания жены из машины, он многократно дрался с посетителями различных злачных мест, официантами, полицейскими, а также купался в гостиничном бассейне голышом, не говоря о множестве других мелких проделок, типа «дружеских бесед» с судьями.

Общего мнения о чилийце нет, и быть не может. Для многих он кумир, а для других ночной кошмар. Кто здесь прав – судить сложно, но вот напоследок некоторые из наиболее интересных высказываний о Риосе, собранных Скупом Малиновски.

Джимми Ариас: «Я уже закончил карьеру, а Марсело занимал в это время (1998 год) второе место в рейтинге. И он проиграл в первом круге «Уимблдона» и довольно резко высказался по поводу турнира. Он приехал к Боллетьери, чтобы потренироваться остаток лета, а я был единственным там, все остальные были на «Уимблдоне». В первый день мы играли один сет, и он совсем не старался. Я выиграл сет 6:4. После матча я спросил его: «Марсело, каким ты поставишь меня в рейтинге после сегодняшней игры? Первым, вторым?», и он сказал: «Парень, завтра я надеру твою задницу». Мне понравился его настрой. Честно говоря, большинство топ-игроков после того, как я устроил им трудности, не хотели играть со мной. Риос же сказал: «Завтра я надеру тебе задницу». На следующий день мы пришли на корт и сыграли три гейма. Я был хорош, но проиграл 3:0. За эти три гейма я увидел, каким талантом он наделен. Он провел несколько отличных форхендов, с небольшой подрезкой, прямо в линию. Совершенно непонятно, как он это делал. Это было частью того, что не мог повторить никто кроме него».

Эрнан Гуми: «У меня довольно личные воспоминания, связанные с ним. Он не был на короткой ноге со многими игроками. Но мы были друзьями. И часто играли друг против друга. За последние 10 лет я не видел никого, кто играл бы, как он. Все трудные вещи он делает легко. Я имею в виду, что было приятно смотреть на его игру. Было бы здорово, чтобы он еще пару лет поиграл. Он молод, но постоянно говорил мне, что не может путешествовать 25 недель в году или играть 20 турниров. Он любил играть большие турниры, но не любил образ жизни теннисиста, это надо понимать. Я думаю, что он великий теннисист и для меня он приятный парень. Фанаты и СМИ никогда не знали его. Еще когда он был ребенком, у него были проблемы со СМИ. Может, после этого он и отдалился от них и от фанатов. Ему нравилось находиться на корте, но ему не нравилось то, что происходит за его пределами».

Луис Лобо, тренер: «Я могу сказать о Марсело только хорошее. Я думаю, что он был самым профессиональным игроком, которого я видел. Я знаю, что люди по-другому думают о нем, но для меня он очень хороший профессионал. Уверен, он был одним из лучших игроков в истории. Если бы он выиграл «Большой шлем» или подольше был первым номером, он бы точно был одним из лучших парней, которых я видел. Он очень талантлив. Если вы играете с ним, когда он настроен, то очень трудно обыграть его, очень трудно. Он сыграл так много отличных матчей. Так почему же он не выиграл турнир «Большого шлема»? Я не знаю, я не психолог. Он был близко к этому. Потом у него начались личные проблемы, к тому же он долго был травмирован. Когда он был на турнирах, он был один, ни с кем не здоровался, кроме нескольких парней. Он не верил большинству людей, и мне кажется, он был прав. Потому что в теннисном мире очень трудно быть друзьями».

Роджер Федерер: «Мне нравится Риос, его игра. Когда он играет хорошо, забавно наблюдать за ним. Потому что он другой».

Вера Звонарева: «Я думаю, Риос – великий теннисист. Было интересно смотреть на него, он был как бы актером на корте. Мне он нравился, потому что он делал шоу. Вы всегда могли видеть его эмоции. Он не просто делал свою работу, вы могли видеть чувства, которые он при этом испытывал».

Илие Настасе: «Он самый мерзкий тип, которого я когда-либо встречал. Современные игроки такого же мнения о нем. Спроси у современных теннисистов, что они думают о нем, и услышишь одно и то же. Когда кто-то отказывает в автографах детям, для меня он ***. Я не смотрел на его игру. Для меня он идиот. Я не знаю, что еще сказать о нем. Это первый раз, когда я так говорю о ком-то. Он худшее, что было в теннисе. Он не заслуживал быть первым номером ни одного дня. Так общаться с другими игроками, как он – ужасно. Я никогда не говорил так о ком-нибудь. Простите».

Патрик Макинрой (комментируя матч Риоса против Агасси): «Я вообще не уверен, что когда он выходит на матч, он думает о стратегии. Он просто выходит и бьет по мячу, полагаясь на свой талант. Раньше Агасси так играл. Потом он научился собираться на игру, готовить себя физически, вырабатывать стратегию, план на игру…Сейчас слишком много сильных игроков, нельзя же полагаться только на талант…Какой удар в исполнении Риоса! Это просто гениально!»

Карл Маннерлин, супервайзор раздевалки на Открытом чемпионате США: «Риос был очень щедрым. После каждой тренировки он отдавал нам пару кроссовок, в которой тренировался. И даже после матчей, каждый раз. Никто не знал его с этой стороны, но он был добрым. Еще он шутил с нами, общался с нами, как с людьми. К нам он поворачивался своей лучшей стороной, был свободен и расслаблен, и ни в малейшей степени не был высокомерен с нами. Отличный парень».

Гильермо Вилас: «Я разговаривал с ним пару раз. Он сильная личность. Это было примерно, как находиться рядом со львом, вы ж не будете давать льву конфетку, правда? Все знали, что он такой. Если давать ему достаточно пространства, то все спокойно…У него было все, чтобы выигрывать, но его тело подводило его. И все же он оставил свой след, с одной стороны, особенной манерой игры, с другой стороны, непокорным мятежным поведением. Он был интересным, добавлял красок в игру. Если бы не травмы, он мог бы добиться гораздо большего».

Система Orphus

Комментарии