11 декабря, воскресенье Время на сервере 16:55
Теннис: Все новости

Тернистый путь в элиту

16 ноября 2008, 10:03 | Источник: Sports.ru
Тернистый путь в элиту
Продолжая вспоминать самые яркие теннисные персоналии этого года, Sports.ru представляет читателям британца Энди Мюррея, совершившего в этом году значительный прорыв в карьере. Эксперт журнала DEUCE Нейл Харман рассказывает о команде, которая привела британца к успеху, о разнообразии физических нагрузок, которое помогло тому стать сильней, и о писательских амбициях четвертого номера мирового рейтинга.

Начиная с тренировок на корте и заканчивая разрывающими легкие спринтерскими забегами, силовыми нагрузками в зале и занятиями йогой, Энди Мюррей трудился без устали вместе со своей преданной командой все последние 12 месяцев. Все эти усилия предпринимались для того, чтобы превратить его из просто опасного соперника для топ-теннисистов в подлинного соискателя Tennis Masters Cup этого года в Шанхае.

К тому моменту, как он сыграл свой третий матч из семи на US Open, который пока является определяющим турниром в его карьере, у всех у нас закружились головы, даже у него самого. Энди Мюррей победил Юргена Мельцера из Австрии в пяти волнующих сетах, находясь при этом в двух очках от поражения, которое свело бы все изнурительные усилия предыдущих девяти месяцев на нет.

Возможно, в голове Мюррея, когда он выходил подавать при счете 5:5 на тай-брейке третьего сета, проиграв при этом 2 предыдущих, промелькнуло все, что он делал в эти месяцы. Все эти забеги на 400 метров (75 секунд на дорожке, 75 секунд отдых), вся работа на корте, все тренировки по системе йоги Бикрам, когда он подвергал свое тело разнообразным истязаниям, состоящим из скручиваний, щипков и изгибаний, находясь при этом в помещении похожем на печь. Видимо вспомнив это, он с гортанным рычанием совершил подачу со скоростью 222 км/ч. Мельцер отшатнулся назад на пятках, и исход матча был предрешен. Мюррей завершил его победой в пяти сетах.

В конце матча он обнажил свой правый бицепс и продемонстрировал его зрителям так же, как он сделал это на «Уимблдоне» после победы в 4-ом круге над французом Ришаром Гаске. До победы над Мельцером это было самое поразительное его возвращение в игру после двух проигранных сетов. Это не было жестом, чтобы унизить уже униженного (то есть поверженного противника), это был жест, который должен был показать команде, собранной для работы над его физическим состоянием, что он сделал все, что они от него требовали, и даже больше.

Если он думал об этом – а зная Мюррея, могу сказать, что наверняка думал – этот жест был также предназначен для тех, кто последние три года его профессиональной карьеры кричал со всех сторон, что у него нет физических кондиций для того, чтобы стать победителем. Многое из того, что говорилось тогда, ранило его, но он вспоминает, что, ни кто иной, как Жан-Пьер Бруйе, французский хиропрактик, с которым он работал больше года, дал ему поистине вольтеровский совет: «Не позволяй никому запутать себя. Заботься о себе. Я не хочу, чтобы кто-то поставил крест на твоей карьере, заездив тебя, пока ты молод. Это твое тело и твоя жизнь. Если тебе больно, кто бы что ни говорил, не играй».

Когда Мюррея тренировал Брэд Гилберт, он познакомил его с Майклом Джонсоном, олимпийским чемпионом в спринте, и Марком Грабоу, гуру фитнеса, который работал с Golden State Warriors, прославленной баскетбольной командой из Калифорнии. Игрок был доволен их участием, которое было призвано физически укрепить его для того, чтобы различные элементы его игры, особенно подача, стали более мощными. Но он не делал ничего, не спросив предварительно, для чего это предназначено. Удовлетворенный ответом, он принимал это.

Британец все еще рос в то время, и одновременно он мужал. Затем, в Гамбурге, в мае 2007 года его правое запястье отказало совершенно неожиданно и крайне болезненно. Это было ужасное событие, но в то же время, оглядываясь назад, Мюррей понимает, что оно стало очищением. «Возможно, это случилось бы снова, если б я собрал вокруг себя другую команду», – вспоминает он. «Риск всегда существует, но, возможно, его удалось снизить». Итак, поскольку Мюррей как раз искал, кто будет его тренировать после ноября 2007 года, было принято решение нанять мощную команду профессионалов, которые могли бы улучшить его физическое состояние. Он сказал: «Закончив сезон так хорошо (если бы он обыграл Гаске на турнире серии «Мастерс» в Париже, он квалифицировался бы на итоговый турнир года), я хотел вернуться в тур в еще лучшей форме. Не было такой пытки, на которую я ни пошел бы, включая трековый бег впервые в моей жизни».

Постепенно группа выросла до нынешнего размера – сейчас их четверо. Это Триакл и Джез, Клагз и Нидлз. Триакл (по-русски – патока) это Мэтт Литтл, тренер по физподготовке, страстный болельщик лондонской футбольной команды «Чарльтон Атлетик», у которого всегда наготове слово «Улыбайся», и который стоит на страже фитнесс-тренировок Мюррея, его растяжки, его массажа, а также «обеспечивает стимулирующее подшучивание». Джез Грин, разработчик фитнесс-программы Мюррея – бывший кик-боксер, который также работает в теннисной академии Монте-Карло, и чьим девизом является «Тренироваться усиленно, но с умом, и восстанавливаться хорошо». Клагг – это Майлз Маклаган, 33-летний бывший игрок команды Великобритании на Кубке Дэвиса, родившийся в Замбии, шотландец по происхождению, спокойный, дотошный, трудолюбивый и обладающий тактической мудростью.

Маклаген успешно тренировал различные парные команды АТР-тура (например, Пола Хенли и Кевина Улльетта) до того момента, когда, после официального расставания с Гилбертом, Мюррей попросил его присоединиться к группе. Один из самых симпатичных людей в спорте, он принял этот вызов терпеливо и оказался очень эффективен. Он оказался как раз тем человеком, который нужен был Мюррею после «огня и серы» Гилберта. Нидлз (по-русски – иголки) – это Эндрю Айрлэнд, его физиотерапевт, который, как и Литл, периодически отвлекается на Мюррея от своей основной работы на Британскую теннисную ассоциацию в Национальном теннисном центре в Роугемптоне, юго-западный Лондон.

«Я никогда не работал так много в своей жизни, как в Майами на прошлое рождество», – вспоминает Мюррей. «Мы ходили в зал, на беговую дорожку, на корт, в студию йоги, и, несмотря на это, я набирал вес, потому что я начал есть гораздо больше, чем раньше. Я съедал по 42 кусочка суши за один присест. Я ел в огромных количествах и еще перекусывал специальными батончиками для спортсменов под названием Balance Bar (Мюррей ненавидит бананы, я имею в виду, не просто, а действительно ненавидит бананы), между основными приемами пищи». К тому моменту, когда подошел Открытый чемпионат США, он был в топ-пятерке, дошел до четвертьфинала «Уимблдона», выиграл «Мастерс» в Цинциннати, его карьера вышла на новый уровень, и он сделал паузу, чтобы поразмыслить над тем, что дал ему его новый тренировочный режим.

«Очевидно, опыт очень помогает», – сказал он. «Знаете, когда я впервые играл на «Уимблдоне», я до этого ни разу в жизни не играл четыре сета, не говоря уж о пяти. И понятно, что устаешь, когда делаешь что-то, к чему не привык. Но при этом ты начинаешь понимать, над чем надо работать. Что касается меня, я действительно стал намного больше работать после этого. Но и свое тело надо тоже уважать. А я в тот момент еще продолжал сильно расти. Нельзя себя загнать. Это не хорошо для тела. Сейчас я заканчиваю расти и могу делать больше силовых упражнений и тренироваться усиленнее. Сейчас все эти вещи даются мне легче. Когда тебе 17 – 18, такие нагрузки, я думаю, излишни».

Поскольку Мюррей квалифицировался на Masters Cup впервые, это является существенным перекрестком в его карьере. Конечно, он является и в ближайшем обозримом будущем останется единственной надеждой Британии на светлое и обеспеченное будущее в Кубке Дэвиса, он является центром всего, что британская теннисная ассоциация делает для продвижения ценностей спорта, он очень нравится детям и близок к ним, что показывает популярность программы «Дорога к Энди Мюррею». В сентябре состоялась встреча Мюррея и сорока детей, которые прошли отбор, участвуя в соревнованиях в их регионах, чтобы приехать к нему в Лондон, и на этой встрече один девятилетний человек уверенно протопал к игроку и заявил, что тому надо больше улыбаться.

Мерой его прогресса можно считать то, что никто не удивился, когда он вошел в топ-четверку мира, но никто и не думал, что это произойдет так скоро. С самого начала он и те люди, которые помогали ему в развитии, просили нас не ждать, что он достигнет полной зрелости, игровой и физической, до 23 или 24 лет. А ведь до этого момента еще есть время.

Довольно противоречивым показалось мне выбранное им название для книги, которую он написал: Энди Мюррей. Hitting Back. («Отвечая на удар» или «В защите»). Я подумал, что это плохой выбор, потому что это предполагало, что у него есть кто-то или что-то, от чего надо защищаться. Довольно неприятно представлять себе 21-летнего человека, который выдерживает так много отрицательных нагрузок и выносит так много отрицательных эмоций. Но прочитанный мной том произвел на меня более неизгладимое впечатление, чем я ожидал, и дал мне более яркое понимание этого человека и его движущей силы.

Являясь человеком, который вел хронику карьеры Мюррея от его расцвета в юниорах до его расцвета в качестве четвертого номера во взрослом туре, могу сказать с уверенностью, что еще многого можно ожидать от человека, который вырос под ярким светом прожекторов (иногда даже слишком ярким), но оказался фактически незатронутым всем этим. Он умен, говорлив (даже при том, что, по его же словам, у него самый скучный голос в Британии), непокорен, решителен и обладает сильной волей, и именно все эти его качества стоят за тем, что является действительно важным – он чертовски хороший теннисист, и он это знает.

Система Orphus

Комментарии