11 декабря, воскресенье Время на сервере 16:50
Теннис: Все новости

Марат Сафин: "С Тарпищевым спорим. Но разговариваем на одном языке"

25 апреля 2011, 11:32 | Автор: Владас ЛАСИЦКАС, Мария НИКУЛАШКИНА, Евгений ФЕДЯКОВ | Источник: "Спорт-Экспресс"
Марат Сафин:


Как мы уже сообщали, на днях в гостях у "СЭ" побывал чемпион US Open-2000 и Australian Open-2005, двукратный (2002, 2006) обладатель Кубка Дэвиса в составе российской сборной, экс-первая ракетка мира, а ныне - вице-президент Федерации тенниса России.
- Тяжело находить общий язык с вашими нынешними коллегами - спортивными чиновниками?

- К каждому есть свой подход, просто надо его искать. К тому же я особо ни с кем не конфликтую. Иные люди, когда хотят показать свою значимость, начинают бросаться непонятными терминами. Но, на мой взгляд, это ни к чему. Если ты говоришь на нормальном русском языке, все тебя прекрасно поймут.

- А разбираются ли, по вашему мнению, современные российские спортивные чиновники в спорте?

- Многие - безусловно, ведь они сами в прошлом были профессиональные спортсмены. Взять, например, знаменитого в прошлом пятиборца Дмитрия Сватковского - теперь он один из руководителей Нижегородской области, да и в своем виде спорта занимает высокие посты. Или Вячеслав Фетисов. Это вообще легенда, все его титулы и посты и не перечислишь.

Но, конечно, нужно, чтобы таких людей было еще больше. И сейчас в руководящие органы спорта постепенно приходит новое поколение, которое со временем займет ведущие позиции. Организационные способности на самом деле есть у многих. Но чтобы эти способности реализовать, надо что-то делать. Сидеть и ждать, когда тебе позвонят и предложат работу, бессмысленно. Сначала, конечно, требуется получить необходимый опыт, а дальше все от тебя зависит. Если ты исполнительный, говоришь по делу, не воруешь, люди будут на тебя рассчитывать.

- Ведете ли вы ежедневник, куда записываете график предстоящих встреч?

- Что-то записываю, но в основном все держу в голове.

- А с компьютером у вас как отношения?

- Пока - на вы. Но постепенно переходим на ты. (Смеется.)

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ТЕННИСНЫЙ ЦЕНТР МОЖЕТ ПЕРЕЕХАТЬ С ЛЕНИНГРАДКИ

- Есть в вашей новой работе то, с чем вам тяжело смириться?

- Конечно. Большинство людей думает, что в теннисе много денег и что мы не знаем, что с ними делать. Но на самом деле это не так. Мы даже не можем завершить одно вроде бы элементарное дело - построить национальный теннисный центр. Изначально бюджет строительства составлял 50 миллионов долларов. Потом договорились с главным архитектором города, чтобы он перепланировал проект. Бюджет стал в пять раз меньше, но даже этот вариант не подходит.

- Бизнесмены не хотят вкладывать свои деньги?

- Понимаете, просто так никто ничего не подарит, а в частном центре придется брать серьезные деньги с детей, которые придут заниматься. Партнерство между частным инвестором и государством тоже невозможно - получается конфликт интересов. Вот сейчас мы и решаем, как поступить. Возможно, появится шанс построить центр в каком-то другом месте, не на Ленинградском шоссе.

- Но вы же вкладывали собственные средства на строительство теннисного центра на Ленинградке...

- Вкладывал, чтобы потом не говорили, что я ворую. Ведь уже и такие вещи слышать доводилось.

- Варианты возведения центра в одном из регионов не рассматривались?

- Сразу возникает вопрос: кто поедет туда работать? Конечно, многие не против жить в регионах, однако при этом и зарабатывать хотят, как в Москве. Но это же невозможно! Даже в Казань никто не хочет ехать. Там за 40 миллионов построили теннисный центр. 18 открытых кортов, 7 закрытых, а тренеров нет. Я предлагал отдать его мне в управление, но по каким-то причинам получил отказ. Ясно, что казанский центр строили под универсиаду, которая будет в 2013 году, но сейчас, повторяю, он реально пустует. И это, подчеркну, в Казани - не самом плохом в спортивном отношении городе России.

- Сколько времени требуется для того, чтобы построить теннисный центр?

- Если разрешение есть, то всего два-три года. Для начала надо соорудить их хотя бы в Москве, Казани, Питере, Сочи. Дальше необходимо запускать туда теннисные школы и начинать их развивать. Проводить там маленькие турниры - "фьючерсы", "челленджеры". Народ в регионах пойдет смотреть, потому что для них это будет событием.

Но все это - в перспективе. Начать надо хотя бы с одного центра, чтобы Федерация тенниса России могла проводить там тренировки по льготным ценам. Это основа основ.

СОЧИ НЕ ХВАТАЕТ БОЛЬШОГО ТУРНИРА

- Уже больше года вы плотно занимаетесь вопросами проведения в России новых крупных турниров. В частности, в прошлом году ходили разговоры о возможном появлении состязания ATP World Tour в Казани. Какова ситуация сейчас?

- Покупать лицензии на право проведения турнира ATP очень тяжело. Ведь их обладателями во всем мире являются национальные федерации, крупные телекомпании или серьезнейшие менеджментские фирмы, которые давно работают в теннисе, имеют вес и дешево ничего не продадут. К тому же сейчас нет приемлемых для нас свободных мест в календаре.

Был вариант с осенним турниром в Бангкоке, мы уже договорились с нужными людьми о сделке, ударили по рукам, но они потом втихаря все переиграли. Или другой пример. Недавно можно было приобрести лицензию у владельцев турнира в Дубае. Но в календаре он стоит в феврале - буквально за две недели перед крупным стартом в Индиан-Уэллсе. Цена вопроса была порядка 10 миллионов долларов. Наверное, можно было поторговаться и приобрести лицензию. Но играть в зале в это время года к нам в Россию серьезные игроки не приехали бы.

- В списке российских городов - кандидатов на организацию турнира АТР фигурировал и Сочи…

- Мы предложили сделать турнир в первую неделю августа, в разгар отпусков и наплыва туристов. Подготовили заявку, упомянув, что в Сочи скоро пройдут Олимпийские игры, этап "Формулы-1", чемпионат мира по футболу, а вот крупного теннисного турнира не хватает. Однако наши предложения не особо понравились руководству ATP и лично ее президенту Адаму Хельфанту. Нам было предложено вести дальнейшие переговоры. На самом деле просто никто не хочет брать на себя ответственность, организуя турнир в новом городе.

Впрочем, особо расстраиваться не стоит. Нам и так есть над чем работать. К тому же сами посудите: ради кого организовывать новые турниры, если подрастающее поколение - например, у мальчиков - не особо радует? Понятно, что болельщик будет ходить на громкие иностранные имена, но все-таки и российские теннисисты должны быть на ведущих ролях. Скоро уйдет из большого спорта поколение Южного и Андреева. И на кого тогда публике смотреть?

- То есть работа по новым турнирам, по сути, заморожена?

- Если появится возможность приобрести лицензию, мы готовы рассмотреть ее хоть завтра. Но точного ответа, когда в России появится новый турнир, у меня пока нет.

- А кому принадлежит лицензия на "Кубок Кремля"?

- Частной структуре. Я там, кстати, один из акционеров.

ПРИДЕТСЯ ПРИГЛАШАТЬ ИСПАНЦЕВ И АРГЕНТИНЦЕВ

- Перейдем к еще одной важной теме. Цены на обучение в российских теннисных школах кажутся заоблачными.

- Начнем с того, что все хотят тренироваться бесплатно. Но такой практики нет нигде в мире! Даже маленькие дети должны платить какую-то символическую сумму. А родители, как только узнают об этом, сразу начинают скандалить. Но я же не могу все изменить. Сам через это проходил. Хотя, конечно, обучение не должно стоить, как сейчас, - 1500 долларов в месяц за две тренировки в неделю.

- Когда вы сами играли, замечали проблемы, которые существуют в российском теннисе?

- По крайней мере сюрпризом для меня они не стали. Например, когда я в 18 лет перешел в профессионалы, мне сразу же принесли счет на 300 000 долларов, который пришлось оплатить. Это были расходы на мою подготовку за предыдущие 4 года. И только выплатив их, я начал работать на себя. Так что пусть никто не думает, что все в теннисе бесплатно и безоблачно.

- Остановить отъезд российских юниоров за границу возможно?

- Они уезжают, потому что там дешевле и лучше погода. А еще не надо стоять два часа в пробке, чтобы доехать от своего дома до кортов. И не надо ночевать в клубе, чтобы на следующий день спокойно тренироваться с утра. В той же Испании все по-другому - погода шикарная, еда вкусная, все тебе рады, пробок нет.

- Сколько стоит месячное обучение, например, в академии в Валенсии?

- Две с половиной или три тысячи долларов. Причем в эту сумму все включено. А у нас то же самое будет стоить минимум пять тысяч, а то и все десять.

- Как вспоминаете годы, проведенные в Валенсии?

- Это самое лучшее, что со мной могло произойти. Я слышал много критики в адрес испанских академий, но посудите сами: через Валенсию прошли Игорь Андреев, Николай Давыденко, моя сестра Динара, Маша Кириленко. Про Давида Феррера и остальных испанцев я уже не говорю. На Андрееве, перед тем как он поехал в Испанию, поставили крест. Сказали, что играть не будет. А человек между прочим, в первой двадцатке стоял. Поэтому к Испании надо относиться с уважением.

- А уровень нынешних российских тренеров как оцениваете?

- В целом все ниже и ниже. Многие скажут, что я не прав и ничего не понимаю в теннисе. Но я все понимаю. У нас была шикарная школа - Лариса Преображенская, моя мама Рауза, сестры Гранатуровы, Богородецкий, Дегтярев и так далее - не хочу никого обидеть. На различных юниорских турнирах мы доходили минимум до полуфиналов. Если занимали пятое место, то нас спрашивали - как же так? Но, к сожалению, сейчас многие из тех, кто еще недавно сам играл, ушли в коммерцию. Некоторые мои друзья сделали то же самое, и я их понимаю. Как иначе семьи кормить?

Тренерам ведь нормальные условия нужны. К примеру, скоро закончат играть Куницын и Андреев. Это хорошие, грамотные специалисты, они готовы работать. Но извините, стоять с утра до вечера на корте за две тысячи долларов в месяц они не будут.

- Какую именно систему вы предлагаете создать?

- Лично я считаю так. Нужно построить в Москве теннисный центр и заключить контракты с несколькими испанцами и аргентинцами, которые приедут сюда, будут обучать тренерский состав и в то же время работать с детьми. А потом начнется самовоспроизводство тренеров.

Но для начала, повторяю, надо сделать так, как в свое время поступили в Швейцарии: заключили с Питером Лундгреном контракт и отстроили всю систему. В итоге за 3-4 года у них появился Федерер, который еще в 1997 году не понимал, как по мячу попасть, а также несколько других достаточно сильных игроков.

- Ваша идея находит поддержку в России?

- Да. Нужно лишь немного времени для того, чтобы определиться с некоторыми вопросами. Повторяю, то, что я предлагаю, реально. Уверен в этом.

У НАС ВСЕ ХОТЯТ СИДЕТЬ НА С-31

- Говорят, у французского тенниса хорошая государственная поддержка...

- Во Франции есть Roland Garros, который приносит 60 или 80 миллионов евро. А нам где такие средства собрать? На "Кубок Кремля" народ не ходит, отчислений от телевидения нет. Денег впритык хватает для того, чтобы положить корты, сделать какие-то минимальные улучшения. Боксы около центрального корта - и те не продаются! В Европе и Америке боксы - самые лучшие места. А у нас там никто не сидит.

- Интереса нет?

- Мышление такое. Все хотят сидеть на С-31 (VIP-трибуна. - Прим. "СЭ").

- Так не сажайте!

- Не сажаем, а все равно пролезают. (Смех в зале.)

- А с рекламой как дела?

- Тоже плохо. И в этом плане Россия явно не Америка. Когда я играл, мне лучшие контракты всегда предлагали за границей. Рекламодателям неинтересно здесь вкладывать.

- В автоспорте такая же ситуация...

- Но в футболе и в хоккее почему-то иначе!

- В прошлом году вы были промоутером Serbian Open - турнира, которым владеет семья Джоковичей. Тот турнир моложе, чем "Кубок Кремля", а спонсоров у него в два раза больше, хотя страна гораздо меньше.

- Для них турнир - своего рода большая PR-акция. Расходы с доходами сходятся - и хорошо. Проведение турниров - это сложный бизнес. Без серьезной спонсорской поддержки не обойтись.

- Как оцениваете работу попечительского совета Федерации тенниса России?

- Кое-какие деньги собираем. Но хотелось бы, чтобы дела шли более успешно. Общий язык мы находим, но для того, чтобы направить работу в нужное русло, необходимо время.

- Есть вопросы, по которым вы спорите с Шамилем Тарпищевым?

- Конечно.

- Жестко?

- Да нет. Конечно, он видит что-то по-своему, я - по-своему, но разговариваем мы друг с другом на одном языке, поскольку провели в теннисе много лет. Какие-то решения принимаем вместе. У него давно есть своя команда, а моя только начинает формироваться. Выгонять мы никого не собираемся, но определенные кадровые перестановки будут, поскольку некоторые дела, как мне кажется, двигаются слишком медленно или не в том направлении, в котором нужно.

НЕВОЗМОЖНО ЕХАТЬ В ИСПАНИЮ ТРЕНИРОВАТЬСЯ И БОЛЕТЬ ТАМ ТРИ ДНЯ

- В мужском теннисе у нас в последнее время, мягко говоря, не ахти. Есть мнение, что лучше бы было покинуть Мировую группу Кубка Дэвиса - ради того, чтобы дать дорогу молодым.

- Кому именно? Пока все эти разговоры как вилами по воде. Ведь молодые стоят в рейтинге слишком низко.

- Их можно подтягивать...

- А как, если они сами не подтягиваются? Вот вам пример. Приезжает парень в Москву, две недели ничего не делает. Потом едет в Испанию и при плюс 25 градусах болеет первые три дня. При этом говорит: хочу одно, другое, третье, играть на таких-то турнирах. Но о чем может идти речь, если этот парень в 19 лет стоит в районе 700-го места?

- А как у вас было? Или сами до всего доходили?

- Просто у меня выхода другого не было. Меня отправили в Испанию и сказали: будешь там тренироваться.

- Теоретически вы тоже могли заболеть после приезда...

- И карьера моя сразу же закончилась бы. Меня сразу отправили бы в Москву. А ведь на дворе был 1994 год. Денег нет, перспектив тоже. И чем бы я занимался? У меня тогда было два варианта - или в профессиональном спорте что-то сделать или с помощью тенниса пойти учиться в американский университет. Я четко это понимал.

- Кстати, почему вы не поехали учиться в Америку?

- Был уверен, что у меня в спорте все получится.

- Неужели в нашем мужском теннисе сейчас все так беспросветно? Хоть какие-то фамилии можете выделить?

- Есть Евгений Донской и Андрей Кузнецов. Ребята хорошие, перспективные, но стоят в районе 200-го места. А это пока ни о чем не говорит.

- Чего же им не хватает?

- Молодые ребята красиво бьют по мячу, иногда даже попадают, но играть в теннис не умеют. Поскольку никто им не объяснял, что с этой техникой делать. У тех же Донского и Кузнецова не было работы над деталями. И теперь им требуется время для того, чтобы наверстать упущенное. Но все же думаю, что к концу года эти двое ребят должны стоять ближе к первой сотне.

А после них большой просвет. Остальные, на мой взгляд, все делают неправильно. Все хотят набрать очки, попасть в число 300 лучших и ради этого ездят по Казахстану, Индии, Узбекистану. А потом приезжают в Европу и квалификацию не могут пройти. Потому что в основном играют турниры низкого уровня, в которых участвуют такие же, как они. Не понимаю, кстати, чем это место в трехстах лучших их так прельщает?

- Наверное, тем, что мы в газете еженедельно публикуем список российских игроков, входящих в число 300 в мире. (Смех в зале.)

- Можно тогда расширить этот список? (Улыбается.)

- А ведь совсем недавно у нас был очень сильный мужской теннис...

- И не было женского. А теперь наоборот. На самом деле все очень просто. Пацанам намного сложнее пробиваться наверх. Им по сравнению с девочками приходится совершать намного больше физической работы. Заниматься собой надо каждый день на протяжении многих лет. У мужчин ведь конкуренция сумасшедшая - в первой сотне все атлеты. А у женщин? Не будем никого обижать, вы, наверное, и сами понимаете, что я имею в виду.

ДИНАРЕ НУЖНО ВЕРНУТЬ УВЕРЕННОСТЬ

- Как дела у вашей сестры Динары?

- Недавно опять была травма спины, а сейчас вроде все нормально.

- Вы поддерживаете ее идею играть в основном сравнительно небольшие турниры?

- Да. Ей нужно вернуть уверенность. Сейчас уже середина года, все девчонки играют на каком-то уровне, а она не готова. Вот когда наберет определенное количество матчей, тогда можно будет уже о чем-то говорить.

- Что скажете о ее тренере итальянце Давиде Сангинетти?

- По крайней мере это грамотный специалист. Выдающейся техники, движения ног, подачи у него не было. Но мозги хорошо варят. Он тактик, стратег, а это то, что нужно для теннисиста, который умеет бить справа и слева.

- Почему, на ваш взгляд, у Динары не получилось с аргентинцем Гастоном Этлисом?

- Потому что они не понимали друг друга. А когда стало ясно, что результатов нет, решили разойтись, чтобы времени не тратить.

СЧАСТЬЕ - ЭТО СВОБОДА ПЛЮС ЗДОРОВЬЕ

- Вернуться на корт не тянет?

- Огромного желания нет. Я прожил в теннисе столько лет, что хочется позаниматься и чем-нибудь другим. Сейчас могу поиграть в футбол и хоккей, делать то, что не разрешали раньше. В детстве ведь все запрещали, потому что можно было по ногам получить.

- Недавно вы в хоккей играли - вместе со швейцарцем Марком Россе.

- Да мы не играли. Просто выехали ненадолго, не стали позориться.

- На коньках хорошо катаетесь?

- Где уж там. По бортику...

- Бизнесмены не предлагали подкидывать им мячики?

- Таких наглых еще не было. Хотя, конечно, если кто-то из друзей попросит, поиграю с ними в теннис. Еще ко мне иногда подходят люди с просьбой потренировать какую-нибудь девочку. А пару раз и вовсе возникали такие ситуации, что смешно было.

- Вам не кажется, что в Марате Сафине погибает великий тренер? Ведь и знания у вас есть, и опыт огромный.

- Я не хочу быть тренером.

- Почему?

- А кто будет остальным заниматься? Тренер может воспитать одного-двух игроков. А организатор - создать систему для всех.

- Люди, узнававшие, что к нам в редакцию придет Марат Сафин, почему-то просили задать вам такой вопрос: вы счастливы?

- Да.

- Каковы составляющие вашего счастья?

- Мне много не надо. Свобода, в том числе свобода выбора, и здоровье. Грузиться лишними вещами не нужно совершенно. За всем не уследишь. Чувствуй себя комфортно, делай то, что нужно, стремись к тому, к чему ты идешь, - и будешь счастлив. Я чист перед всеми. Душа спокойна, совесть тоже. Больше мне ничего не надо.

- Популярность помогает вам, мешает или, может быть, вы совсем забыли о ней?

- Иной раз помогает, конечно, но по большому счету я не задумываюсь о таких вещах. Да, я играл в теннис, добился каких-то результатов. Кто-то меня уважает, кто-то нет. Но сейчас я занимаюсь другими делами. Вот и все.

- Вас любили за то, что на корте вы были шоуменом...

- Да я никогда к этому не стремился! Просто теннис - это творческая работа. Не зря ведь он называется игрой.

- Ветеранские турниры вас не привлекают?

- Участвую в них редко - четыре-пять раз в год. Вот 12 июня у нас состоится турнир "Легенды тенниса в Москве". Будут Борг, Мойя, Женя Кафельников, Иванишевич, я, Эдберг. Надо постараться провести все красиво.

ФЕДЕРЕР И НАДАЛЬ СИЛЬНЕЕ ДЖОКОВИЧА

- Вы хорошо знаете Новака Джоковича. Для вас стало неожиданностью то, что он в этом году еще не проиграл ни одного матча?

- Я всегда воспринимал его как хорошего, талантливого игрока, но никогда не думал, что он настолько раскроется, начнет регулярно обыгрывать Федерера и Надаля и будет бороться за первое место в рейтинге. Для меня Федерер и Надаль все равно сильнее, чем Джокович. Хотя, может быть, это только мне так кажется.

- За счет чего сербу удалось выйти на такой уровень?

- У него уже появился опыт. Добавьте к этому прекрасную физическая форму и уверенность, которая, кстати, тоже приходит с опытом. К тому же он боец.

- Как игроки относятся к его пародиям в раздевалке?

- Иногда у него удачно получается, иногда нет (улыбается). Но Новак в любом случае не негодяй, а абсолютно нормальный, жизнерадостный парень.

- А есть ли в ATP люди, с которыми не очень приятно иметь дело?

- Есть. С чехом Бердыхом у меня был случай - он некрасиво себя повел. Правда, случается по-разному. Кто-то в раздевалке извиняется за то, что произошло на корте. А есть и бессовестные пассажиры - как аргентинец Кория. Ему за поведение, считаю, можно было дать по голове ракеткой. А сейчас испанец Альмагро такой же - дерзкий и довольно наглый.

- Вы на Олимпиаде-2004 в Афинах с американцем Роддиком, помнится, повздорили...

- Он тогда молодой был, ему хотелось показать свою значимость. Что-то зацепило его, и он непонятно как отреагировал. Но сейчас Роддик уже взрослый, у него другой взгляд на вещи. Все молодые через это проходят. Потом, со временем, понимают, что в чем-то были не правы.

- Вы тоже далеко не ангел. Когда делали что-то не так, отдавали себе в этом отчет?

- Задним числом все умны. Считаю, что если бы не прошел через все предыдущие этапы, не допускал бы ошибок, на которых учился, то стал бы сейчас другим человеком. А я собой доволен. Значит, наверное, жил правильно.

- Федерер хотя бы на второе место в рейтинге вернется?

- Он играет уже 11-12 лет, у него дети. Не знаю, какая у него теперь мотивация.

- Говорят, он хочет выиграть Олимпиаду.

- К Олимпиаде он подготовится и сыграет. Для него это не проблема. До Игр в Лондоне жить еще долго. Сейчас к ним готовиться необязательно, можно сделать это в следующем году. Повторяю, все зависит от желания Федерера. Ведь очень сложно с одинаковым желанием играть на протяжении стольких лет. Это просто невозможно.

В этом отношении Надаль для меня - феномен. Выступать столько времени и проводить каждый матч, как последний, просто нереально. Рано или поздно должен наступать спад, потому что мозги не выдерживают такого напряжения.

- Эта особенность заложена в Надаля природой?

- Отчасти. Ведь в семье его отца - три брата. Один - Мигель Анхель Надаль играл в "Барселоне" центральным защитником, второй - толково проявил себя в семейных делах, а третий - раскрылся на тренерском поприще в теннисе. То есть у них вся семья талантливая. Работоспособность и уважение к окружающим у Рафы в крови. Он никогда не ставит себя выше кого-то.

- Есть хотя бы минимальный шанс увидеть кого-то из первой тройки на "Кубке Кремля"?

- Нет. Такие игроки, к сожалению, просят за участие очень много. Выход один: нам нужно поднимать уровень соревнований. Вот если лет через пять-шесть в Москве появится турнир категории Masters 1000, тогда они сами приедут.

- В плане проведения крупных теннисных турниров альтернатива "Олимпийскому" в Москве существует?

- Нет. И пока ничего придумать нельзя. "Олимпийский" - хороший стадион, там все шикарно, но мы выжимаем из него максимум. Есть много нюансов, которые не позволяют сделать всего, что хотелось бы.

НА ФУТБОЛЬНУЮ ТАБЛИЦУ БЕЗ СЛЕЗ НЕЛЬЗЯ СМОТРЕТЬ

- Напоследок отойдем от теннисной темы и поговорим о футболе. Вы с детства болеете за "Спартак". Как относитесь к нынешней ситуации в клубе?

- Против фигуры Валерия Карпина как тренера я ничего не имею. Игроцкий опыт у него очень большой - все-таки испанский чемпионат, в котором Карпин долго выступал, один из сильнейших в мире. Я болел за все команды, в которых он выступал, - "Реал Сосьедад", "Валенсию", "Сельту". За связкой Мостового и Карпина следил постоянно. Все помнят, что "Сельта" до прихода россиян болталась внизу таблицы, а потом резко взлетела вверх.

Но сейчас создается впечатление, что Валерий почему-то не может донести до футболистов "Спартака" свои мысли. Хотя, вполне вероятно, это футболисты не совсем хорошо понимают, что им говорит тренер. По крайней мере рисунка игры нет, и это бросается в глаза.

Проигрывать всем подряд такой клуб, как "Спартак", не имеет права. Надеюсь, что футболисты все-таки отдают себе отчет, где они играют. В "Спартаке" всегда выступали лучшие, эта команда доходила до полуфинала Лиги чемпионов. А сейчас об этом можно только мечтать. 16-е место в чемпионате России сильно расстраивает. Без слез на таблицу не могу смотреть. Уже и не помню, когда в последний раз на "Спартак" ходил.

- А вообще интересные футбольные матчи посещали?

- Конечно. Смотрел "Реал" - "Барселона" на "Сантьяго Бернабеу". Бывал на "Валенсии", "Сельте" и на "Расинге", на других интересных матчах - в основном в Испании.

- Как вы смотрите на приглашение иностранных тренеров в российские футбольные клубы?

- Кому-то это помогает. Примеры - работа Адвоката и Спаллетти. А в "Спартаке"... Не знаю, кто там подобные вопросы решает, но что-то надо делать. Сколько можно проигрывать? Хватит уже!

Система Orphus

Комментарии