05 декабря, понедельник Время на сервере 07:32
Теннис: Все новости

Марат Сафин: «Воровать деньги из спорта ниже моего достоинства»

21 марта 2011, 14:04 | Автор: Виталий Дьячков | Источник: "Итоги"
Марат Сафин: «Воровать деньги из спорта ниже моего достоинства»


Даже и не знаешь, как теперь правильно к нему обращаться. То ли просто Марат, то ли по имени-отчеству — Марат Мубинович, потому как Марат Сафин отныне не только звезда тенниса, но и чиновник. В Федерации тенниса России он служит вице-президентом. И за дело взялся рьяно. Обещает ракеток не ломать, как он это делал в свои лучшие времена на корте, а планомерно пахать, как в общем-то и привык.

— Не рано ли, Марат, заделались чиновником? В конце января вам только 31 стукнуло.

— А когда еще? Время быстро летит. У меня нет семьи, нет обязательств, меня ничто не держит, я свободный человек, мобильный, для меня подорваться и куда-то улететь — запросто. Сейчас самый подходящий момент для того, чтобы начать работать. Готов, если надо, учиться. Чем быстрее войду в дело, тем быстрее стану полезен. Наверное, это лучше, нежели бы я два-три года сидел, отдыхал и непонятно чем занимался. Ну и куда бы я потом пошел? Люди сказали бы: иди отдыхай дальше.

— За что возьметесь в первую очередь?

— Прежде всего предстоит заняться будущим поколением нашего тенниса, молодняком, который начинает собой что-то представлять. Сейчас, к сожалению, наметился провал: среди юношей пока нет никого, кто бы в ближайшем будущем мог постоять за страну. Поэтому главная задача — в течение года-двух воспитать более или менее перспективных ребят.

Кроме того, занимаюсь организацией всех крупных теннисных турниров, которые у нас проходят сейчас и которые будут проходить в перспективе. Сегодняшний их уровень, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Почти все иностранцы, приезжающие туда, крайне недовольны. Предстоит вернуть турниру St. Petersburg Open былой высокий уровень, если, конечно, владельцы лицензии на его проведение готовы будут пойти на сотрудничество. Кубку Кремля тоже нужно развиваться. Это же наша визитная карточка, наш имидж. Нужно выводить эти турниры на иной уровень.

— Но за счет чего? У вас есть волшебная палочка?

— Во-первых, нужна нормальная спонсорская поддержка. А во-вторых, повышать статус. Кубок Кремля сейчас в календаре ATP World Tour входит в категорию «250», то есть за победу теннисист получает максимум 250 очков в еженедельно обновляемом рейтинге ATP. Чтобы поднять статус Кубка Кремля, хотелось бы повысить его категорию до 1000. Турнира St. Petersburg Open — до 500. Это и очки, и реальные деньги, в которых будут заинтересованы игроки мирового уровня. И зрители тогда смогут увидеть высококачественный теннис, потому что к нам поедут игроки из первой двадцатки. Сейчас наши турниры им неинтересны. Чтобы о себе заявить, нам надо для начала привести в порядок эти турниры, а потом можно будет подумать и о новых. Например, в Казани. Кандидатура этого города уже обсуждается. Еще мы предлагали вариант с Сочи, но с ним пока вышла загвоздка. Ну ладно, сегодня не получилось, но со временем ситуация изменится. Российские турниры должны быть уровня тех, что проводятся в Мадриде или Майами — полноценные, полутора-двухнедельные. На это нужно равняться. И, конечно, потребуется время, чтобы провести такую работу. А в идеале я хочу, чтобы у нас проводился пятый турнир из серии «Большого шлема». Первый — это Открытый чемпионат Австралии. Второй — «Ролан Гаррос». Третий — Уимблдон. Четвертый — Открытый чемпионат США. А пятым может стать Открытый чемпионат России. Наша страна это может осилить. Конечно, не завтра. Но в ближайшем будущем это было бы вполне возможно. Признаюсь, хочется как можно быстрее. Самое сложное — вклиниться в график существующих турниров, которые идут неделя за неделей. Надо договариваться, перекупать лицензию.

— Есть ли в России зритель для таких турниров?

— Есть. Но зрителю следует создать условия. Нужна хорошая еда, «развлекалово» для детей, для ВИПов и спонсоров, которые платят немалые деньги, должны быть устроены боксы вокруг корта, как говорится, «со всеми пирогами». Так делают во всем мире. А сидеть на допотопных креслах, на которых через полчаса затекает спина, никому радости не доставит. Надо уходить от совдеповского варианта к европейскому уровню.

— Организация турнира — это тяжелый бизнес?

— Довольно-таки сложный. Те, кто владеет лицензиями на их проведение, платят определенный взнос в ATP. Но одновременно выстраивают такую форму организации соревнований, которая приносила бы прибыль. Так в принципе сделали в Мадриде, где устраивают прекрасное шоу для зрителей и зарабатывают на теннисе хорошие деньги. Но сначала они три года мучились, еле в ноль выходили, зато сейчас у них от спонсоров нет отбоя, очередь на боксы, которые продаются по цене от 50 до 100 тысяч евро на сезон. Но, извините, там играют Федерер, Надаль и все лучшие теннисисты мира. Это «тысячный» турнир серии «Мастерс». Естественно, народ хочет видеть звезд.

— Достаточно ли популярен сегодня теннис у нас в стране, чтобы рассчитывать на такой же эффект?

— Да, популярен, но в нашей стране в основном показывают футбол и хоккей, поэтому больше популярны сегодня они. Хотелось бы, чтобы и теннис побольше показывали, тогда и зритель появится. Теннис в стране был особенно популярен с 1995 по 2005 год, когда и Ельцин в него играл, и вся страна увлекалась, а потом, к сожалению, эта волна сошла на нет. Но в этом тоже что-то есть — интереснее работать с продуктом, который, скажем так, не на пике. Есть шанс его поднять на новый высокий уровень. Я считаю, что смогу это сделать, несмотря на скепсис злопыхателей.

— Уже и злопыхатели наметились?

— У нас многие мыслят стереотипами: раз Сафин стал чиновником, значит, преследует свои цели, имеет какой-то интерес. Но какой? Бюджет Федерации тенниса — пять миллионов долларов в год. На всю страну, а не на Химкинский район. На эти деньги надо содержать федерацию, платить за турниры, за перелеты на Кубок Дэвиса, Кубок Федерации, воспитывать молодежь.

— Если бы в бюджете было не пять миллионов, а больше, тогда появляется соблазн?

— Воровать деньги из спорта — ниже моего достоинства. Народ подумает: ох, как красиво он врет! Никакого вранья нет. Я не бедный человек. В конце концов, у меня свой бизнес, который приносит доход. Спорт мне многое дал, и я должен спорту отдать.

— Как собираетесь отдавать?

— Не все упирается в деньги, хотя и без них нельзя. В российском спорте поле непаханое — нужно дать возможность талантливым детям себя реализовать, чтобы они стали вторыми курниковыми, кафельниковыми и шараповыми. Пытаемся сейчас в федерации создать централизованную систему и наладить процесс, чтобы все более или менее одаренные дети, желающие работать, были у нас под контролем, чтобы не терялись на необозримых спортивных просторах. Кому-то, например, нужно внушение сделать, потому что, сами понимаете, возраст от 15 до 20 лет — самый сложный. Один поехал в Америку и потерялся, другой где-то во Франции пропал. Вообще это работа, состоящая из кучи маленьких деталей. Нужно с ребятами достичь взаимопонимания, подобрать правильный тренерский состав, покупать форму, делать визы для выезда за границу, работать с родителями. Последнее, кстати, самое сложное. Ведь многие папы-мамы считают, что отлично разбираются в теннисе, даже лучше тренеров. И это самая большая ошибка. Спорят ожесточенно, и очень смешно выходит, когда мне говорят: «Марат, да ты ничего не понимаешь!» Один папа начал мне объяснять, чем занятия в одном клубе отличаются от занятий в другом. Слушал я его, слушал, а потом остановил поток сознания: «Скажите, вы вообще когда-нибудь в теннис играли? А то у меня создалось впечатление, что вы просто неуч! К сожалению, вы можете только испортить жизнь своему ребенку». Вышло так, как я и говорил: ребенок не играет в теннис, папа нашел тысячу объяснений, почему так получилось. А на самом деле он один во всем виноват. Это очень тонкая вещь: каждый родитель думает, что его ребенок — гений. Пусть лучше его данные оценивают профессионалы. Почитайте мое резюме и убедитесь в том, что я не с улицы пришел. Я же не учу банкира, куда деньги переводить и за сколько процентов, не прихожу к нефтянику в офис и не указываю ему, как рулить процессом. Если ваш ребенок талантлив, у него, скорее всего, все получится. Осталось только научиться работать. Остальное — дело времени. Но стопроцентной гарантии никто никогда не даст, даже тренер. Дети — это венчурный бизнес.

— И к чему такому юному дарованию нужно быть готовым?

— К тяжелейшему труду. Надо забыть, что у тебя есть семья, любимый человек. Настраивайся, что их будешь видеть в лучшем случае раз в полгода. Настраивайся, что будешь болеть, что-то будет ломаться. Если готов пойти на такие жертвы ради тенниса, пожалуйста. Только будь предельно честен с собой. Скажи себе правду — хочешь чего-то добиться или нет. Но только не так — месяц тренируюсь, месяц отдыхаю. Есть выходные — делай, что хочешь. Но в понедельник ты должен быть свежим и готовым пахать. Нужно для самого себя наметить приоритеты. Хочешь веселиться, пожалуйста. Если готов вкалывать, у тебя потом все будет, но надо потрудиться, соблюдая в равных пропорциях работу и отдых. Но вряд ли что-то получится, когда заставляют чем-то заниматься из-под палки.

— Разве вас не заставляли?

— Заставляли, и правильно делали. Но при этом все нормально объясняли. Я приехал тренироваться в Испанию, когда мне было 15 лет. Женщина, у которой я снимал квартиру, дала мне ключи и сказала: «Марат, не хочу проблем. Если не придешь ужинать, просто позвони и предупреди». По сути в этом возрасте я уже мог делать все, что хотел. А я с утра до вечера жил на кортах. И пусть кто-то теперь рассказывает, что я люблю погулять, в ответ я говорю: «Если только тусоваться, можно ли иметь такие результаты, которые есть у меня?» Невозможно, не обманывайте себя. На одном таланте далеко не уедешь. Однозначно! Талантов полно. Везде, во всем мире. В Испании я видел таких талантов, что Федерер отдыхает! Но работоспособности при этом у них было ноль! Они гуляли, капризничали, не тренировались, и все — не состоялись, хотя могли бы зарабатывать нормальные деньги и стать кумирами молодежи. Я же, пока они тусовались, спал. Надо мной смеялись: «Руссо, руссо! Давай, пошли с нами!» Нет, думал я про себя, я лучше посплю, а потом попробую заработать денег и показать, на что я способен в профессиональном плане.

— Какой смысл в таком возрасте уезжать тренироваться за границу?

— В то время, когда уезжал я, не было других возможностей чего-то добиться, в стране не было элементарных условий для тренировок. Отъезд за границу был оптимальным вариантом. И потом там очень много хороших специалистов, но нужно знать, к кому и куда ехать.

— Шамиль Тарпищев рассказывал, что теперь уезжают в Казахстан, где созданы отличные условия для теннисистов, и многие из наших талантливых ребят тренируются там, чтобы потом выступать под флагом этого государства.

— Да, примерно половина наших талантливых ребят уехала в Казахстан. Я не разделяю этого решения. Но они там. А у нас ситуация такова, что скамейка на Кубке Дэвиса коротенькая. Получилось, что мы сами вырыли себе яму. Надо делать выводы и не допускать подобных ошибок впредь. Сейчас ведь нормальной тренировочной базы нет. Многие семьи не в состоянии оплатить час тренировок для ребенка. Это бешеные цены, но мы не можем обязать к чему-то частные клубы, которые зарабатывают на этом деньги. Поэтому вся надежда на теннисный центр, который должен появиться в Москве, думаю, года через три. Сроки зависят от того, насколько быстро документация пройдет согласования и мы выйдем на стройку. В этом центре будем давать детям льготную возможность тренироваться.

— Про взятки в детском спорте слышали? Это когда платят за попадание на турниры или в состав сборных.

— При мне ни за что и никогда! Это можно отслеживать. Легко! Если я услышу про что-то подобное, тогда, ребята, берегитесь!

— А что вы сделаете?

— (Задумывается на секунду.) Что-нибудь сделаю, но такого не допущу. Мы в федерации за чистый спорт и всех, кто захочет подзаработать сомнительным образом, будем из наших рядов просто вычищать. Гарантирую.

Система Orphus

Комментарии