03 декабря, суббота Время на сервере 14:38
Теннис: Все новости

Совсем другая Мартина

01 октября 2008, 07:00 | Автор: Юлия Ниткина | Источник: "Спорт Сегодня"
Совсем другая Мартина
Когда-то родители, решившие во что бы то ни стало воспитать из своей дочери теннисную звезду, назвали девочку в честь Мартины Навратиловой. Но она не стала второй Мартиной. Она совсем другая. Во всем, от манеры игры до поведения в жизни, она очень сильно отличалась и от мужественных чемпионок прошлого, и от политкорректных звезд силового тенниса настоящего. Она одна такая — Мартина Хингис.
Об этой девушке, так рано и быстро взлетевшей и так больно упавшей, причем два раза, до сих пор идут споры. Кто-то считает ее самой великой теннисисткой современности, кто-то не может ей простить злого язычка и непростого характера, но одно можно сказать совершенно точно — Мартина Хингис была особенной. «Талант, который появляется раз в сто лет», «Моцарт на корте», «хрупкая чемпионка», «убийца в белых носочках» — какими только восторженными словами ни называли Мартину тренеры, специалисты и журналисты. Вот только несколько примеров:

«Это талант от Бога, она родилась с этим чувством мяча. Можно изнурять себя тренировками и все равно не приблизиться к ней. Ее мышление на корте невероятно. Наблюдая за ее игрой, замечаешь, что Хингис не так много двигается и, тем не менее, всегда оказывается на верной позиции. Этому невозможно научить», — бывшая профессиональная теннисистка Ирина Спирлеа.

«Граф в данный момент выглядит помощнее, но она не так хорошо чувствует игру. Крис Эверт не выходила к сетке, как Мартина, а у Навратиловой была совершенно другая психология игры. Хингис — это сочетание положительных качеств всех предыдущих чемпионок», — Андреа Джагер, первая ракетка начала 80-х.

«Мартина — просто исключение. Все у Хингис идет от головы. Поэтому Мартина постоянно совершенствуется, придумывает какие-то свои оригинальные тактические ходы, а соперницы в это время только усиливают удары. Не всегда, слава богу, все решает сила в современном теннисе», — Лариса Савченко.

«Женский теннис стал мощным, напористым, сверхскоростным. У Хингис этого нет, но у нее феноменальное чутье, предугадывание ситуации, великолепное чувство чужой игры. Иногда мне кажется, что в ее голове заложен компьютер, который в доли секунды просчитывает действия противника. Мартина обладает даром, которым может обладать только идеальная теннисистка», — Анна Дмитриева.

Пытаясь разложить по полочкам игру Мартины, специалисты не могли понять, что делало ее теннис таким завораживающим, заполненным чередой блестящих побед над самыми разными соперницами. У Марти, как ее называют поклонники, безусловно, была не самая сильная, хотя точная и коварная подача, не самый мощный, но тщательно выверенный форхенд, не лучший, зато элегантный и безумно красивый бэкхенд. Не была она и самым быстрым игроком на корте. Она была недосягаема лишь в одном — в видении игры и тактических импровизациях. Мартине удавалось соединить разрозненные детали игры в единый рисунок — точный и совершенный.

С другой стороны, ее упрямство, самоуверенность и даже некоторый эгоцентризм тоже вызывали немало разговоров в теннисной среде. О своем первом проигрыше в возрасте четырех лет Мартина рассказывала так: «В первом матче на своем первом турнире я провалилась с треском. Проиграла 0:6, 0:6. Мне тогда было четыре года, а сопернице, по-моему, девять. Но я все равно очень расстроилась. Я никогда не любила проигрывать, да к тому же борьба в тот день в каждом гейме была очень упорная».

Известна еще такая история про Мартину — на одном из детских турниров 9-летняя Мартина на тренировке ленилась. Исчерпав терпение, Мелани шлепнула дочь ракеткой. Та подставила ладони и получила по пальцам, в результате мизинец был сломан. Тогда девочка взяла ракетку в другую руку и оставшиеся матчи отыграла левшой. Мало того, стала чемпионкой, хотя выступала по старшей возрастной группе.

От Мартины нельзя было дождаться интервью в стиле «Сегодня-соперница-играла-замечательно-но-я-провела-свой-лучший-матч» — политкорректность была ей абсолютно несвойственна. Когда 39-летняя Навратилова заметила, что Хингис еще слишком молода для профессиональной карьеры, ответ 14-летней нахалки не заставил себя долго ждать: «Я ведь не говорю, что она слишком стара для тенниса». Именно Мартине принадлежат слова про Штеффи Граф: «Победить Штеффи не так уж и сложно. Нужно лишь не давать ей времени для принятия решения и заставлять бегать по корту». Именно она заявила про Амели Моресмо, что та «наполовину мужчина», снискав суровое недоброжелательство французской публики. Про сестер Уильямс Хингис не задумываясь сообщила, что они «извлекают выгоду из своей расовой принадлежности, по любому поводу упрекая тех, кто ими недоволен, в расизме». Подобных примеров не перечесть. И все же, именно такое бесстрашие перед лицом любого самого титулованного оппонента помогло ей стать первой ракеткой мира в 16 лет.

Откуда же взялось такое чудо? Эта девочка была рождена и воспитана, чтобы стать чемпионкой. Мартина родилась 30 сентября 1980 года в словацком городке Кошице. Родители (мать, Мелани Молиторова, и отец, Кароль Хингис) были теннисистами, хоть и не достигшими больших высот, поэтому когда появилась дочь, они без колебаний назвали ее в честь легендарной соотечественницы — Мартины Навратиловой. Впрочем, впоследствии бесконечные сравнения новой теннисной звезды с великой тезкой надоели и теннисистке, и ее маме, которая даже злилась: «Знала бы, что так произойдет, не назвала бы дочь Мартиной».

Будущей теннисистке пришлось очень рано полюбить спорт: в три года родители привели ее на корт, зимой — поставили ее на лыжи, в четыре года — посадили на лошадь. Мама, которая очень хотела реализовать в дочери свои амбиции, уже в два года дала девочке в руки обрезанную ракетку. Кстати, довольна ли была сама Хингис, что все решили за нее? «Конечно. Я долго была первой ракеткой мира, выиграла не один десяток турниров. С моей стороны было бы просто глупо расстраиваться. Конечно, я могла бы стать врачом или адвокатом. Но стала бы я лучшим в мире врачом или лучшим в мире адвокатом? Сомневаюсь. Каждый должен заниматься тем, что у него лучше получается», — отвечала на этот вопрос Мартина.

Сначала родители тренировали будущую чемпионку вместе. Но Мелани уже тогда понимала, что в социалистической Чехословакии звезду ей не вырастить. Она хотела перебраться на запад, поэтому развелась с мужем, вторично вышла замуж за швейцарского компьютерщика и вместе с дочерью, которой в то время было семь лет, переехала в Труббах, городок на севере Швейцарии, в процессе переезда превратившись в Молитор. Кстати, и сама Мартина позднее оценила целесообразность такого шага: «Поездки в Словакию возвращают меня с небес на землю. Когда я вижу, как там живут мои ровесницы, то понимаю, насколько мне повезло!»

Как ни странно, у Мелани, видимо, оказался незаурядный тренерский дар, потому что теннисная карьера будущей чемпионки развивалось стремительно и фантастически. Начиная с 1989 года она четыре года подряд побеждала на чемпионатах Швейцарии, дважды выиграла чемпионат Европы и ряд международных турниров. В 12 лет она выиграла юниорский «Ролан Гаррос», став самой молодой чемпионкой за историю турнира. В 13 добавила к своим пока еще молодежным трофеям чемпионские титулы «Уимблдона» и Открытого чемпионата США. В 1994 году Мартина стала профессионалкой, а уже в шестнадцать лет выиграла Открытый чемпионат Австралии в одиночном разряде и в паре, потом «Уимблдон» и US Open. Победив на Australian Open в 16 лет, 3 месяца и 26 дней Хингис превзошла достижение Моники Селеш, которая в 16 лет и 6 месяцев в 90-м году выиграла Открытый чемпионат Франции. И все же самой юной спортсменкой в истории мирового тенниса, победившей на турнире «Большого шлема», продолжает оставаться англичанка Шарлотта Дод, выигравшая в 15 лет и 10 месяцев «Уимблдон» в 1887 году. Впрочем, вернемся в 20-й век. Неудивительно, что после этих побед Мартина стала самой юной первой ракеткой мира с десятимиллионным спонсорским контрактом.

После этого начался период ее безоговорочного доминирования на корте. Она закончила и 1997-й, и 1999-й, и 2000-й годы на первой строчке мирового рейтинга. Правда, в это время ей не пришлось выдерживать уж очень мощную конкуренцию — Штеффи Граф страдала от травм, да и вообще в женском теннисе происходила смена поколений. Про Мартину в те времена все вспоминают, что она практически всегда улыбалась. Жизнь казалась ей сказкой. «Теннис — это работа? Да вы что, это искусство», — говорила Мартина. Она могла себе позволить не перенапрягаться на тренировках, гулять, танцевать, ходить по магазинам и даже кататься на лошадях, которых она с детства очень любила. Но в этой легкости уже была заложена проблема, которая сказалась чуть позже. Мартина не научилась бороться, психологически не созрела до чемпионского уровня. Обладая уникальной игрой и являясь сильнейшей теннисисткой мира, она, по сути, оставалась подростком.

Первой серьезной остановкой в этом радостном шествии был «Ролан Гаррос»-99. В финале Мартина встречалась с вышедшей на пик формы Штеффи Граф, и это был первый матч с игроком-легендой, который проходил на таком серьезном уровне. К тому же после высказываний Мартины о любимице французской публики Амели Моресмо болельщики неистово поддерживали Граф. Последовало нескольких эмоциональных срывов Мартины, когда она даже сломала ракетку. Хингис просто не выдержала давления публики, ей не хватило опыта и зрелости, и она умудрилась проиграть матч, ведя 2:0 во втором сете после выигранного первого. После поражения она убежала в раздевалку в слезах, где ее утешали мама и Анна Курникова. Похоже, это поражение сломало Хингис психологически, кстати, и для Граф эта победа ознаменовала начало конца. Этот турнир стал для Хингис даже больше, чем соревнованием, которое она еще не выиграла, это стало мечтой, которой не суждено было исполниться (как мы помним, она никогда не выигрывала «Ролан Гаррос» в одиночном разряде). После этого проигрыша Мартина не выиграла больше ни одного турнира «Большого шлема».

В следующем году началась цепочка противоречивых побед и поражений. После поражения от Винус Уильямс в четвертьфинале «Уимблдона» Мартина дала примечательное послематчевое интервью: «Если я не могу выиграть турнир «Большого шлема» в течение года, значит, кто-то другой должен стоять на первой строчке мирового рейтинга». Теннисный мир был поражен — Хингис впервые усомнилась в собственных силах, в своем праве находиться на вершине рейтинга. Позже она только усилила это впечатление неудачными выступлениями, а апогеем всего этого стало поражение от Серены Уильямс в финале Открытого чемпионата США 2000 года. Мартина совершала много ошибок, которых никто не мог от нее ожидать. Причиной поражения стало отсутствие у Хингис веры в свою победу. Психологические проблемы, свойственные молодым игрокам, Мартина почувствовала уже в качестве звезды мирового тенниса.

Без сомнения, есть и технически аспект проигрышей: все теннисистки, которым проиграла Хингис, были значительно выше и значительно тяжелее ее. Для того, чтобы бороться с сестрами Уильямс, Линдсей Дэвенпорт, Дженнифер Каприати, Моникой Селеш необходимо было, что-то делать с физической формой юной чемпионки. И здесь снова проявился незаурядный тренерский талант Мелани Молитор.

Начало сезона-2001 еще раз доказало, что для нее нет в теннисе неразрешимых проблем. К Открытому чемпионату Австралии Мартина пришла, по мнению многих комментаторов, в наилучшей спортивной форме. Уже в разогревочном турнире в Сиднее, прямо накануне Australian Open, было очевидно, что Мартина готова к бою с судьбой — она стремилась прервать цепь из семи поражений в турнирах «Большого шлема».

Никогда Мартина не показывала такой физической подготовки, такой скорости ударов. Она явно усовершенствовала игру по системе «подача — выход к сетке», что в теории тенниса является почти единственным противоядием от мощных игроков. Усиленная первая подача впервые стала приносить Мартине эйсы, а уж игровой хитрости и тактических уловок ей всегда было не занимать. Первый турнир сезона Adidas Open прошел с блеском, Мартина легко переиграла трех «силовиков» из элиты мирового тенниса — Ким Клийстерс, Серену Уильяме и Линдсей Дэвенпорт — и открыла новый сезон очередным трофеем.

Миф о швейцарском эльфе, так любимый журналистами, начинал трещать по швам. О том, сколько на самом деле Хингис уделяет время ОФП, рассказала хорватка Мирьяна Лютич, проведшая две недели в швейцарском доме Хингис в качестве партнерши по тренировкам: «На одну общефизическую подготовку уходило часа по три в день. С утра полуторачасовая пробежка в горах, вечером — бокс или аэробика. Боксировать приходилось против профессиональных спаррингов, что было совершенно изнурительно. А сколько мы делали упражнений на закачивание пресса — умереть можно. Для меня такие объемы и разнообразие были внове. За всем у Мартины следит мама, она и мне немного помогала, ее знания удивительны».

Сетка Australian Open-2001, где Мартина рассчитывала победить, оказалась катастрофической — в четвертьфинале ее ждала Серена Уильямс, а в полуфинале Винус Уильямс. Еще никто и никогда не обыгрывал обеих сестер подряд. Мартина дала настоящий бой Серене и в безукоризненно коварном стиле переиграла ее, взяв третью партию со счетом 8:6. Полуфинал же стал просто разгромом Винус — 6:1, 6:1. Казалось, оставался всего один шаг до того, чтобы доказать себе и другим, что она по-прежнему способна победить на «Большом шлеме», что она пережила проигрыш в Париже. В финале Мартину ждала Дженнифер Каприати, которая никогда не побеждала Хингис.

Тем не менее, Мартина не смогла победить в финале, ее просто там не было. Вялая, с потухшим взглядом, лишенная инициативы, она подарила победу американке, практически не оказав сопротивления. Впервые публика увидела плачущую Мелани Молитор. Она смогла усилить свою дочь физически, но ничем не смогла помочь ей в плане психологии. Если раньше Мартина не умела проигрывать, сейчас она, казалось, разучилась выигрывать.

После этого начались поиски виноватого. Сначала Мартина поссорилась с мамой, завела нового бойфренда и пыталась начать самостоятельную жизнь. Тем не менее, уже к «Ролан Гаррос» мать и дочь воссоединились. Уже вместе они обвинили в проблемах Мартины производителя спортивной обуви Sergio Tacchini. Мол, кроссовки этой марки, которые Хингис носила в течение 6 лет, были плохого качества, и именно они послужили причиной всех бед швейцарской теннисистки. Большинство специалистов отнеслось к этой версии скептически. Контракт Хингис с итальянской фирмой завершился почти за пять лет до этого, и тогда никаких проблем со здоровьем у нее не было. На самом деле, нельзя заставлять свое тело все время работать на пределе, оно заставит тебя пожалеть об этом. Все силы, которые у нее были, Хингис растеряла в 97-99 годах в битвах против Винус (14 матчей), Серены (6), Дэвенпорт (12).

За скандалами как-то незаметно пришло понимание, что любители тенниса теряют великого мастера. Пауза в выступлениях швейцарки затягивалась, и постепенно даже самые отчаянные оптимисты склонялись к мысли, что это навсегда. Мартине было всего 22 года, и она далеко не полностью раскрыла свой потенциал к тому моменту, как объявила о своем уходе в 2002 году.

Позже она расскажет: «Уходила ведь я из-за того, что у меня совсем разладилась игра. Скажу откровенно: человеку, который когда-то был первым, весьма трудно смириться с мыслью, что появился кто-то сильнее его». После ухода Мартина работала комментатором на канале «Евроспорт» и австралийском спортивном канале Channel 7.

Однако спустя три с лишним года Мартина принимает решение вернуться в большой теннис и, по сути, начинает все с начала. Спустя некоторое время Хингис побеждает на Открытом чемпионате Австралии, выиграв с Махешем Бхупати в миксте. Затем были победы в Риме и Калькутте, после которых Мартина вернулась в число лучших теннисисток планеты.

В это же время разворачивается и один из самых громких романов в теннисном мире. Ну кто бы мог подумать, что 28-летний Радек Штепанек покорит сердце Мартины Хингис? Взбалмошная Мартина, аристократка по духу, могла разбить сердце любому импозантному миллионеру. Прежде в числе ее ухажеров были футболист сборной Англии Сол Кэмпбелл, исполняющий обязанности прокурора Майами Крис Калкин. Но ответила «да» Хингис только скромному теннисисту, с которым познакомилась еще на юниорских турнирах, к тому моменту завоевавшему всего один титул в карьере. Возможно, кандидатуру чеха пролоббировала Мелани Молитор, у которой в академии в Воллерау Радек три года подрабатывал как тренер. В декабре Радек в романтической атмосфере Праги сделал Мартине предложение. Перед Australian Open 2007 года Хингис, так и не дождавшись вопроса репортеров о том, по какому случаю на ее пальце сияет бриллиантовое кольцо, сама рассказала журналистам о недавней помолвке. Но надолго сохранить свои романтические отношения пара не сумела. Еще через полгода Мартина и Радек расстались без объяснения причин, «оставшись друзьями». Впрочем, очень скоро еще одним громким увлечением чеха стала теннисистка-соотечественница — восходящая звезда Николь Вайдишова.

Со спортивной точки зрения 2007 год начался для Мартины очень удачно — она дошла до финала турнира в Австралии, а затем до четвертьфинала на Australian Open. Сразу же последовал ее 43-й титул в карьере — победа на одном из любимых турниров в Токио. После этого была победа в Дохе в паре с Марией Кириленко. Казалось, все идет хорошо. Однако в октябре Хингис заявляет о новых проблемах со здоровьем, которые мешают ей играть.

Заявление вышло скандальным. Мартина призналась, что допинг-тест, сделанный во время «Уимблдона»-2007, дал положительный результат на кокаин. Мартина рассказала об этом, не дожидаясь официального заявления со стороны WTA и ITF. Дело в том, что эти результаты были настолько странными, что даже эти организации не спешили с обвинениями в адрес Хингис. Не объяви спортсменка во всеуслышание о результате теста, о его существовании, помимо нее самой и ряда спортивных чиновников, вообще никто бы не узнал. Но Мартина решила не бороться и уйти, не дожидаясь приговора.

«Я невиновна на 100 процентов. Эти обвинения ужасающи и чудовищны. Когда мне сообщили о результатах тестов, я была потрясена и очень напугана. Моим оружием против соперниц всегда была изобретательность на корте, и воплощать ее мне помогало только одно — любовь к теннису», — сказала она на пресс-конференции. Это признание повергло в шок общественность. Все знали про ее сложный характер, острый язык, многочисленные романы, но наркотики... «Я не верю в эти подозрения. Мартина никогда не стала бы связываться с наркотиками. Все произошедшее — нелепость», — говорила тогда еще одна мастерица комбинаторной игры Анастасия Мыскина.

Да и основной причиной окончательного ухода Мартины из тенниса стала, скорее всего, не история с наркотиками. Просто она вернулась, вновь вошла в десятку, доказала себе и всем, что по-прежнему способна выигрывать и снова потеряла интерес к теннису. Все, что можно, в теннисе она уже доказала, а впереди ее ждала новая интересная жизнь, где она могла еще многое узнать, многому научиться и многое самой себе доказать.

«Когда я ушла первый раз и комментировала теннис, то, оглядываясь вокруг, я думала, что смогу их обыграть. И когда я вернулась, то доказала, что была права. Во всяком случае, обыграла всех, кроме четырех. Теперь я не вижу смысла возвращаться. Через пару лет мне будет уже 30. Я люблю смотреть теннис и вращаться в теннисных кругах. Но сейчас я буквально наслаждаюсь свободой. Встречаюсь с друзьями, путешествую, провожу мастер-классы в разных странах», — в этих словах Мартины надежда на большую и счастливую жизнь после тенниса, где все у нее получится. Ведь талантливый человек талантлив во всем.

Система Orphus

Комментарии