04 декабря, воскресенье Время на сервере 00:53
Теннис: Все новости

Динара Сафина: "Если сдамся, я - слабак"

08 февраля 2011, 14:08 | Автор: Владас Ласицкас | Источник: "Спорт-Экспресс"
Динара Сафина:


Сафина "молчала" с тех самых пор, как осенью 2009-го из-за травмы позвоночника снялась с итогового турнира в Дохе. Лечение было долгим и непростым, в прошлом году успешного возвращения не получилось. Нынешний же сезон 24-летняя экс-первая ракетка мира начала тремя поражениями подряд на турнирах в Новой Зеландии и Австралии, откатом на 117-е место в рейтинге WTA Tour, расставанием со своим аргентинским тренером Гастоном Этлисом и участием в четвертьфинале Кубка федерации Россия - Франция, в котором наши теннисистки впервые отыгрались, уступая по ходу дела - 0-2.

И хотя матч этот Динара провела на скамейке запасных, в начале нашего разговора мы, разумеется, не могли не затронуть событий, произошедших в "Олимпийском".

- При счете 0-2 думали о том, что мы можем проиграть?
- Нет, что вы! Я всегда верю в наших девочек. Все прекрасно знают, что в России живут сильные и смелые женщины, которые до конца бьются за свою страну. И это не какие-то громкие слова. Я очень рада за девчонок, они молодцы!

- Если бы Светлана Кузнецова сказала, что устала после одиночки, и на решающую парную встречу вместе с Анастасией Павлюченковой капитан Шамиль Тарпищев предложил выйти вам, согласились бы взять на себя такую ответственность?
- Конечно! Ради своей страны, как и остальные девчонки, я всегда стараюсь делать все возможное и невозможное. Все мои проблемы на личных турнирах в таком случае отошли бы на второй план. Это даже не обсуждается.

РАССТАВАНИЕ С ЭТЛИСОМ

- Вы готовились к сезону в Буэнос-Айресе, занимаясь на протяжении двух месяцев под руководством Гастона Этлиса. Впервые подготовка была столь затяжной?
- Однажды я начинала подготовительную работу в середине ноября, но чтобы вот так, за два месяца до старта сезона, - такого еще точно не было.

- Успели изучить ритм жизни аргентинской столицы?
- По сравнению с Москвой, Буэнос-Айрес - сонное царство. Ты уже идешь в фитнес-центр, а местные жители только начинают завтракать, наслаждаясь солнцем. Заканчиваешь тренировку - а они все еще кушают.

- Во время подготовки не было каких-то признаков, что начало сезона может получиться провальным?
- Однажды возникло странное ощущение, я даже поговорила на эту тему с тренером. Вдруг оказалось, что тренировки слишком для меня легкие и не такие целенаправленные, как обычно. Но Гастон сказал, что все будет нормально, и я доверилась ему.

- А потом стартовал сезон...
- Да, на первом турнире в Окленде я в трех сетах проиграла бельгийке Янине Викмайер и подумала, что для начала в принципе это не так уж и плохо. Но затем последовало поражение в Хобарте от француженки Марион Бартоли - 0:6, 1:6, и это стало тревожным звонком. Я не понимала, что происходит. Поэтому вновь поговорила с Этлисом, который сказал, чтобы я не беспокоилась и что надо продолжать работать.

- И вы продолжали - до тех пор, пока в матче первого круга Australian Open против Ким Клийстерс не выиграли ни одного гейма.
- Я вовсе не думаю, что всегда должна всех обыгрывать. Однако раньше, даже находясь в своей самой худшей форме, я никогда не проигрывала с таким счетом. Хотя говорят, что в тот вечер Ким играла очень хорошо.

- Как на то поражение отреагировал Этлис?
- В том-то и дело, что практически никак. И это меня смутило. Я вдруг увидела, что он не совсем понимает женский теннис, который все-таки сильно отличается от мужского. Тогда мы и решили, что надо расстаться. Смысла продолжать сотрудничество не было.

СУПЕРТРЕНЕР САВЧЕНКО

- Не боитесь попасть в разряд игроков, которые постоянно меняют тренеров?
- Не могу сказать, что часто это делаю. С хорватом Желько Краяном мы проработали около двух с половиной лет, до него я достаточно долго сотрудничала с голландцем Гленом Схаапом. Был еще Саша Златоустов, с которым я не хотела расставаться, но он не мог постоянно сопровождать меня на турнирах. Сейчас наступил тяжелый момент. Лечу в Монте-Карло, чтобы начать сотрудничество с итальянцем Давидом Сангинетти, и не знаю, как все сложится.

- Вы знакомы?
- Я знаю его как человека, но не как тренера.

- А что больше всего беспокоит?
- Как пойдет работа? Как он воспринимает женский теннис? На эти вопросы пока нет ответов, и я сильно переживаю. Ведь у меня больше нет времени ни для ошибок, ни для экспериментов. Меня не надо менять, моя игра такая, какая есть. Хочется, чтобы тренер быстро вошел в рабочий ритм, понял меня и мой стиль игры.

- А кто вам порекомендовал Сангинетти?
- В Мельбурне я сказала своему агенту, что не вижу перспектив в работе с Этлисом и его командой. Агент вышел на Давида и устроил нам ужин. Сангинетти уже работал в качестве тренера - с кем-то из японцев. В свое время он хорошо выступал в одиночке, а для меня очень важно, чтобы тренер при необходимости сам мог выйти на корт и играть со мной. Сейчас, повторяю, главное, чтобы Давид понял женский теннис. Надеюсь, опыт игрока ему в этом поможет.

- Слышали, что в новые тренеры вам прочили Анастасию Мыскину?
- Просто на Australian Open я однажды пообедала с Настей не в ресторане для прессы, а затем попросила ее прийти и поддержать меня во время матча с Клийстерс. Наверное, оттуда и пошли эти слухи. Подобные небылицы мне уже надоели.

- Вот вы говорите, что мужчине тяжело понять женский теннис. А не думали поработать с тренером-женщиной?
- А где ее найти? Для меня, например, специалист с большой буквы - Лариса Савченко. Я восхищаюсь и ею самой, и ее опытом. У нее во время тренировок очень разнообразные упражнения, и при этом я понимаю, на что они направлены. После Мельбурна я заехала на четыре дня в Юрмалу, где занималась под руководством Ларисы. И даже написала маме эсэмэску, что хочу плакать от радости, настолько мне нравилось работать там. Проблема одна - Лариса не может постоянно ездить со мной по турнирам.

- Но из ваших рассуждений следует, что и сильного тренера-мужчину сейчас отыскать непросто.
- Дело же не в имени тренера. Вот мне говорят: давай возьмем тебе самого лучшего специалиста, не мелочись. А что такое - самый лучший тренер? Если, к примеру, Карлос Родригес подошел Жюстин Энен, это еще не означает, что подойдет он и мне. Я в свое время попробовала поработать с Хайнцем Гюнтхардтом - бывшим наставником Штеффи Граф. И у меня с ним не пошло, в отличие от сербки Аны Иванович. Cейчас уже начали обсуждать уровень Сангинетти, но для меня главное, чтобы у него было желание работать, тогда можно двигаться вперед. А то ведь многие умудряются едва ли не спать на тренировках.

ЗВОНОК МАМЕ

- Кроме тренера вы сменили и фирму-экипировщика.
- Да, старый контракт с прежней фирмой закончился, а к новому соглашению мы так и не пришли. Жаль, что после стольких лет сотрудничества так получилось. Во время тренировок я пока еще надеваю спортивную одежду прежней фирмы, а на официальные матчи несколько комплектов формы мне предоставила другая. Договора с какой-то компанией у меня на данный момент нет.

- В последнее время вы стали еще более закрытой для прессы, чем раньше. Обиделись за что-то на журналистов?
- Я немного закрываюсь потому, что устала от одних и тех же вопросов. Когда я была первой в мире, меня постоянно спрашивали: когда ты выиграешь турнир "Большого шлема"? Можно подумать, что сама я этого не хотела. А сейчас меня постоянно спрашивают: когда ты вернешься в элиту? Что ты для этого делаешь? Тренируюсь! Вы думаете, я не переживаю? Переживаю больше всех, ведь это происходит не с кем-то еще, а со мной. Вопрос сейчас стоит так: или я буду двигаться вверх, или совсем закончу с теннисом. Ведь стопроцентной гарантии того, что все опять будет хорошо, нет.

- У вас была мысль закончить карьеру?
- Да, совсем недавно. Меня так "накрыло", что я позвонила маме и сказала, что ухожу. А потом села, поговорила с Ларисой Савченко, и она напомнила мне, что по натуре я сильный человек. Вот тогда я и решила: если сдамся, значит, я слабак. В рейтинге ведь скатилась не из-за того, что стала хуже играть. Теннис у меня прежний - я так же бью по мячу, так же попадаю. Просто кое-что на тренировках надо подштриховать.

Дело в том, что после травмы спины я вернулась в WTA Tour не до конца готовой. Вообще не тренировалась и не была готова к возвращению в теннис в грунтовой части прошлого сезона. В последнее время часто думала: может, отдохнуть от турниров и просто нормально потренироваться, чтобы вернуть уверенность в собственных силах при выходе на корт? И теперь наконец пришла к именно такому выводу.

- То есть отказ от участия в турнире, который пройдет в Париже, - не последний?
- Очки в ближайшее время сгорать у меня не будут, так что спешки никакой нет. Помимо Парижа я еще, возможно, снимусь с турнира в Дубае. Для меня сейчас главное - попасть в основную сетку Roland Garros (смеется). Даже если я еще немного опущусь в рейтинге, организаторы Открытого чемпионата Франции, надеюсь, мне как двукратной финалистке этого турнира предоставят wild card. Хочу вернуться в Тур, когда сама себе скажу: я готова.

- Травма спины изменила что-нибудь в вашей игре?
- Движение при подаче - единственное, что пришлось поменять. После травмы при моей прежней подаче спина уже не беспокоила, а вся боль уходила в бедро. Я могла бить и справа, и слева, а вот подавать не могла. Осенью прошлого года несколько раз тренировалась с братом, и он посоветовал немного изменить подачу. И это помогло, напряжение с бедра ушло. Правда, некоторые говорят, что подача стала слабее, но мне кажется, что это из-за неуверенности. В игре о травме спины я вообще не вспоминаю, бегу за каждым мячом.

МЕЧТА О СОБАКЕ


- В детстве наверняка ни о каких травмах и рейтинге не думали... 
- Конечно. Детство - это беззаботность. Живешь и получаешь удовольствие. И в теннисном плане все было иначе. Выходишь на корт и особо не задумываешься, получается у тебя что-то или нет. Играешь для здоровья.

- А когда вы поняли, что детство закончилось?
- Наверное, когда в 12 лет переехала в Валенсию. Именно тогда перешла из обычной школы на домашнее обучение, и это были уже осознанные шаги в другую, взрослую жизнь.

- Никогда не жалели об этом?
- Не стоит гневить Бога. Уже сейчас можно сказать, что карьера у меня получилась. Я многого добилась и рассчитываю, что победы еще будут. Да, у меня не было детства в обычном понимании этого слова, зато у многих людей не было моей карьеры. Там, наверху, для каждого расписана своя жизнь.

- Из детства у вас много друзей осталось?
- В одной из социальных сетей в интернете у меня в друзьях записаны девочки из школы, но общения толком не получается. Хоть я и пыталась дружить, у нас разные графики. Например, когда я в Москве, мне удобно встречаться с людьми днем, потому что вечерами я люблю побыть дома. А большинство днем работают. Очень трудно поддерживать связи, когда мало точек соприкосновения.

- Знаю, у вас есть одна мечта, которая пока никак не осуществится. Вы очень хотите собаку.
- Да, очень, но мне хочется завести ее именно для себя. У собаки должен быть один хозяин. А заводить и отдавать ее на время отсутствия родителям, будет некорректно. К тому же я переехала жить в собственную абсолютно новую квартиру, и как представлю, что собака будет оставлять метки во всех углах, начинаю жалеть жилище (смеется). В общем, заведу собаку, когда осяду на одном месте.

- С породой будущего любимца уже определились?
- Хочу маленькую собачку, но папа и брат смеются надо мной, заявляя, что будут использовать ее как коврик (смеется). Крупная собака для охраны мне не нужна, так что настаиваю на маленькой.

- У вас в детстве были животные?
- Когда мы жили в Валенсии, брат постоянно сплавлял нам то пару кроликов, то еще кого-то. Однажды на Новый год Марат купил мне собаку породы кокер-спаниель, но уже через пять дней мы вернули ее обратно в магазин. Мама сказала, что надо сделать это, пока не поздно. Ведь я была еще маленькой, только начинала ездить по турнирам, и маме пришлось бы помимо меня еще и с собакой нянчиться.

- Марат вот недавно завел себе кошку британской породы...
- Феньку. Захожу иногда поиграть с ней. Но это кошка брата, я ее не особо чувствую. И вообще к кошкам спокойно отношусь.

- В Москве после утомительных тренировок вы сами садитесь за руль. Не напрягают столичные пробки?
- Я везде получаю удовольствие от вождения, и город при этом не имеет значения. Спокойно вожу и в России, и в Германии, и в Испании. Самое сложное для меня - не водить, а парковаться и выезжать с парковки. Причем не в Москве, а в Монте-Карло. Это просто каторга, в такие моменты я проклинаю все на свете.

- Кстати, постоянным местом жительства у вас значится именно Монте-Карло...
- Да, но после Australian Open я заехала туда буквально на пару дней - чтобы продлить резиденцию. В Монте-Карло все под рукой. До кортов - пять минут, так же как и до границы. Это очень удобно, и теперь, работая с Сангинетти, буду больше времени проводить там.

- На корте вы эмоциональны. А в жизни?
- Всякое бывает. Иногда меня даже фильмы "накрывают" - и тогда рыдаю всю картину. Причем не важно, комедия это или какая-то романтическая история. А порой смотришь что-то - и тебя вообще не "пробивает". Из последнего, что я видела и что мне очень понравилось, - фильм "Законопослушный гражданин" с Джерардом Батлером. Но его к новинкам вряд ли можно отнести.

- Ребенка своего в теннис отдадите?
- Часто думаю об этом. Если у него будет желание - отдам. Найму ему хорошего первого тренера, который поставит технику, ведь это самое важное. В остальное влезать не буду, если ребенок, конечно, сам совета не попросит. Но если увижу, что он мучается так же, как я сейчас, в первую очередь буду винить себя.

Система Orphus

Комментарии