04 декабря, воскресенье Время на сервере 05:03
Теннис: Все новости

Великая китайская революция. На Ли, первой азиатке, сыгравшей в финале «Большого шлема», помешали выиграть собственные болельщики

31 января 2011, 14:42 | Автор: Александр Зильберт | Источник: "Советский спорт"
Великая китайская революция. На Ли, первой азиатке, сыгравшей в финале «Большого шлема», помешали выиграть собственные болельщики


В субботу бельгийка Ким Клийстерс победила в финале китаянку На Ли (3:6, 6:3, 6:3) и выиграла четвертый в карьере турнир «Большого шлема». Три прежних титула она завоевала в Нью-Йорке (2005, 2009/10).

СЛЕЗЫ В МИКСТ-ЗОНЕ

Это будет ода проигравшему. И я не боюсь разочаровать читателей. Потому что о великой (с прошлой субботы – без преувеличения) Ким более или менее знают все. А вот о загадочной китаянке, полагаю, единицы.

И это, друзья, неудивительно, не парьтесь! Ее ж не обыгрывал только ленивый! Не знаю, как вы, но я каждый раз, когда На Ли (На – имя, Ли – фамилия, специально переспрашивал тут в Мельбурне у китайского журналиста) обыгрывала наших девушек, был вне себя от злости, воспринимая эти поражения как нечто из ряда вон выходящее.

Вот Свету Кузнецову, например, хлебом не корми – дай китаяночке проиграть. Или, может, мне так кажется, потому что три раза из четырех она ей проигрывала на моих глазах. Особенно больно было на Олимпиаде в Пекине. Тогда на Кузнецову вообще-то очень рассчитывали, да к тому же Ли представляла из себя лишь эдакую Китайскую стену (ее до сих пор так в туре порой называют): перекидывает мячики на сторону соперника, носясь из стороны в сторону, да и все. Ничего не придумывает: голая физика, помноженная на не слишком разнообразную технику. Играй с ней чуть вариативней, заставь ее саму немного думать, и все – дело в шляпе! Это, слава богу, и доказала тогда в Китае Вера Звонарева, победа которой сделала реальностью незабываемый русский подиум на Играх-2008.

Ли тогда, помню, горько плакала в микст-зоне и прошла – что невообразимо! – мимо китайской прессы, сказала пару слов на английском лишь иностранцам. Оказывается, именно в то время она приняла главное, возможно, в своей жизни решение.

ЕЕ УНИВЕРСИТЕТЫ

В 2002-м На Ли значилась в рейтинг-листе на 277-м месте. Чуть лучше, чем годом ранее (304) и чем в самый первый, 1999 год карьеры (363). Небольшая радость, правда ведь, наблюдать такой скудный прогресс? Вот и китаянка подумала: трехсотая, четырехсотая – какая, дескать, разница? Пойду-ка я лучше в университет учиться.

И пошла. Причем вознамерилась изучать медиа-бизнес в Центральном китайском университете технологий. Учеба ей нравилась не столько, сколько свалившееся на нее бешенное общение. Она ловила кайф от пребывания в кругу обычных людей, среди которых, впрочем, оказался и один бывший теннисист – Шань Цзян, ее будущий муж.

Два года будущая финалистка Открытого чемпионата Австралии играла в теннис только для себя – по-любительски. Что роднит ее не только с культовым футболистом «Спартака» Андреем Тихоновым, который два года убил в армии, охраняя зеков, но и с соперницей по субботнему финалу. Бельгийка, как известно, покинула большой спорт в 2007-м, чтобы родить чудную дочурку Джаду и затем триумфально вернуться в 2009-м. Китаянку же к теннисной жизни вернул безвестный капитан сборной, который неожиданно вспомнил о подававшей надежды На Ли, пришел к ней на занятия и попросил выступить за страну в самый распоследний раз – на Азиатских Играх-2006.

– Федерация пообещала оплачивать мне все расходы, поэтому я подумала: «А почему бы и нет?» – трепетное отношение На Ли, девушки из бедной семьи провинциального Уханя, к финансам еще не раз окажет влияние на ее жизнь.

В 2004-м На Ли стала потихонечку играть челленджеры. А уже в 2006-м была в двадцатке! Причина, как это часто бывает у спортсменок, – на поверхности: 27 января 2006-го она вышла замуж за своего одногруппника по университету. Тогда они, конечно, и предполагать не могли, что ровно через пять лет новоявленная невеста станет первой азиаткой, дошедшей до финала «Большого шлема» в одиночном разряде. Правда, для этого им с мужем еще надо было совершить после олимпийского Пекина переворот, которого не знал китайский теннис.

ПО СЛЕДАМ ЧЕСНОКОВА

Кажется, в 1989-м советский гражданин Андрей Чесноков, сенсационно обыгравший в 1/4 финала «Ролана Гарроса» действующего чемпиона Матса Виландера, отколол на послематчевой пресс-конференции: «Ребята, о каких призовых вы толкуете? Я живу с семьей в квартире метражом меньшей, чем эта комната! Все деньги я отдаю федерации, а она потом возвращает мне не более 10 процентов». В разгар перестройки на западе это заявление прозвучало как гром среди ясного неба и было растиражировано всеми возможными СМИ. Это позволило Андрею пойти ва-банк и добиться от федерации финансовой независимости.

В 2008-м схожий путь прошла и На Ли. Ее заявление было категорическим: либо вы отпускаете меня в свободное плавание, либо я завершаю карьеру. Китайская компартия поразмыслила и решила дать игроку вольную – ради эксперимента. Бьюсь об заклад, что они оценивали этот эксперимент как удачный. Для себя. Ну кто эта На Ли? 26 лет, лучшие годы явно позади, Олимпиаду завалила – явный национальный антигерой. Вот и покажем-де на ее примере, что значит отрываться от коллектива!

– Когда я была под крылом федерации, я могла ни о чем не беспокоиться, – вспоминает миссис Ли. – Мне покупали билеты, бронировали отель, нанимали тренера... Но зато теперь меня окружают те люди, от общения с которыми я получаю удовольствие. Это для меня значит очень многое.

Для начала Ли наняла себе шведского тренера Томаса Хогстедта – да-да, того самого, который нынче занимается с Марией Шараповой. Скандинав сделал большое дело – подправил китаянке подачу, научил ее работать по-настоящему профессионально – нанять себе тренера по фитнесу, найти качественного массажиста. Рейтинг Ли стал расти, как на дрожжах. 2009-й она закончила 15-й, а в 2010-м впервые вошла в ТОП-10. И тут, видно, китайский семейный подряд решил, что взял от шведа все, что мог, и нечего дальше транжирить деньги. «Все в семью!» – с таким девизом Хогстедт был отправлен на понижение к 16-й ракетке мира, а новым наставником На Ли с конца 2010-го стал ее суженый-ряженый. И – сработало!

БЕССОННИЦА ПЕРЕД ПОБЕДОЙ

Когда в январском Сиднее Ли в 1/4 финала обыграла Кузнецову, то я, сами понимаете, не шибко переполошился. Во-первых, Света – ее «клиентка». Во-вторых, начало сезона – мало ли какие чудеса возможны. Даже когда китаянка дошла там до финала, удивления не было. В конце концов она на самом Australian Open в прошлом году в полуфинале играла. Да и что там у нее в Сиднее за соперницы были – Родионова, Раззано, Йовановски...

Но вот когда в финале была повержена сама Клийстерс и Ли выиграла первый в карьере турнир категории «Премьер», пришлось уже призадуматься. Ведь Ким с первого своего матча показывала, что является на сегодняшний день лучшей в туре по игре. Она демонстрировала это и в матче с китаянкой. До счета 5:0 в первом сете. Вот из какой передряги выкарабкалась Ли и победила в двух сетах!

Списать это на новогоднюю случайность хотелось, но не получалось. Для начала Ким засвидетельствовала: «Это другой игрок! Раньше удар справа у нее был слабым местом, теперь она одинаково опасно бьет с обеих сторон. Ну и передвигается по корту просто феноменально – и это после трех операций на ногах!» Но дело, по мне, было не только в этом. Сила духа стала в игре Ли чуть ли не доминирующим качеством. Знаете, что она заявила мне в Сиднее по окончании своего первого матча?

– Думаю, я смогу выступить в этом году в Мельбурне лучше, чем в прошлом, – то есть за три недели до финала отважная китаянка предрекла, что дойдет до него! – Это так здорово, когда тебя тренирует муж – огромная радость. Поначалу, правда, мы с ним цапались как кошка с собакой. Я привыкла, что он хозяин вне корта, а уж в теннис я играю сама по себе. Что ж поделать, научилась подчиняться ему и в спорте. И, знаете, я умопомрачительно счастлива!

То, что невообразимый сиднейский камбэк в поединке с Ким не был случайностью, стало ясно в мельбурнском полуфинале. Ли ушла с матчбола в исполнении первой ракетки мира Каролин Возняцки, а затем попросту нокаутировала ее! И это при том, что ночь перед этим, по собственному признанию, практически не спала – больно муж храпел.

– Стала ли я национальным героем Китая? Ха, сильно сомневаюсь, – первая в истории азиатка, вышедшая в финал «Большого шлема», грустно улыбнулась, тем самым косвенно подтверждая, что официальный Китай ее успехам явно не рад.

С НОВЫМ ГОДОМ – КИТАЙСКИМ!

Субботний финал начался по сиднейскому сценарию. Ким в своем репертуаре: начала «душить» с первого мяча, не позволив сопернице выиграть в двух стартовых геймах ни одного розыгрыша. Неужели не научил ее ничему прошлый матч с китаянкой? Ведь та, хитрая змейка, лишь усыпляет бдительность врага, безошибочно выбирая момент для укуса. Смертельного?

Уступив первый сет 3:6, Ким еще долго искала противоядие. Но воистину дорогу осилит идущий! Бельгийка понимала, что у нее совершенно не идет подача, а другие козыри против азиатки что-то совсем не работают. Ким решила не проламывать Великую китайскую стену головой. Она решила ее обойти. Клийстерс убавила силу, стала накручивать мячи, резать их, заставлять соперницу играть с высокого отскока. И та стала больше ошибаться.

Второй сет стал решающим в плане психологии. Борьба нервов привела к тому, что на протяжении четырех геймов никто не мог выиграть свою подачу. Ну а абсолютно ключевым стал седьмой отрезок второй партии при счете 3:3.

Все большая интеграция Китая в международное сообщество, открытость границ, продуктом которых вроде как и стал успех Ли, сыграли с ней злую шутку. Местный таксист рассказал мне занятную историю: еще лет десять назад самым популярным сочетанием в телефонном справочнике Мельбурна были имя Джон и фамилия Смит. А недавние исследования в данной области показали, что лидирует некий китайский синоним Ивана Иванова. В общем, стоило ли удивляться, что в городе, где Чайна-таун находится в самом центре, на историческом финале среди рекордных 18 176 зрителей затесались толпы шумных китайцев.

И ладно бы они только скандировали лишь официально разрешенные партией и правительством фанатские кричалки времен пекинских Игр, потрясающие своим разнообразием: «Вперед, Китай!» и «Вперед, Пекин!». Так нет же – китайские болельщики, окончательно отбившиеся от генеральной линии партии и не обремененные теннисным этикетом, просто-таки вывели На Ли из себя.

– Они постоянно учат меня, как надо играть! Это невыносимо! – проигрывая 3:4, китаянка обращается с жалобой к судье.

Но то ли оказавшиеся в этот вечер на трибуне китайцы были не сильны в английском, то ли призыв судьи к спокойствию был недостаточно жестким... В общем, когда Ли при 3:5 и 30:15 в свою пользу забивала смэш в открытый корт, ей громко крикнули что-то под руку на родном языке. Тут ее казавшееся несгибаемым сердце, рядом с которым уже 10 лет красуется нежная татуировка с розочками, сдалось. Бороться не только с противницей, но еще и с собственными согражданами ей оказалось не под силу. 3:6, 3:6. И трофей совершенно заслуженно оказывается в руках бельгийки.

– Он показался мне таким большим! – изумлялась непосредственная 28-летняя китаянка после финала. – Куда больше, чем на картинках или по телеку. Наверное, если я подниму его, меня за ним вообще не будет видно.

– И когда же вы намереваетесь его поднять? – опешили, в свою очередь, репортеры.

– Наверное, в будущем году. Надо же двигаться не спеша, шаг за шагом. Завершать карьеру я пока не собираюсь, так что...

– В прошлом году, когда вы триумфально дошли до полуфинала, вас потом с почестями принимали в Пекине. Видимо, теперь встреча будет еще более теплой?

– Я не поеду на родину. И даже не знаю, что они там про меня пишут. Хорошо ли, плохо – мне неинтересно.

– Вы настолько раздражены поведением своих болельщиков?

– У меня полное впечатление, что я играла сегодня в Бельгии. Но, пользуясь случаем, хочу поздравить их всех с наступающим китайским Новым годом.

Система Orphus

Комментарии