08 декабря, четверг Время на сервере 05:09
Теннис: Все новости

Анна Курникова: девочка бог знает откуда

24 июля 2008, 09:22 | Автор: Тимофей Муха | Источник: Championat.ru
Анна Курникова: девочка бог знает откуда
Она уже более пяти лет не выступала в профессиональных матчах, но тем не менее теннис и имя Анны Курниковой до сих пор находятся рядом. Сейчас 27-летняя блондинка выступает в популярном в Америке соревновании World Team Tennis, в котором участвуют и действующие атлеты, такие как братья Брайаны, Линдсей Дэвенпорт, сёстры Уильямс, Дмитрий Турсунов, Елена Лиховцева, Ярослава Шведова и другие. Однако даже на этом фоне Анна по-прежнему выглядит королевой.

– Анна, недавно в Washington Post сообщили, что Джастин Гимельстоб из Washington Kastles говорил о вас неподобающие вещи в эфире одного ток-шоу. Кроме того, во время матча он сказал вам что-то, что заставило вас заплакать, и затем нарочно подал мяч так, чтобы попасть вам в тело. Как вы прокомментируете всю эту ситуацию?
– У меня нет слов! Всё это очень печально, и мне совершенно не хочется ввязываться в какие-либо интриги и баталии вне корта. Так что я сделаю вид, что ничего не произошло и откажусь от дискуссий на эту тему. Знаете, World Team Tennis создавался не для этого, а для позитивной и веселой игры в теннис – на радость фанатам. Так что я не собираюсь обращать внимание ни на что другое и не хочу придавать упомянутому вами инциденту еще большую значимость и огласку.

– Зачем вы играете в World Team Tennis?
– Боже ты мой, ну, есть миллион причин! Это мой шестой сезон. Так как я не играю в профессиональном туре, то для меня это лучшая возможность побывать на корте, окунуться в атмосферу игры, радовать фанатов и просто быть частью замечательной лиги. WTT – это очень здорово. Всё сделано так, чтобы болельщики могли насладиться и одиночными играми, и играми в парах, в том числе смешанных, в общем, всем! Так что я бы ни за что не упустила такой возможности! На самом деле, незадолго до начала во время тренировок у меня начало болеть колено. Я была просто вне себя от негодования. "Господи, – говорила я. – Ты, наверное, шутишь!" Так что я рада, что теперь всё в порядке. Я постоянно тренируюсь и хочу скорее на корт! Я соскучилась по игре. Теперь я делаю это исключительно для удовольствия, быть на корте – сплошное наслаждение.

– Вы следите за хоккейной лигой NHL?
– Да. Ну, вернее сказать я смотрела плей-офф, в общем, всё, что крутят по телевизору. То есть не то что я каждый день слежу за новостями, но в целом я в курсе событий.

– Как вы относитесь к безоговорочной победе "Детройт Ред Уингз"?
– Замечательно! Учитывая историю, связывающую меня с этой командой, я всегда болею за них. Так что я рада, что они снова выиграли. Это прекрасная организация. Они всегда ко мне хорошо относились, и в Детройте мне было очень здорово.

– Как вы думаете, почему девушки иногда уходят из тенниса, находясь на вершине, как Жюстин Энен?
– Что ж, во-первых, приятно видеть, что не одна я такая сумасшедшая – ушла прямо из гущи событий. Действительно, кроме Энен ещё и Ким Клийстерс также ушла, будучи, кажется, второй ракеткой. Думаю, дело в том, что играть начинаешь с детства и девчонкам просто хочется пожить в своё удовольствие. Они уже достигли всего, чего хотели достичь. Теннис – это нагрузка 24 часа семь дней в неделю. От этого не уйдёшь. Это очень выматывающий образ жизни, особенно для нас – маленьких девочек. Смотрите, ведь Жюстин была невысокой. Кими тоже. Женское тело хрупкое, и, чтобы выдерживать нагрузки, нужно очень сильно напрягаться. При нынешнем уровне профессионализма, если ты не можешь выдавать каждый день стопроцентную игру, если чувствуешь, что сдаёшь, то играть нет смысла вовсе. Кстати, чтобы взять и уйти, тоже нужно много мужества, особенно когда ты всё ещё на вершине. В общем, всё это индивидуально. Всё зависит от психического и физического состояния спортсменки, от планов на будущее, от достигнутых результатов. Так что обобщения в стиле "Ох, девочки слишком рано начинают и выгорают", на мой взгляд, не уместны. Бывает, что игрок начинает проявлять себя только к 25 годам, и это нормально.

– Зачастую после ухода игрок не знает, что ему делать, так как не может найти достойную замену теннисному корту. Какой стала для вас жизнь без тенниса? Ваша жизнь кажется вам настолько же полной, как и ранее?
– Очень хороший вопрос. Да, действительно бывает очень-очень трудно заставить себя идти дальше. Ведь теннис – это то, что постоянно окружало тебя в течение всей жизни. Вдумайтесь, я начала играть, когда мне было пять лет. И большинство профессионалов уже в десять начали серьёзно тренироваться и участвовать в турнирах. В итоге это и составляет твою жизнь. Это тяжело. Но те игроки, что поумнее, начинают готовить себе плацдарм для дальнейшей жизни, ещё играя. Это делает переход менее болезненным. Некоторые поступают так: уходя из тура, сразу создают семью. Ну и, разумеется, семья отнимает большую часть их времени. Что касается лично меня, то я смогла найти своё призвание в работе с детьми в Boys and Girls Club. Это стало моей новой карьерой, я посвящаю своё время детям, связанным с детьми сообществам и благотворительности. Разумеется, время от времени я работаю моделью, чтобы заработать на жизнь. Но в целом моё новое призвание – это дети и благотворительность. Это занятие приносит мне удовлетворение и радость. А остальное – это только чтобы заработать.

– Почему вы перешли из Sacramento Capitals в St. Louis Aces?
– Ну, так ведь и работает эта система: сначала ты в одной команде, а потом тебя перекупает другая – обычное дело в любом спорте. Я уже играла в St. Louis два года назад. Так что я готова. Но для меня это уже совсем новая команда, в том смысле, что из нынешних игроков я никого не знаю. Всегда хорошо встретить новых людей и получить новый опыт. На WTT всегда весёлая и благодушная атмосфера. Я люблю играть в команде. Тут как в Кубке Дэвиса или Кубке федерации. Все друг за друга держатся. Мне такое по душе!

– Раньше тренером у вас был энергичный Уэйн Брайан, а теперь ему на смену пришёл новый специалист. Что вы о нём знаете?
– Нет, о его стиле мне ничего неизвестно, но сам он мне знаком. Уверена, мы поладим. Всё дело в игроках, в команде. Я буду делать всё, что тренер будет считать нужным для победы команды. Понимаете, командные соревнования построены на работе всей команды сообща, своё же эго надо оставить за бортом. К примеру, в туре ты играешь сам за себя, если только это не игра в парах, так? А в таких соревнованиях ты играешь на команду, слушаешь тренера.

– Часто проводят параллель между вами и гонщицей Даникой Патрик. Как вы относитесь к её победе в апреле? Это была её первая победа.
– Я всегда поддерживаю женщин. Всегда желаю им успеха. Уверена, что она заслужила победу, что она много работала ради неё. Я снимаю шляпу перед всеми женщинами, добившимися успехов в спорте, ведь я знаю, как это трудно. Это требует большой самоотдачи, усилий и жертв. Так что я в целом всегда рада, когда женщина проявляет свой талант.

– Вы говорили о том, что готовитесь к играм WTT. Могли бы вы сравнить эту подготовку с подготовкой к игре в туре? Сравнить количество часов, интенсивность тренировок.
– Ну, само собой, есть серьёзные различия. Если бы я сейчас решила вернуться в тур, то у меня бы ушли месяцы на подготовку, мне пришлось бы отправиться на четверть или даже полгода, скажем, к Боллетьери и готовиться как физически, так и психологически, ведь я перфекционист. Если уж я поставлю себе цель, то я буду вкладываться на сто процентов. Конечно, к WTT я готовлюсь меньше. Ведь он сам по себе непродолжительный, что мне в нём и нравится, зато даёт мне возможность поиграть. Я знаю, что играть придётся немного, а значит, я справлюсь.

– Вы ранее упоминали, что Динара Сафина – ваш хороший друг. Как вы думаете, ей было тяжело играть, оставаясь в тени брата? Возможно, это сказывалось на её игре негативно?
– Знаете, мне трудно ответить на этот вопрос, так как у меня не было ни брата, ни сестры вплоть до последних четырёх лет. А сейчас я совсем такая, знаете, большая сестра, между нами ведь разница 24 года. Наверное, Динаре было трудно, но, с другой стороны, она видела, через что приходится проходить брату, и училась на его примере. Кроме того, они брат и сестра, так что нет того вечного соревнования, как между двумя сёстрами или двумя братьями. Так что, мне кажется, старший брат скорее помог ей.

– Не могли бы вы кратко перечислить те награды и достижения, которые, как вам кажется, наиболее важны? Так сказать, то, чем бы вы хотели запомниться грядущим поколениям.
– Сразу скажу, что для меня важно лишь то, что думает обо мне моя семья и близкие друзья. Вопрос о том, как обо мне будут думать в будущем незнакомые мне люди, меня не сильно волнует. Для себя я знаю, что родилась в Советском Союзе. Что у нас не было ничего, то есть совсем ничего. Я выросла в однокомнатной квартире, где жили пять человек. Я начала играть в теннис. Мне не верится, что сейчас я живу в Америке. Вся эта жизнь с массой возможностей, большой дом. Теннис дал мне жизнь. Возможность для реализации. Я играла на Центральном корте Уимблдона, где доходила до полуфинала. Я выигрывала у пяти первых ракеток мира, когда те были на пике своей карьеры – Штеффи Граф, Моники Селеш, Линдсей Дэвенпорт, Аранты Санчес и Кончиты Мартинес. Я выиграла у Мартины Хингис, когда та была в отличной форме. Для меня именно эти победы самые важные. Вот вам мой взгляд на собственную карьеру. Я достигла многого, чего девочка бог знает откуда не могла даже мечтать достигнуть. Я очень рада, что всё обернулось именно так. Это было очень трудно. У нас тогда не было ни плана, ни ожиданий. Моей маме было 26, когда она со мной – маленьким ребенком – приехала в Америку. Мне было девять. Мама совершенно не говорила по-английски. Приходилось учить по ходу. Нам удалось достичь очень многого, и я очень счастлива. Самое главное, что я сейчас жива, здорова, счастлива и вокруг меня замечательные люди.

– Похоже, что сейчас многие российские игроки находятся на подъёме. Как вы считаете, ваш пример послужил толчком к такому развитию событий?
– Не думаю. Я очень рада, это здорово, что столько наших девочек хорошо играют. Они заслуживают того, что имеют. Я думаю, Восточная Европа в целом: Сербия, Хорватия, Чехия, Россия - сейчас поднялись, так как там появилось гораздо больше возможностей в плане переездов. До этого был СССР, коммунизм. Да и финансовое положение сейчас куда лучше. Появилась возможность участвовать в международных турнирах. У нас всегда было много талантливых гимнастов, атлетов, олимпийцев. Теперь, когда есть возможности, люди из Восточной Европы имеют много шансов на успех за счёт своей жажды к победе.

– Когда играли вы, игроков-соотечественников было не так много.
– Да, ведь не было возможности играть. Мне повезло, я оказалась в Америке в 1992-м. Я практически стала американкой. Я подписала контракт. Попала к Боллетьери. Большинству это было недоступно. Многим не удавалось путешествовать вплоть до 1995-1996 годов. Мне очень повезло.

– Вы следите за футболом, смотрели чемпионат Европы?
– Да, и я удовлетворена результатом нашей сборной. Жалко, конечно, что проиграли испанцам, но от наших никто и выхода в полуфинал не ожидал. Я рада, что выиграла Испания. Закатила у себя дома громадную вечеринку.

Система Orphus

Комментарии