04 декабря, воскресенье Время на сервере 19:19
Теннис: Все новости

Дмитрий Турсунов: "Не скажу, что в Ногттингеме я был прав"

26 июня 2008, 07:27 | Автор: Евгений Федяков | Источник: "Спорт-Экспресс"
Дмитрий Турсунов:
Дмитрия Турсунова во вторник вечером я дожидался в уимблдонском пресс-центре по двум причинам. Во-первых, для того, чтобы он поделился своими впечатлениями после тяжелейшей победы над французом Николя Маю, одержанной со счетом 6:4, 6:7 (8:10), 7:6 (9:7), 3:6, 7:5 за 3 часа 51 минуту. А во-вторых, хотелось из первых рук получить информацию об инциденте, произошедшем на прошлой неделе на турнире в Ноттингеме. Напомню, что там в матче первого круга против итальянцев Симоне Болелли и Андреаса Сеппи (партнером россиянина был южноафриканец Крис Хаггард) Турсунов разругался с судьями и покинул корт, после чего был не только оштрафован, но еще и дисквалифицирован в одиночном разряде.

Разумеется, беседуя на эту невеселую для себя тему, Дмитрий не излучал привычных улыбок. Тем не менее ему хватило терпения для того, чтобы достаточно подробно прокомментировать ноттингемскую историю. Правда, начали мы все-таки с поединка против Маю.
 
- Вы ожидали от 58-й ракетки мира столь упорного сопротивления?
- Да, ведь трава наилучшим образом подходит для стиля игры этого француза. Поэтому я заранее знал, что мне предстоит очень сложный матч.
 
- На Уимблдоне в пятом сете не играется тай-брейк, а в конце матча на Лондон уже спустились сумерки. Не возникало мысли, что доигрывание могут перенести на среду?
- Об этом нельзя думать, потому что из-за спешки можно потерять свою игру. К тому же на подаче Маю я практически не имел возможности контролировать ситуацию в розыгрыше.
 
- Следующая игра у вас с англичанином Крисом Итоном, занимающим в рейтинге АТР лишь 661-е место. У вас уже есть опыт соперничества с хозяевами здешних кортов, причем довольно успешный. Это может как-то отразиться на ходе предстоящего поединка?
- Честно говоря, мне трудно предсказать, как решит действовать мой соперник. Скорее всего, он будет чувствовать себя либо очень скованно, либо очень раскованно, поскольку терять ему особенно нечего. Безусловно, мой опыт может сказаться. В то же время крайне непросто играть с бесшабашными ребятами, которые сами мало представляют, на что они способны в следующую минуту. Порой такие игроки имеют преимущество над более опытными теннисистами, которые взвешеннее подходят к каждому своему действию, вследствие чего волнуются и чаще допускают ошибки.
 
- А у английской публики есть какие-то отличительные черты по сравнению, скажем, с французской?
- Не считаю, что британские болельщики - какой-то особенный народ. Как и все остальные, они наверняка будут поддерживать своего соотечественника.
 
- Теперь, если не возражаете, давайте коснемся инцидента в Ноттингеме. Он сильно выбил вас из колеи?
- Немного есть, но ведь изменить уже ничего нельзя. Поэтому я должен относиться к этой истории так же, как, скажем, к проигранному матчу. И, разумеется, ни в коем случае не вспоминать о ней, находясь на корте. Вокруг меня и так вполне достаточно раздражителей.
 
- Если бы на корте снова сложилась аналогичная ситуация, вы бы поступили так же?
- Нет. Жизнь показала, что мой экстремальный поступок ничего не изменил. А значит, повторять его нет никакого смысла. Хотя я все-таки надеюсь, что кто-то обратит внимание на то, что квалификация линейных судей на небольших теннисных турнирах оставляет желать много лучшего. Хотя в некоторых других видах спорта дела обстоят точно так же.
 
- В Ноттингеме у вас возник конфликт именно с линейным арбитром?
- Нет, с главным. В принципе на подобных турнирах от линейных судей всегда можно ожидать ошибок. Но ведь судья на вышке тоже должен влиять на ситуацию и предпринимать какие-то действия, чтобы эти ошибки исправлять.
 
- Вы разговаривали по этому поводу с кем-то из руководства Ассоциации теннисистов-профессионалов?
- Да, с человеком, который поставлен главным над всеми судьями и супервайзорами. Но после решения, принятого супервайзором в Ноттингеме, он ничего сделать уже не мог.

- На сколько вас оштрафовали?
- На три тысячи евро. Кроме того, с меня сняли все призовые, заработанные на том турнире, и заставили самого платить за гостиницу.
 
- Обжаловать решение будете?
- А какой смысл? Все равно уже ничего сделать нельзя.

- Но можно же настаивать на своей правоте...
- Не скажу, что я был прав. Понятно, что мой поступок подпадает под определенные санкции. Хотя снимать меня с одиночки все-таки было необязательно.
 

Система Orphus

Комментарии