09 декабря, пятница Время на сервере 10:39
Теннис: Все новости

Энди Маррей. Своё мнение обо всём

12 июня 2008, 07:36 | Автор: Мария Козлова | Источник: Championat.ru
Энди Маррей. Своё мнение обо всём
Шотландец Энди Маррей – новая надежда Великобритании после ухода из большого спорта Тима Хенмана и Грега Руседски, – как все молодые, весьма амбициозен. Однако его планы по завоеванию теннисной короны подкреплены не только талантом, трудолюбием, но и богатым жизненным опытом…

Трагедия в Данблейне
Энди Маррей учился как раз в той шотландской школе, где в 1996 году произошло трагическое убийство 16 учеников и учительницы подростком Томасом Хэмилтоном, расстрелявшим их из пистолетов. Чтобы не вызвать ненужных толков, при записи на турнир в графе "родной город" Маррей обычно пишет не Данблейн, а Стёрлинг.

– Вам тогда было десять лет?
– Да, я тогда был очень маленьким, и я вряд ли много чего помню. И это правда, я совершенно искренне говорю о том, что почти ничего не помню. А, кроме того, это совсем не из тех событий, которые хотелось бы вспомнить во всех подробностях. Оно довольно неприятно. Там были убиты братья и сестры некоторых моих друзей.

– Тяжело об этом вспоминать?
– Самая дикая вещь заключается в том, что мы были знакомы с этим парнем. Его пару раз подвозила моя мама. Очень жутко думать, что вот тут, в твоей машине, рядом с твоей мамой сидел убийца. Возможно, это одна из причин, почему я не хочу копаться в памяти и вспоминать всё это. Слишком уж беспокойно. Я ведь мог оказаться одним из тех детей.

Характер по наследству
– Вас часто критикуют за вспыльчивый нрав…
– Когда моя мама была юниором и проиграла одно из соревнований, бабушка, разозлившись, уехала без неё. Так что у нас вспыльчивость – это явно семейное, но приходится стараться и держать себя в руках.

– Ещё вас называют трудным подростком.
– Я совсем не упрям. Я уже сбился со счёта, сколько раз меня называли плохо воспитанным подростком с дурным характером, но, когда ты взрослеешь, то думаешь совершенно по-другому.

– Это правда, что вы совсем не потребляете алкоголь?
– После двух определённых эпизодов в Барселоне я завязал и никогда больше не притрагивался к спиртному. Тот опыт не удался. В глазах своих друзей я выглядел полным идиотом. Я пил исключительно для того, чтобы узнать, как это – быть пьяным. Я ненавижу вкус алкоголя во рту. Даже шампанское мне не нравится. Пиво я считаю отвратительным напитком, а виски даже никогда не пробовал.

Проблемы Британии…
– После ухода Тима и Грега – вы главная звезда британского тенниса. Гордитесь собой?
– Мы очень ограничены по сравнению с остальной Европой. Каждый думает, что если ты лучший в Соединенном Королевстве, то это предел мечтаний и лучше ничего быть не может. Но вы никогда не услышите о том, что Рафа Надаль отмечает тот факт, что он – номер один в Испании. Он хочет, чтобы его знали, как вторую ракетку мира. Мы живём в мировой системе координат. И так нас и судят.

– Где вы обычно тренируетесь?
– Большую часть времени я провожу не дома, но часто бываю в Национальном тренировочном центре в Роухэмптоне – это штаб английского тенниса с многомиллионным финансированием. Но там никого нет. Я часто ищу партнера, чтобы сыграть партию-другую.

Большинство английских теннисистов тренируются только день через другой. Благодаря Ассоциации (LTA) было установлено прекрасное оборудование, но не скажу, чтобы им сумели воспользоваться. Я ещё никогда никого не видел в тренажёрном зале, когда заходил туда.

Мне кажется, здесь что-то не так с английской ментальностью и с английской этикой, особенно когда это касается спортсменов. И никто из них никогда в этом не признается даже самому себе.

Немного о Гилберте
– А что всё-таки они делают не так?
– Ну, например, я думаю, что Ассоциации не надо тратить так много денег на оплату услуг лучших тренеров мира, таких как Брэд Гилберт. Это не значит, что я неблагодарен ему за его работу со мной, но я думаю, что в настоящую минуту британский теннис нуждается в хороших, опытных тренерах и физиотерапевтах, которые понимали бы нужды и запросы национального спорта.

– А что пошло не так с Брэдом, почему вы прекратили сотрудничество?
– Мы проводили вместе каждое утро, каждый вечер, вместе ужинали. Представьте себе, что вы сидите в офисе рядом с одним и тем же человеком восемь часов подряд, а потом идёте домой и ужинаете с ним же. И так каждый день. Похоже на "день сурка". Я просто от этого устал. Передышки были слишком короткими.

Я просто пошутил…
– А что скажете по поводу ваших замечаний о футболе?
– Я шотландец. Но я также и британец. Я никогда не был против Англии, это не так… То, что случилось, на самом деле было шуткой, которую неправильно восприняли. Шёл чемпионат мира 2006 года, и Англия должна была играть с Парагваем. У Тима Хенмана и у меня брали интервью, и ещё до его начала журналист спросил Тима о шансах Англии на победу, а мне задал вопрос о том, за кого я буду болеть.

Задавая вопрос, он намекал на то, что Шотландия в чемпионате играть не будет. Намек я понял. Мы посмеялись. Потом у нас взяли интервью, и напоследок журналист спросил: "За кого вы будете болеть?" Имея в виду шутки, которыми мы перекидывались до начала разговора, я сказал: "За любого, с кем будет играть Англия, ха-ха". Я сказал это, улыбаясь.

Было совершенно очевидно, что я шутил. Потом в пересказах всё исказили и переиначили. Даже изобрели какую-то историю о том, что я будто бы купил себе футболку с надписью "Парагвай". Чушь какая-то.

– Похоже, вы большой шутник…
– Да, несмотря на мой имидж, чувство юмора у меня всё-таки есть. "Офис" – это моя любимая комедия, а Дэвид Брент – просто самый смешной из всех когда-либо придуманных персонажей. "Офис" настолько же забавен, насколько этот чувак тупой. Иногда мне попадаются люди, которые мне его немного напоминают, и тогда я незаметно пытаюсь заставить их сказать что-нибудь в стиле Дэвида Брента, а они ничего не замечают.

Простой шотландский парень
– О чём мечтали в детстве?
– Мне было семь лет, и моим героем был Андре Агасси. Мне очень хотелось заполучить его автограф, но мне не удалось подобраться к нему поближе на Уимблдонском турнире. А когда я стал профессионально играть в теннис, то хотел купить пентхауз в Майами. Ещё когда-то я подумал, что неплохо было бы иметь домик в графстве Суррей в Англии.

– А вот интересно, а что вам не нравится, что не любите?
– Бананы. Это вообще жалкий фрукт. Во-первых, они выглядят не супер. Они кривые, да ещё и чёрные у черенка. А если ты кладешь банан в сумку, и кто-то тебя толкает, он пачкает всё внутри и потом всё скользкое и липкое. Говорят, что я всегда имею своё собственное мнение. Думаю, те, кто говорит это, правы. Даже в отношении бананов.

Система Orphus

Комментарии