05 декабря, понедельник Время на сервере 07:31
Теннис: Все новости

Участницы Кубка Кремля-2009 Елена Веснина и Вера Звонарева: За тренировки в России платим втридорога

17 октября 2009, 09:23 | Источник: Советский спорт
Участницы Кубка Кремля-2009 Елена Веснина и Вера Звонарева: За тренировки в России платим втридорога
В преддверии юбилейного, 20-го по счету Кубка Кремля, стартующего в понедельник, гостями редакции стали российские теннисистки: 7-я ракетка мира Вера Звонарева и 22-я – Елена Веснина. В течение полутора часов девушки отвечали на вопросы читателей и журналистов «Советского спорта», а также приняли участие в тематической викторине.

ПЕРВЫЙ СЕТ. ВОПРОСЫ ЧИТАТЕЛЕЙ.

Эта парная встреча с читателями и репортерами начинается строго по графику: не успевают стрелки редакционных часов показать ровно 17.00 по Москве, как в конференц-зале уже раздается первый звонок.

Здравствуйте, меня зовут Кристина! – бодро представляется девичий голос. – Я из Москвы и хочу задать вопрос моей любимой теннисистке Елене Весниной.
– Привет, Кристина! Задавайте! – с готовностью говорит Лена.

– Только у меня вопрос не про теннис будет, а про личное, – строго предупреждает читательница. – Какие качества в мужчине вы цените в первую очередь?
Веснина: — Вообще-то мы в спортивной газете находимся, Кристин, а не в бульварной! – хохочет. – Но так уж и быть, отвечу. Ценю честность, мужественность, чувство юмора.

– И что, есть такой мужчина в вашей жизни?
Веснина: – Да.

– Очень за вас рада!
Веснина: – Спасибо!

Звонарева: – Лен, мне кажется, это знакомые тебе звонили, – подтрунивает Вера над подругой. – Или даже скорее знакомая твоего знакомого!
– Возможно! – загадочно улыбается Елена.

– Жуков Николай из Москвы беспокоит. А Вера присутствует?
Звонарева: – Здесь!

– Вера, я за вас очень сильно болею и хочу узнать: как получить ваш автограф?
Звонарева: – А подходите после матча среди прочих болельщиков, я и распишусь.

– Да там же молодежь всегда вперед рвется. Я-то в возрасте уже: боюсь, затолкают, а вы меня и не заметите...
Звонарева: – Ваши шансы повысятлся, если вы принесете российский флаг – я обычно с особым удовольствием на нем расписываюсь. Ну и крикните, что вы звонили мне в «Советский спорт». Это будет как пароль. После этого я обязательно к вам сама подойду.

«ГДЕ МАМА?»

Вопрос из Интернета от пользователя с ником cuzmic: «Не обижает ли вас более высокое внимание к некоторым спортсменам, которые не могут обыграть немцев и азербайджанцев? Вы ведь входите в число лучших спортсменок мира, одерживаете большие победы, куете славу российского спорта, а на первых полосах газет – интервью с Хиддинком и Аршавиным. Про вас же – лишь в середине газеты мелкими буквами...»
Веснина: – С футболом трудно тягаться – народный вид.
Звонарева: – Причем – всенародный. Он является спортом номер один не в ограниченном круге стран, а реально по всему миру – и в Южной Америке, и в Африке. Поэтому он лучше продается – чего тут обижаться? С другой стороны, кто знает, что было бы, если б газеты все-таки стали отдавать больше места теннису? Может, и популярность бы его тоже резко пошла в гору?

– Президент Федерации тенниса России Шамиль Тарпищев не устает повторять: по спортивному принципу наши теннисные результаты куда выше футбольных. Так почему бы не выделить на весь теннис в стране 45 миллионов долларов в год – сумму, сравнимую с бюджетом одного футбольного клуба премьер-лиги? Это позволило бы не останавливаться на достигнутом, а продолжать рваться к лидерству в мировом теннисе.
Веснина: – Считаю, наш теннис такую сумму заслужил давно и надолго.
Звонарева: – Однозначно!

– Это Ромал звонит из Подмосковья. Но вообще-то я гражданин Азербайджана. Поэтому хотел узнать: приедете ли в Баку, если там теннисный турнир сделают?
Веснина: – Это можно расценивать как приглашение?

– Типа того.

Звонарева: – Если турнир будет высокой категории, то обязательно приедем, почему нет?

– Вах, молодцы! Скажите еще: а Мария Шарапова будет Кубок Кремля играть?
Звонарева: – Нет.

– Жал, как жал... Хороший теннисистка тоже... – тянет Ромал с выразительным кавказским акцентом.
Веснина: – Мы доведем до ее сведения и ваше разочарование, и восхищение.

– Сочи на проводе, Лена меня зовут. Вопрос моей тезке: какой турнир вы хотели бы выиграть больше всего? Какие вообще карьерные планы?
Веснина: – Ой, как же приятно, когда с родины звонят, спасибо! Очень хочу когда-нибудь выиграть Кубок Кремля. Более глобальная мечта: войти в десятку и одержать победу на турнире «Большого шлема».

– Вера, вопрос от Алексея из Москвы. Скажите, вы следите за хоккеем на траве?
Звонарева: – Намекаете, что у меня мама – бронзовый призер Олимпиады-80 по этому виду? Нет, не слежу, потому как, к прискорбию нашему, хоккей на траве влачит у нас в стране жалкое существование. Не за чем следить, в общем.

– А раньше следили?
Звонарева: – Когда мама еще выступала – да. Помню, мне было года три, а маме во время матча влепили в висок этим их тяжеленным мячом. Ее уносили с поля на носилках, а я ревела все оставшееся время: «Где мама? Где мама?».

– Самой не доводилось клюшку в руки брать?
Звонарева: – Еще как! Когда мне было лет 10–11, я по выходным ездила играть с мамой и ее подругами. Оставила эту затею лишь после того, как мне сильно травмировали палец – так, что я несколько недель не могла держать в руках теннисную ракетку.

– А мама как объясняет нынешнее ущербное состояние ее вида спорта?
Звонарева: – Нехваткой финансирования прежде всего. После сезона я всегда отвожу в хоккейную школу свои старые комплекты формы. Расхватывают на ура: то есть нет денег даже на то, чтобы одеть детишек в форму, чтобы отличать одну команду от другой! Еще интересно: лет пять назад маме предложили поиграть за какой-то подмосковный клуб. Она вернулась шокированной: рассказала, что девчонки все хорошо физически готовы, но вообще не понимают, как играть в хоккей. Тактические навыки отсутствуют! То есть, похоже, и с тренерами у нас большие проблемы. Так что сидит теперь мама дома и смотрит во все глаза по телевизору...

– …ваши матчи!
Звонарева: – Игры футбольного «Спартака»! Она ж спартаковка коренная. Вот и болеет что есть сил. Ну и за меня тоже, ясное дело, переживает.

– Вы обещали свою пекинскую олимпийскую бронзу повесить дома рядом с маминой медалью. Сбылось?
Звонарева: – Да. Только не повесила, а положила. У нас там стеллажик специальный под награды выделен.
ВТОРОЙ СЕТ. ВОПРОСЫ ЖУРНАЛИСТОВ

– Вы обе прилетели из Пекина, где играли на тех самых олимпийских кортах. Что изменилось в городе со времен Игр?
Звонарева: – Вообще за последние семь лет, что я играю в китайской столице, она все время меняется в лучшую сторону.
Веснина: – Дороги становятся все лучше, улицы чище.
Звонарева: – Да-да-да! Многие думали, что на Олимпиаде в Пекине была показуха и после Игр город снова испортится, но свидетельствую: ничего не развалилось там.

– Еще одна вещь вас, к сожалению, объединяет: вы обе приехали в Россию с травмами. Как продвигается лечение?
Веснина: – У меня побаливают плечо и мышца на ноге, из-за болей в которой я снялась еще на токийском турнире. Увы, залечить все до конца не успеваю, поскольку уже начала тренироваться – готовиться к Кубку Кремля. Но благо этот турнир для меня последний в сезоне – после него уже буду зализывать свои раны капитально.
Звонарева: – Меня же продолжают беспокоить последствия травмы голеностопа, полученной еще в апреле. Должна заметить, что тренировочные и игровые нагрузки, видимо, не способствуют прогрессу в лечении. Больше мучаюсь, чем играю. Бывает, один матч проведешь отлично, а наутро уже встать не можешь. Последнее время я каждую неделю сомневаюсь: играть – не играть? Может, вообще разумнее закончить сезон пораньше?

– И что мешает?
Звонарева: – Максимализм проклятый! Думала после Пекина остановиться, но тут выяснилось, что я продолжаю бороться за последнюю вакантную путевку на Итоговый чемпионат мира в Дохе. Ну не отдавать же ее без боя в самом деле?

– Здоровье не важнее?
Звонарева: – Ситуация сейчас такая, что врачи толком не уверены, поможет ли мне длительный перерыв в игре. Они допускают, что даже после отдыха нога может не восстановиться. Если так, вероятно, придется прибегнуть к помощи инъекций. Так что я лучше доиграю, как смогу, а там уж буду капитально разбираться со здоровьем.

– То есть задачи у вас на Кубке Кремля суперсерьезные?
Звонарева: – Вот забавно! Только сегодня с моим тренером Алексеем Агеевым обсуждали: эти задачи все ставят, кроме меня самой. Я же настраиваюсь на то, что любой вариант развития событий для меня прекрасен. Попаду в восьмерку – великолепно! Поеду запасной – тоже хорошо, поскольку уже в Дохе смогу начать отдыхать.

ДУБОВЕНЬКАЯ РАКЕТКА КАФЕЛЬНИКОВА

– Лена, а вы какую цель ставите на Кубке Кремля?
Веснина: – Пройти как можно дальше. Я ведь позднее второго круга никогда в Москве не задерживалась – это на домашнем-то турнире!

– Тут по телеэкранам промелькнула картинка: чтобы лучше подготовиться, вы спаррингуете с самим Евгением Кафельниковым!
Веснина: – Уже пару-тройку тренировок совместных провели. У Евгения очень хорошие отношения с моим тренером Андреем Чесноковым. Вот они и сговорились вдвоем со мной позаниматься.

– Ну и в какой физической форме вы нашли Евгения?
Веснина: – В отличной! С ним очень интересно – можно подсмотреть массу полезных движений.

– Получается, что тренировать Веснину у Кафельниковых – семейная традиция?
Веснина: – Типа того. Я ведь лет в 9–10 тренировалась в группе у Жениного отца Александра Никодимовича. Женя был для нас настоящим кумиром. Когда он пару раз приезжал к нам, детишкам, на тренировку, мы относились к нему с благоговением.

– Мария Шарапова, еще одна ваша землячка, вспоминала, что первая профессиональная ракетка ей досталась именно от Кафельникова.
Веснина: – Мне он тоже дарил свою – играла тем «Фишером» длительное время. Помню, правда, дубо-о-овенькая она была...

– Как думаете, может, Кафельников тренером стать хочет?
Веснина: – Не исключаю.

О ЖАЖДЕ НАЖИВЫ

– Постоянно идут жалобы, что у нас в стране – даже в Москве – найти место для тренировок профессионалы могут с трудом, да еще и за большие деньги.
Звонарева: – Отношение к теннисистам, когда они обращаются в частные теннисные клубы (других у нас, по сути, нет), примерно такое: мол, кто вы такие и что вам здесь надо? Заплати – и тренируйся. Сплошная коммерция! Но даже за большие деньги в Москве днем с огнем не найдешь достойного профессионального покрытия.
Веснина: – Быть может, пара кортов есть, отвечающих нашим требованиям.
Звонарева: – На всю Москву – представляете?

– Капля в море...
Веснина: – Иногда бывают случаи, когда скажут: вам сегодня платить не нужно. Но это – не система! И если с барского плеча не сделают подачку, то будь ты Веснина или Звонарева – пожалуй в кассу!

– Дорогое удовольствие?
Веснина: – В Москве двухчасовая аренда корта обходится мне в пять тысяч рублей где-то.

– При этом за рубежом, говорят, элитным спортсменам тренировочные корты предоставляют бесплатно...
Звонарева: – Пример. В этом году в Англии перед Уимблдоном мне надо было потренироваться. Тренер отыскал мне неподалеку какую-то школу с подобием корта. Так там ради меня расстарались: нанесли нормальную разметку, правильно натянули сетку. То есть для того, чтобы я каких-то там три дня позанималась, мне фактически заново корт отгрохали. Абсолютно бесплатно!

– Почему такая разница в отношении?
Звонарева: – У нас порой не видят дальше собственного носа. Пришла известная теннисистка – ага, мешок с деньгами явился. При этом в прошлом году в Калифорнии в межсезонье мне один клуб выделил корты и тренажерный зал бесплатно без ограничений. Взамен попросили часок пообщаться с детьми, которые там занимаются, плюс час потренироваться с ребенком, выигравшим специальный отборочный турнир.

Выделить пару часов – не проблема. В удовольствие даже. Зато у детей сразу появилась другая мотивация. Они захотели выиграть следующий турнир, чтобы потренироваться со звездой. Прошел слух среди родителей, что в этом клубе можно получить урок от профи: количество занимающихся тут же увеличилось в разы! Получается, все в этом деле выиграли. Но у нас, увы, работать на перспективу еще не научились.

О МАНИКЮРЕ И ШТРАФАХ

– Лена, у вас замечательный маникюр – в работе не мешает?
Веснина: – Спасибо за комплимент. На самом деле ногти не такие уж и длинные, поэтому не мешает.
Звонарева: – Это ж еще от вида хватки зависит. Вон украинки Алена и Катя Бондаренко с длиннющими ногтями играют!
Веснина: – Это точно. Я когда с такими пробовала одно время играть, то все время ладошку себе во время матча дырявила. Так что по-настоящему длинные ногти для меня – это теперь роскошь межсезонья.

– Еще вы в отличие от тех же наших футболистов лишены роскоши отказать в послематчевом интервью. Боитесь на штраф налететь?
Звонарева: – Вид спорта у нас не командный и отдуваться за нас в прессе больше некому – партнер на помощь не придет. Хотя бывают, конечно, матчи, после которых ну очень не хочется общаться с журналистами.

– И тут, наверное, задумываетесь о штрафах. Велики они?
Веснина: – На «Большом шлеме» самые суровые. Тысяч на десять долларов можно попасть.
Звонарева: – Это если ты пропустил крупную пресс-конференцию. А если не пошел на общение с журналистом один на один, то тысячи полторы придется заплатить.

– Вера, а как идут ваши дела в Дипломатической академии?
Звонарева: – Хвосты...А все из-за того, что приходится лечиться и играть одновременно. Но вскоре обязательно нагоню.
Веснина: – А я после «Ю. Эс. Оупен» в аспирантуру экзамены сдала, кстати!

– В какую?
– В Сочи. Буду на спортивного психолога учиться.

ТАЙ-БРЕЙК.ВИКТОРИНА «КУБОК КРЕМЛЯ». 6:0 В ПОЛЬЗУ ДЕВОЧЕК

В честь 20-летия Кубка Кремля мы организовали для наших гостей небольшую интеллектуальную разминку, чтобы понять, насколько хорошо они знают историю родного турнира.

Правила просты: за каждый верный ответ теннисисткам начисляется очко, при неправильном – очко прибавляется ведущему. При этом девушки на манер игры «Кто хочет стать миллионером?» имели право взять помощь зала, сделать звонок другу или же убрать половину из четырех предложенных вариантов ответа. Счет, как в теннисном сете, шел до шести очков. При ничьей должен был разыгрываться тай-брейковый вопрос. Но до него дело не дошло...

1. Гражданином какой страны являлся основатель турнира бизнесмен Сассон Какшури? А) Гренландии; Б) Катара; В) Ирана; Г) Швейцарии*.

Веснина: – Хм... Не знаю даже, – удивительно, но первый же вопрос вводит многократных участниц Кубка Кремля в замешательство. – Гренландию, конечно, надо сразу отметать.
Звонарева: – Мог швейцарское получить, чтоб налоги не платить. – Вера вроде бы нащупывает верную версию.
Веснина: – Не, Вер, давай-ка брать помощь зала.

Мужественно молчавшие до того журналисты отдела спортигр тут же наперебой выкрикивают правильный ответ. Конечно, основатель нашего турнира был швейцарцем иранского происхождения!

Звонарева: – Ну что ж мы такие неуверенные-то, Лена?
Веснина: – Спокойно, Веруня, не на деньги играем!

2. Первым победителем турнира в мужской сетке был: А) Андрей Чесноков; Б) Андрей Черкасов; В) Марк Россе; Г) Александр Волков.

Веснина: – По-моему, Россе выигрывал после Черкасова. Чесноков – мой тренер – точно не выигрывал.
Звонарева: – А Волков?
Веснина: – Выигрывал, но позже всех названных. Наш ответ – «Б», Черкасов.

Ведущий: – В 1990 году в финале играл американец Тим Мейот, который уступил... нашему Андрею Черкасову 2:6, 1:6. Вы уходите в отрыв – 2:0!

3. Выигрывал ли кто-нибудь когда-нибудь Кубок Кремля пять раз подряд? А) никто; Б) Андрей Черкасов; В) Евгений Кафельников; Г) Марк Россе.

Веснина: – Кафельников! – Елена кричит, даже не дождавшись второго варианта ответа.
Ведущий: – Действительно, Евгений побеждал в Москве с 1997 по 2001 год. 3:0, браво! Пахнет разгромом...

4. Призовой фонд первого мужского турнира в 1990 году был равен: А) 500 000 долларов; Б) 1 000 000 долларов; В) 330 000 долларов; Г) 50 000 долларов.

Веснина: – Вариант «В»!

Ведущий: – Несмотря на то что вы снова не дослушали варианты ответов до конца, я вынужден признать, что ваши познания в спортивно-денежных вопросах блестящи – 4:0!

5. Кто стал первой россиянкой, победившей на «Кубке Кремля»? А) Лариса Савченко; Б) Лейла Месхи; В) Анна Курникова; Г) Анастасия Мыскина.

Звонарева: – Именно россиянкой! – Вера сразу схватывает суть вопроса.
Веснина: – Мыся? – Лена произносит ласковое прозвище Мыскиной весьма неуверенно. Наконец-то вопрос заставляет теннисисток занервничать!
Звонарева: – Савченко за кого выступала тогда? За СССР?
Веснина: – СССР не было уже. За Украину, наверное. Она ж из Львова вроде как.
Звонарева: – Курникова?
Веснина: – Не, она не выигрывала вообще. Что ж мы «тормозим»-то так? Давай Мыскину?
Звонарева: – Давай. Ответ «Г».

Ведущий: – Савченко выступала за Латвию, Месхи – за Грузию, Курникова за карьеру не выиграла ни одного турнира ВТА, а вот Мыскина в 2003-м, победив француженку Амели Моресмо (6:2, 6:4. – Прим. ред.), первой из наших взяла Кубок Кремля. 5:0 – и я в растерянности. Чтобы размочить счет, придется выбрать самый заковыристый вопрос, с теннисом даже напрямую не связанный.

6. В 1991 году турнир, ставший предшественником женского Кубка Кремля проводился в городе на Неве и назывался Открытый чемпионат Санкт-Петербурга. Его выиграла Лариса Савченко. На память о победе организаторы подарили ей: А) шубу; Б) бриллиантовое колье; В) автомобиль; Г) телевизор.

Веснина, Звонарева (в один голос): – Шубу!

Ведущий (в отчаянии): – 6:0. Откуда знаете?
Веснина: – Так в «Советском спорте» же и вычитали в свое время!

Система Orphus

Комментарии