10 декабря, суббота Время на сервере 08:02
Теннис: Все новости

Шамиль Тарпищев: Поражения в Америке – несчастный случай

19 сентября 2009, 13:49 | Автор: Мысин Н. | Источник: Советский спорт
Шамиль Тарпищев: Поражения в Америке – несчастный случай
Вчера на «Прямой линии» в «Советском спорте» побывали президент Федерации тенниса России (ФТР) Шамиль Тарпищев и чемпион Кубка Кремля-2008 Игорь Куницын. Капитан и игрок нашей сборной обсудили с журналистами и читателями «Советского спорта» проблемы российского тенниса. И рассказали, что делать, чтобы досадная случайность – невыход россиян в четвертьфинал «Ю. Эс. Оупен» – не стала закономерностью.

Шамиль Тарпищев по одну сторону сетки, Игорь Куницын по другую, и оба – с ракетками в руках. Это… всего лишь товарищеская игра в редакции «Советского спорта». И корт не настоящий – всего лишь стол для настольного тенниса.

– Вообще-то нам в детстве запрещали играть в настольный теннис. Техника портится моментально, – вспоминает Тарпищев. – Но мы это правило иногда нарушали.

Победителя в его матче с Куницыным выявлять не стали. К тому же президента ФТР ждал эфир на радио «Комсомольская правда» и времени было в обрез. А чуть ранее Тарпищев и Куницын полтора часа отвечали на вопросы журналистов и читателей «Советского спорта».

ПЕРВЫЙ СЕТ. «НУЖНЫ СВОИ АКАДЕМИИ И ТУРНИРЫ»

На июльской встрече редколлегии «Советского спорта» с премьер-министром РФ Владимиром Путиным поднимался вопрос о финансировании вашей программы развития российского тенниса, – начинаем беседу с гостями. Тарпищев и Куницын приехали в редакцию раньше назначенного времени – есть время поговорить до первых звонков читателей. – Какие подвижки произошли?
– А никаких подвижек пока быть не должно, – начинает Шамиль Анвярович. – В декабре 2008-го мы встречались с Президентом Дмитрием Медведевым, обсуждали проблемы российского тенниса. Я тогда объяснил, что из нынешних ресурсов ФТР мы выжали максимум возможного, и, чтобы двигаться дальше, нужен больший бюджет. Медведев дал добро на разработку программы развития. Она готова, но, чтобы подогнать детали, нужен еще месяц-другой. Есть федеральная программа развития спорта, под которую надо ее адаптировать.

– В чем суть вашей новой программы?
– Три основных момента: создание системы академий, не отягощенных коммерцией, и учебных теннисных центров, организация серии турниров и привлечение внебюджетного финансирования.

Академии – главная проблема. Мы формируем спортсмена с 6 до 14 лет – на этом этапе у нас лучшая система подготовки в мире. Потом игроку надо лишь продолжать развивать выносливость и параметры внимания и психики. Но в технико-тактическом плане он еще «сыроват», а ему приходится уезжать за границу из-за нехватки кортов и тренеров. В Европе и Америке игроку говорят: «Играй так и так». И точка. У нас же, если ребенок не идет к тренеру, – меняют тренера. То есть практикуется индивидуальный подход. Перестройка же под другую систему ребятам вредит. В идеале игроку надо формироваться в стране до 18 лет.

– …А сеть турниров?
– …Другой ключевой вопрос. Чтобы игрок рос, нужны постоянные соревнования, которых в России немного. Мы же планируем организовать два тура – в европейской части (12 городов от Москвы до Казани) и в Сибири. Отыграл один турнир, проехал 150–200 километров – играй следующий, а параллельно занимайся в академиях и учебных центрах. Если игрок хотя бы четыре месяца в году будет заниматься в России и играть домашние турниры, стать звездой ему станет легче, чем сейчас.

– Какое увеличение бюджета необходимо?
– Чтобы продержаться на вершине 10 лет, хватило бы и 10 миллионов в год (сейчас бюджет составляет 3 миллиона. – Прим. ред.). Но, чтобы закрепиться в лидерах навсегда, надо рассчитывать на 45 миллионов. Сумма сопоставима с бюджетом одного хоккейного или футбольного клуба.

У нас в прошлом году было 443 победителя международных соревнований! То есть каждую неделю в разных частях света играл российский гимн. В Интернете среди 100 россиян, упоминавшихся в новостях по всему миру за месяц, обязательно будет четыре теннисиста.

Насколько больше бюджет, скажем, у американцев?
– В США бюджет теннисной федерации – 225 миллионов долларов, во Франции – 210. Но тот же «Ю. Эс. Оупен» приносит 150 миллионов чистой прибыли – и все они идут в казну федерации. Соревнования ранга Кубка Кремля в Европе приносят организаторам минимум 12 миллионов долларов, мы же в лучшем случае отбиваемся в ноль. В этом году уйдем в минус, потому что из-за кризиса нас покинули спонсоры из среды малого и среднего бизнеса.

Сейчас желающих вложить деньги в теннис почти нет. В России есть 15–16 компаний-монополистов, которым в принципе не нужна реклама. В свое время Дементьева рекламировала «Газ де Франс». Нужно ли лицо Лены нашим газовикам, не знающим, что такое конкуренция?

– Программу вы почти подготовили. Когда и где ознакомите с ней первых лиц страны?
– Как только она будет завершена, буду добиваться личной встречи.

ВТОРОЙ СЕТ. «ЭТОТ КАЛЕНДАРЬ – КОШМАР»

– Здравствуйте, это Борис из Москвы, – раздается первый звонок читателя. – Вопрос Шамилю Анвяровичу. Известно, что Марат Сафин завершает карьеру в этом году. К работе в федерации не хотите его привлечь?
– Уже привлек. Марат занимается продвижением Кубка Кремля и поднятием его статуса к 2011 году. Сафин напрямую контактирует с АТП, с ВТА и с ИТФ. У него хорошие связи. Например, в совет АТП входит Новак Джокович, с которым у Марата прекрасные отношения.

– Беспокоит Игорь из Жуковского. Шамиль Анвярович, всем известно, что из литературы вы любите творчество Северянина, а из музыки «Битлз». Есть ли у вас любимый фильм?
– В детстве обожал Чарли Чаплина, – смеется Шамиль Анвярович. – А сейчас… Знаете, душа лежит к научно-познавательным жанрам. Художественное кино некогда смотреть.

– Это Иван Петренко из Рязани. Скоро пройдет Кубок Кремля, а некоторые наши звезды на московский турнир не едут. Не обидно?
– Как тренер я всех прекрасно понимаю. Когда на носу главные турниры – «Мастерсы» и итоговые чемпионаты АТП и ВТА, важно готовиться именно к ним.

– Статус московского турнира сильно понизился. Вы собираетесь поднимать его на прежний уровень?
– Все упирается в деньги. Авторитет в международной среде у нас огромный, но на одном имидже далеко не уедешь. Мы занимаемся этим вопросом. К 2011 году Кубок Кремля должен вновь стать одним из главных турниров сезона.

– Что может этому поспособствовать?
– Скорее всего переделают календарь, который сейчас составлен безобразно. Тогда появится шанс выбить себе место получше, а не между азиатскими крупными турнирами. Тем более сейчас многие турниры из-за кризиса рушатся, некоторые уже закрылись. Это нам на руку.

– Игорь, календарь действительно столь плох? – интересуются журналисты мнением действующего игрока Куницына.
– Летом у меня было семь турниров в Америке подряд. Из них 3–4 обязательных, которые я раньше не играл. В итоге на «Ю. Эс. Оупен» я еле ходил, вот и проиграл в первом круге. Пропускать какие-то турниры я себе не могу позволить в чисто финансовом плане. Сейчас передохну в Москве, затем три турнира в Куала-Лумпуре, Пекине и Шанхае (последние пропускать нельзя) и сразу Кубок Кремля. Туда я попаду с трапа самолета из Китая. А потом – европейское турне с «Мастерсами». И это еще нет Кубка Дэвиса! Если бы играли в эти выходные, не знаю, кто бы из ребят дожил до отпуска. Вон Дима Турсунов получил травму и, наверное, вообще выбыл до конца сезона.

– А сняться с соревнования нельзя?
– Можно, только на турнир все равно надо приехать! А не прилетел – наказывают штрафом. Но дело не только в этом. У нас же в зачет рейтинга идут лучшие 18 турниров за сезон, в которых «Мастерсы» и «Большие шлемы» должны быть обязательно. Не сыграл один из них – получишь очки за 17 турниров.

Бывают и накладки. Непонятно, как Игоря Андреева заявили в Мемфис, куда он не собирался. И ему надо было отыграть в Европе, слетать в Теннесси, вернуться обратно, а потом вновь лететь в Калифорнию на Индиан-Уэлс. Он позвонил в Мемфис: «Я не планировал у вас играть». Ему отвечают: «Нет проблем, приезжай и снимайся». Вот и ездим. Все без исключения – и Роддик, и Надаль, и Федерер.

– Но есть же профсоюз игроков – неужели ничего нельзя изменить?
– Нынешние изменения планировались несколько лет назад. Занимался всем исполнительный директор АТП, который заварил эту кашу и… ушел. А нам осталось «наслаждаться» результатами его труда.

– И потом, в теннисе есть три организации – АТП, ВТА и ИТФ, которые никак не могут между собой договориться, – добавляет Тарпищев. – А вспомните Олимпийские игры – это же был кошмар! Спрессованный турнир в одну неделю вместо двух не выдержал бы никто. Я лично добился у ИТФ лишнего дня для женских соревнований. Нарушил весь график Игр с дикими скандалами. Зато девушки порадовали медалями.

ТРЕТИЙ СЕТ. «КУЗНЕЦОВ – ВТОРОЙ САФИН?»

– Звонит Игорь Максимов из Твери. Шамиль Анвярович, в этом году проиграли обе наши сборные. Почему?
– Сенсации в Кубке Дэвиса и Кубке Федерации – из-за плохого календаря, когда матчи национальных команд проводятся через неделю после турниров «Большого шлема». Фору неизменно получают более слабые сборные, игроки которых вылетели там на ранних стадиях. А лишние семь дней подготовки – это колоссальный бонус, учитывая, что разница в классе между игроками первой десятки и остальной сотней не так уж велика. Нас, правда, подвели еще и травмы – Давыденко с Турсуновым в случае с мужской сборной и Веры Звонаревой – в матче женской.

Мы были вынуждены сделать один состав, а не полуторный, как раньше. То есть в течение года играли бы одни и те же ребята. И если кто-то вылетает, заменить его невозможно. У игроков ведь есть свои контрактные обязательства, и выдернуть их срочно в сборную стоит больших денег, которых нет. Вот и сгубили нас травмы в Кубке Дэвиса и Кубке Федерации. Которые, я был уверен, мы могли выиграть.

– Сергей Иванович из Ярославля вас беспокоит. Шамиль Анвярович, почему наши провалились на «Ю. Эс. Оупен»?
– Это просто несчастный случай. Звонарева проиграла, не реализовав шесть матчболов, Сафина – три. Было четыре «висячих» матча, где нашим девушкам не повезло в концовке. Получил травму Давыденко. Но, поверьте, нынешний состав наших топ-теннисистов будет радовать вас результатами еще три-четыре года.

– А когда Шарапова вернется на первое место в рейтинге?
– Ей надо долечить травму плеча. Маше пришлось изменить технику подачи, и это пошло ей во вред. Мощная подача была главным оружием Шараповой, которого она лишилась.

– Это Борис из Москвы. Вопрос Игорю Куницыну. В прошлом году вы обыграли Марата Сафина в финале Кубка Кремля. Правда, что после этого поражения он сник и решил закончить карьеру, а вы стали главным тому виновником?
– При таком раскладе Марат не стал бы со мной играть в этом сезоне пять турниров в паре, прекрасно общаться на Кубке Дэвиса в Израиле и ходить дважды в неделю в баню, – смеется Игорь. – Может, он, конечно, затаил страшную обиду и готовит месть? Но об этом лучше спросите у него. Скорее всего Марат скажет, что я не виноват. Один матч не заставит игрока завершить карьеру. Хотя мне, если честно, самому не верится, что в 2010-м мы уже не увидим Марата на корте.

– А новая звезда уровня Марата Сафина просматривается?
– Вам Андрей Кузнецов, победитель Уимблдона среди юношей, не нравится? – в шутку переспрашивает Шамиль Тарпищев. – Крайне талантливый парень. Если им грамотно заниматься, Андрей вырастет в настоящую звезду.

– Беспокоит Денис из Москвы. Игорь, некоторые наши игроки в последнее время поменяли гражданство. Вам предлагали играть под другим флагом?
– Давно. Были предложения от Белоруссии, Армении. Я их, естественно, не принял. Мне было проще, чем Голубеву или Кукушкину, которые выступают за Казахстан, – я стоял выше в рейтинге и у меня было побольше денег. Но самому себя финансировать крайне тяжело. И когда тебе дают массажиста, тренера сборной, тренера по ОФП и они с тобой за счет федерации ездят по турнирам, отказаться бывает сложно.

– Вы в прошлом году сильно поднялись в рейтинге. Теперь – обеспеченный человек?
– Длинные трансокеанские рейсы иногда летаю бизнес-классом. И еще накопил на ремонт в московской квартире.

– Турсунов говорил, мол, чтобы не нуждаться в деньгах, надо быть в «двадцатке».
– Зависит от страны, за которую играешь. Нам, русским, за все приходится платить самим. А в какой-нибудь Англии игрок вообще не знает, как покупается авиабилет! С 12-летнего возраста все, что зарабатываешь, – все твое. Плюс рекламные контракты. Например, брат Энди Мюррэя Джейми, который пару еле-еле играет, получает полтора миллиона фунтов в год от спонсоров, хотя в России он бы в сборную не попал. Американцам по 200 тысяч платят только за участие в Кубке Дэвиса! Мы же живем только за счет призовых.

ЧЕТВЕРТЫЙ СЕТ. «ТУРСУНОВ МОГ ВЫСТУПАТЬ ЗА США»

– Здравствуйте, это Андрей Драгунов. Шамиль Анвярович, когда у нас появятся звезды, способные выигрывать подряд турниры «Большого шлема», как Федерер?
– Если удастся утвердить нашу программу, то быстро. Но Роджер – это уникум, который рождается раз в несколько десятилетий. А появление человека с таким же талантом запрограммировать нельзя.

– Беспокоит Сергей из Химок. Вы у руля Федерации тенниса уже 12 лет – с 1997 года. Не устали от этой работы?
– Хотите помочь? – смеется Тарпищев. – На прошлой конференции ФТР я предложил, чтобы один президент занимал этот пост не больше чем два срока по 4 года. Хотя многими западными федерациями человек может руководить по 20–30 лет. Тут есть плюс – ведь многие вопросы решаются на международном уровне и большое значение имеют связи и заработанный авторитет. Но вот в США президенты меняются в обязательном порядке каждые два-три года. Как и старшие тренеры. И они вырастить второго Сампраса или Агасси уже не могут.

Кстати, если бы старший тренер американской сборной Галликсон не ушел в отставку, Турсунов мог бы играть за США. Диму долго уговаривали поменять гражданство. Из-за смены руководства все пошло прахом – на счастье нам.

Система Orphus

Комментарии