11 декабря, воскресенье Время на сервере 14:54
Теннис: Все новости

Удивительная Габи

17 мая 2008, 16:42 | Автор: Юлия Ниткина | Источник: Спорт Сегодня
Удивительная Габи
В 26 лет Габриэла Сабатини ушла из тенниса не попрощавшись, а сегодня ей исполняется 38. Что такое 12 лет? Габриэлу Сабатини забыть невозможно. В свое время ей не было равных среди самых очаровательных представительниц женского тенниса. А может быть нет и сейчас.

Габриэла Сабатини была человеком исключительного спортивного таланта. В 6 лет у маленькой аргентинской девочки из Буэнос-Айреса появилась первая ракетка, но девочка была такой маленькой, что никто не хотел с ней играть. Тем не менее уже в 13 лет она становится самой молодой теннисисткой, выигравшей юниорский чемпионат в Майами. В 1985 году в возрасте 14-ти лет Габриэла становится профессионалом, дебютируя на турнире в Монте-Карло. В 15 лет доходит до полуфинала «Ролан Гаррос», устанавливая очередной «рекорд молодости». В 1986 году она становится самой молодой полуфиналисткой «Уимблдона» и в этом же году дебютирует в первой мировой десятке, в которой и останется в течение ближайших 10 лет. И все эти десять лет она постоянно будет находиться в тени великой Штеффи Граф…

Франк Дефорт из «Спортс Иллюстрейтид» писал в 1987 году: «Бедная Сабатини, бедная бабочка! Сколько может выдержать 17-летнее сердечко, прежде, чем разобьется? Семь раз она играла со Штеффи, шесть раз в трех сетах, и каждый раз Граф выигрывала! Они так похожи — почти ровесницы, примерно одной комплекции, обе играют на задней линии, Граф со своим форхэндом, Сабатини со своим стелющимся бэкхэндом. Так много общего, а выигрывает всегда одна». Когда Франк Дефорт писал эти строки, он еще не знал, что в сезоне 1987 года Габи проиграет Штеффи еще четыре раза.

Другой обозреватель, Брюс Ньюман, не искал сходства, напротив, он противопоставлял этих двух теннисисток, обнаруживая завораживающее единство противоположностей: «Одна блондинка, другая брюнетка, одна спокойная, другая страстная, они, как два разноименных полюса, электризующие игру».

Это была красивая пара не только по разные, но и по одну сторону корта. Граф и Сабатини многого добились в паре, однако на фотографии с церемонии награждения после совместной победы на «Уимблдоне» в 1988-м эти два «полюса» смотрят в разные стороны. Как будто знают, что спустя несколько месяцев они снова окажутся по разные стороны сетки, Штеффи выиграет у Габи финалы US Open и Олимпийских игр и войдет в историю как обладательница не просто Большого, а Золотого шлема. А Габи останется все той же прекрасной «Мисс Теннис». А ей так хотелось побеждать!

В том же 1988-м, весной, Сабатини одержала над Граф две первые победы, но это были победы не на «тех» турнирах. Для того, чтобы побеждать в самых важных матчах, надо было менять стиль игры, который Сабатини усвоила с детства, восхищаясь великим Гильермо Виласом. Ей нужно было улучшать подачу и игру у сетки. Как хорошая латиноамериканская девушка, воспитанная в атмосфере традиционных семейных ценностей, Габи всегда находилась в компании отца или брата, поэтому не могла долго работать ни с одним тренером. Но наконец-то после Дениса Ралстона и Хуана Нунеса пришел Карлос Кирмайр, который сделал это — в 1990 году Габи сразила наповал всех своей атакующей игрой у сетки и обыграла Граф в финале US Open, завоевав свой первый и единственный титул «Большого шлема».

В последующие два года Габи неоднократно обыгрывала Штеффи, в 1991-м она даже выдала серию из пяти побед подряд, но в нужный момент, в финале «Уимблдона» уступила со счетом 4:6, 6:3, 6:8 — и это после того, как подавала на матч. О психологической неустойчивости Сабатини говорили и раньше, и такие разговоры определенно имели под собой основание. Но рекорд по непредсказуемости будет установлен позже, и надо же — в матче не против Граф. В четвертьфинале «Ролан Гаррос» 1993 года Сабатини вела в матче с Мэри Джо Фернандес 6:1, 5:1, но в итоге проиграла 1:6, 6:7, 8:10. Этот матч продолжался 3 часа 36 минут и установил рекорд по продолжительности матча на турнирах «Большого шлема».

В свое время Габриэла говорила об их соперничестве со Штеффи Граф: «Мы будем, как Мартина и Крис». Навратилова и Эверт в свое время сыграли 80 официальных матчей, а Габи и Штеффи 40, ровно в два раза меньше, так что совсем как Мартина и Крис не получилось. По «вине» самой же Габриэлы — она ушла из тенниса на три года раньше, чем Штеффи Граф.

В июне 1996-го Габриэла впервые выпала из десятки после того, как из-за травм пропустила «Ролан Гаррос». А спустя четыре месяца она вдруг поняла, что «наелась», что больше не хочет играть и не может выигрывать, что устала от «одиночества в бизнес-классе». Журналист Сара Дженкинс вспоминает об этом: «Габриэла покинула спорт так же грациозно, как играла. Она не сказала, что это будет последний год или последний турнир. Никакого повода для шумихи. Просто несколько фотографий на прощанье — повернулась и ушла с корта». Последний официальный матч Габи сыграла против своей в некотором смысле наследницы, теннисистки, также установившей немало «рекордов молодости» — Дженнифер Каприати.

Далее у Габриэлы началась жизнь после спорта. Она всегда была чрезвычайно популярна у зрителей. Где бы она ни играла, за ней постоянно следовала армия преданных поклонников. И это при том, что в детстве Габи была очень застенчива, и теннисной среде отличалась своей замкнутой манерой поведения. Говорили, что она даже не здоровается ни с кем. Пэм Шрайвер, бывшая теннисистка, пыталась подружиться с Габриэлой и приглашала ее на завтраки. Позже она говорила: «Должна сказать, это были чрезвычайно тихие завтраки». Но в ней было что-то необъяснимое, что отмечали все, кто видел ее не только на фотографиях. «Ее замкнутость составляет часть ее харизмы. В ней есть какая-то надменность, она несет голову, как богиня. Ее манера поведения и ее внешность составляют странный контраст», — говорил Тэд Тинлинг, один из тогдашних спортивных функционеров. А Пэм Шрайвер продолжала: «Она может просто идти по корту, опустив голову. И вдруг она поднимает глаза и улыбается, и вокруг нее вдруг возникает невероятная аура».

Естественно, Габи была любимицей рекламодателей. Она стала первой спортсменкой, заключивший многомиллионный контракт с «Пепси». В 1992 году ее именем назвали огненную красно-оранжевую розу. В 1994 году была выпущена в производство кукла с ее внешностью и в теннисной одежде. А еще раньше, в 1989 году, она начала выпускать собственную парфюмерную линию. Победы на турнирах, реклама, продажа духов и одежды под своей маркой сделали Габриэлу Сабатини обладательницей состояния в несколько десятков миллионов долларов. Ассортимент товаров «Габриэла Сабатини» постоянно расширяется: тут и ракетки, и солнцезащитные очки, прохладительные напитки, часы, фотокамеры, витамины, полотенца и даже постельное белье. Словом, принадлежащая ей торговая марка продолжает работать и приносить прибыль своей хозяйке.

Кроме того, Габи ведет активную общественную жизнь — написала книгу «Моя история», чтобы призвать детей заниматься спортом. Она была включена в Зал теннисной славы, до сих пор получает спортивные награды, в их числе премия МОК «Женщины и спорт». Недавно приняла участие в эстафете Олимпийского огня в качестве представителя Аргентины, а на турнире в Риме вручала награду победителю Новаку Джоковичу.

Еще Габи любит петь и даже заявляла журналистам: «Обожаю музыку и подумываю о том, чтобы посвятить себя ей. Для начала хочу серьезно учиться пению». А параллельно с музыкой она берет уроки французского языка, любит кино, катается на яхте и переживает только о том, что в Аргентине ей приходится повсюду ходить с телохранителем — настолько велико до сих пор внимание к ее персоне.

Только семейная жизнь не сложилась. В свое время о ее любвеобильности ходили легенды — она сумела покорить сердце даже такого в свое время знатного ловеласа, как Андре Агасси. Но после шумихи, сопровождавший их роман, Габриэла напрочь закрыла свою личную жизнь от журналистов. Она много раз говорила, что хочет семью и двоих детей, что готова стать домохозяйкой, что хочет связать свою жизнь с обычным «незвездным» мужчиной с чувством юмора, и, скорее всего, не латиноамериканцем, «потому что они все мачо». Но когда это все осуществится, или уже осуществляется, остается тайной.

В общем, жизнь продолжается. Габи пожинает плоды своих теннисных трудов, говоря без лишней скромности: «Не буду лукавить, я получаю практически все, чего захочу. Мне это нравится. А вам бы не понравилось? Только не забывайте, сколько лет, через какие муки, пот, слезы и кровь, я шла к этому». Она заслужила свою «красивую» жизнь и не жалеет о раннем уходе из тенниса. Габриэла Сабатини, женщина, которую Стефан Эдберг назвал «самой великой личностью в женском теннисе прошедшего столетия».

Система Orphus

Комментарии