06 декабря, вторник Время на сервере 22:47
Теннис: Все новости

Хуан-Карлос Ферреро: не мы виноваты в скандале

16 мая 2008, 05:36 | Автор: Мария Козлова по материалам AS | Источник: Чемпионат.ру
Хуан-Карлос Ферреро: не мы виноваты в скандале
Хуан-Карлос Ферреро, бывшая первая ракетка мира и победитель "Ролан Гаррос"-2003 в интервью испанскому изданию AS поделился своими мыслями по поводу скандальной ситуации, случившейся в Испании накануне выборов места проведения полуфинального матча Кубка Дэвиса между командами Испании и США. Напомним, что ряд испанских игроков выступали категорически против того, чтобы поединок проходил в Мадриде, как это предлагал президент Федерации тенниса Испании Педро Муньос. Тем не менее, ни к их голосу, ни к аргументам капитана команды Эмилио Санчеса не прислушались. После официального объявления Мадрида местом проведения полуфинала страсти не утихли. Похоже, ни игроки, ни Муньос забыть об этой истории и спокойно готовиться к матчу с американцами не готовы.

– Хуан-Карлос, как выглядит с вашей позиции то, что происходит в последнее время с испанским теннисом?
– Первое, что я делаю утром, - прочитываю свежую прессу. Ясно как день, что Педро Муньос творит, что ему вздумается, ни капли не считаясь со всеми остальными. Если бы он отдавал себе отчёт в том, что делается вокруг, он должен был бы уже уйти со своего поста после всей этой истории. Потому что так дальше продолжаться не может.

– В чём конкретно вы можете обвинить Муньоса?
– Для начала, во лжи. Не буду вдаваться в детали, это мне не нравится, но скажу, что любой, кто имеет дело с Муньосом, сразу оказывается среди интриг, обманов и вранья. И обманы эти такие, что иногда задевают самое дорогое. По сути, он просто на глазах делает одни вещи, а за глаза – другие. И это его нормальное поведение. А потом, как вы уже видели, он начинает рассылать за спинами других SMS, чтобы больнее уколоть. Это отвратительно. Тип, который способен на такое, не достоит быть президентом испанской Федерации тенниса, он не может быть нашим президентом.

– Муньос намекает, что вы преследовали свои коммерческие цели, продвигая Валенсию в качестве места проведения полуфинала Кубка Дэвиса. А какова настоящая история о вас и турнире ATP в Валенсии?
– Я являюсь собственником, лучше сказать, держателем наибольшего количества акций турнира. Акции были куплены у Тириака. 40% акций, которые не принадлежат мне, находятся под контролем людей, которым я доверяю. Это мой отец, Антонио Мартинес Каскалес и другие. Но я бы хотел прояснить картину: все деньги, которые я заработал на теннисе, я вложил в Валенсию. Благодаря моим вложениям было создано около сотни рабочих мест. Раньше на месте Академии были просто луга, а теперь – посмотрите сами. Здесь работает 40 человек. Сюда приезжала тренироваться Шарапова. В отеле, который мы построили недалеко от Онтиньента, работают ещё 30 человек. Ну и плюс ко всему сам турнир. Технический штат и так далее.

– Вернёмся к Муньосу. С одной стороны, есть его SMS, не говоря уже об экономических махинациях, а с другой, большая часть публики уверена, что вся ссора затеяна из-за того, что вы не хотите играть в Мадриде. Если это не совсем так, вы не могли бы объяснить настоящее положение дел?
– Надеюсь, что публика на самом деле так не думает. Ради бога, все же знают о нашей с Рафой Надалем любви к мадридскому "Реалу". Мы безумно радуемся каждый раз, когда попадаем в этот город. Нет, дело не в этом. Дело в том, что Муньос всегда придумывает оправдания, чтобы не признавать свою вину там, где он провинился. Это как если бы я всякий раз, когда проигрываю матч, обвинял во всём ветер, плохое покрытие или ещё что-нибудь. До сих пор ничего не понятно только, потому что он мутит воду. Во-первых, мы не против того, чтобы играть в Мадриде. Во-вторых, даже наоборот, мы все хотим играть там, где это будет максимально неудобно Муньосу. Мы сказали это в один голос – вот чего действительно Муньос добился. Но никто не сказал ни слова против самого города Мадрида.

– Мойя намекнул, что, возможно, появятся новые заявления от теннисистов…
– Может быть.

Несколько часов спустя Карлос Мойя заявил: "Муньос хочет исключить меня из состава участников Олимпийских игр, хотя и не признаёт этого в открытую".

– Оценивая настоящее положение, что вы можете сказать о перспективах развития ситуации?
– Надеюсь, что никто из нас не пойдёт на попятную, хотя признаю, что у Фернандо Вердаско и Фелисиано Лопеса свои сложные отношения с Мадридом. Надо быть довольным тем, что до сих пор мы сумели сохранить такое единство и такие отношения в команде. Даже наоборот: чем больше проблем мы встречали, тем дружнее становились. А что касается ситуации, думаю, у неё очень мало шансов быть разрешённой, пока на посту остаётся Муньос. Пока он стоит на своём, мы будем отстаивать свою позицию. Произошло уже достаточно, чтобы подумать, кто уступит дорогу.

– Поговорим о другом. С тех пор, как вы играли в Риме и выбили из турнира Рафаэля Надаля, вы не выходили на корт из-за проблем с бедром. Как это может повлиять на вашу игру на "Ролан Гаррос"? И, с другой стороны, не ждёте ли вы триумфа в Париже после римской победы над Надалем?
– В Риме я был готов уйти уже в матче с Кифером или после него. Я думал, что не выйду играть с Рафой, не знаю, как у меня всё получилось. Но играть с Вавринкой я уже не мог. До сих пор вспоминаю с сожалением эту встречу. Вавринка потом сделал то, что мог бы сделать я, если бы не было проблем со здоровьем. Я уверен, что сейчас мой уровень позволит мне войти в первую десятку. Конечно, это зависит от результатов на "Ролан Гаррос". Говоря точнее, от одного или двух решающих матчей. Надеюсь, что к тому времени я полностью восстановлюсь, и если это будет так, в Париж я поеду с чёткой целью – победить. Естественно, это трудно. Но когда бывает легко?

– Есть ли какой-то способ обыграть Надаля?
– Надо верить, что ты это можешь сделать. Быть агрессивным. И владеть инициативой.

– Вы согласны, что Федерер – лучший теннисист всех времён и народов?
– Для меня он таким и является. Но он тоже человек и когда-нибудь уйдёт со сцены.

– А кто-нибудь ещё кроме Федерера?
– После него – Агасси. Я по нему немного скучаю.

– Сейчас вы считаетесь одним из самых сильных и мощных теннисистов, хотя в начале карьеры ваш вес был 72 кг. Вы что-то особенное делали в последние годы?
– Что-то особенное? Хм, я слегка постарел…

Система Orphus

Комментарии