04 декабря, воскресенье Время на сервере 05:02
Теннис: Все новости

Экс-первая ракетка мира Марат Сафин: Я редко смотрю матчи сестры

04 июля 2009, 11:07 | Автор: Лысенков П. | Источник: Советский спорт
Экс-первая ракетка мира Марат Сафин: Я редко смотрю матчи сестры
Хоккейный обозреватель Павел ЛЫСЕНКОВ пообщался с известным теннисистом, экс-первой ракеткой мира Маратом Сафиным, который собирается в этом сезоне завершить карьеру. Разговор состоялся за день до полуфинального матча Динары Сафиной на Уимблдоне.

Будет большой наглостью сказать, что я планировал это интервью. Откровенно говоря, я пришел на разговор к хоккеисту Павлу Буре, который назначил встречу на теннисных кортах в «Лужниках».

Но тут неожиданно появился Сафин. Он сел от меня через столик. Поднял руку, подозвав официанта, заказал свежевыжатый яблочно-морковный сок и мексиканский салат. «И соли еще дайте!» Кажется, Марат только что пришел с тренировки. Когда Сафин закончил трапезу, я свел их с Буре, попросил сняться вместе. Давние друзья болтали даже во время фотосессии. Марат обещал прилететь к Павлу в Майами, где его никто не будет доставать. Но сначала Сафину нужно побывать в Тель-Авиве, где его внесли в заявку на четвертьфинал Кубка Дэвиса между Израилем и Россией (10–12 июля).

Мой коллега Владислав ДОМРАЧЕВ, решивший сфотографироваться с двумя звездами, признался:

– Марат, я вас так ругал на нашем радио «Комсомольская правда»!

Повод ругаться был веский: Сафин с треском проиграл в первом же раунде Уимблдона неизвестному американцу Джесси Левину.

Сафин усмехнулся:

– Если бы вы знали, как я сам себя ругал… Крыл последними словами.

Откуда в летнем кафе элитного спортклуба столько фанатов? Со всех сторон народ потянулся к Сафину за автографами. Марат поспешил ретироваться, на прощание дав мне свой номер телефона: «Вы интервью хотите? Позвоните завтра!». И я позвонил.

«ХОТЕЛ БЫ ОКАЗАТЬСЯ НА МЕСТЕ КОВАЛЬЧУКА»

– Первым делом хочу передать привет от Ильи Ковальчука. Он тоже сейчас отдыхает в Майами, усердно играет в теннис.
– Илье всего хорошего! Что он рассказывал?

– Ковальчук в нашей акции с телеканалом «Спорт» был признан лучшим спортсменом мая. Илья сказал, что он восхищается игрой Марата Сафина. Каждый его матч проходит по такому сценарию, что в Голливуде не придумаешь.
– Так и сказал? Вот здорово! – засмеялся Марат.

– Когда познакомились с Ковальчуком?
– Мы давным-давно общаемся, дружим. Жаль только, проводим мало времени вместе. Илья постоянно играет в Америке, а я там наездами бываю.

– Продолжая мысль Ковальчука, как думаете, какой ваш матч стал самым главным блокбастером?
– Я вообще так не смотрю на теннис. И не собираюсь составлять личные хит-парады.

– А как же ваша суперигра против Федерера на Открытом чемпионате Австралии в 2005-м, когда вы стали чемпионом?
– Проще надо к этому относиться. Да, бывают хорошие, интересные матчи. Такие, что даже самому нравились. Но и плохих хватало. Так что выделять ничего не стану.

Илюхе Ковальчуку, конечно, легче ответить на такой вопрос. Он сразу вспомнит о Квебеке. Я бы тоже хотел оказаться на его месте. Забить два гола в финале чемпионата мира – это круто. Помню, как переживал за Илью, когда смотрел с друзьями этот матч в спортбаре. Да и в этом году, на швейцарском чемпионате, Ковальчук тоже выстрелил. Вот это сценарии, вот это Голливуд!

– Илья не приглашал вас на Олимпиаду?
– Пока нет. Но я с удовольствием и без приглашения в Ванкувер приеду. У меня в следующем году будет больше свободного времени, когда я уйду из тенниса.

«РЕЗКО УЙТИ Я НЕ МОГ»

– Павел Буре только что рассказывал в интервью «Советскому спорту», что когда завершил карьеру, то даже не мог выходить на лед за любителей. Хоккей надоел ему до тошноты. У вас к теннису сейчас такое же отношение?
– Теннис – это моя жизнь. Я всегда его буду любить. Но надо реально оценивать свои возможности. Нужно ли тебе это дальше или пора выбирать иной курс. Очень хочу попробовать себя в другом деле.

В теннисе я уже всего добился – выигрывал Кубок Дэвиса, турниры «Большого шлема», был первой ракеткой мира... Сейчас самый момент сменить обстановку. Нельзя зависать в одном бизнесе очень долго. Спорт – это ведь тоже бизнес, правда?

Тошноты у меня нет. Спасибо теннису за то, что я живу хорошо, ни от кого не завишу. За то, что, уходя из спорта, у меня есть светлые перспективы. Теннис подарил очень многое.

– Почему вы решили объявить об уходе за год? Получилось что-то вроде прощальной гастроли, как у Кобзона. Не было желания оборвать все разом, как сделал Евгений Кафельников?
– У каждого свой характер. Некоторые вообще плачут, когда проводят последний матч в карьере. Говорят: мы оставили сердце на корте… Я резко уйти не смог. И решил растянуть это на год.

– Кем вы себя видите дальше? Депутатом Госдумы? Смогли бы реализоваться в политике?
– А почему нет? Проектов много. Главное, чтобы душа к этому лежала. Уходя из спорта, я хочу остаться при спорте. Помочь его развитию. Это же моя тема. Ради нее можно и в политику пойти. Но тренером по теннису быть не хочу. Есть люди, которые решают масштабные вопросы. А есть, которые занимаются маленькими вопросиками. Так вот, я люблю масштаб.

– Президент Федерации тенниса Шамиль Тарпищев рассказывал, что вы помогли разобраться в вопросе по «Кубку Кремля».
– Ну да. Это случилось во время «Ролан Гарроса». Возникла неприятная ситуация, что статус нашего «Кубка Кремля» решили опустить. И нужно было вернуть его на должный уровень. Вопрос с моей помощью решили удачно, сохранив высокий статус и на 2010 год.

– У вас такой вес среди теннисных чиновников?
– А что здесь удивительного? Меня же многие знают как спортсмена.

«СОВЕТУЮ ПОГУЛЯТЬ ПО ТИБЕТУ!»

– Большой теннис – большой стресс?
– Очень большой. Я это по себе чувствую – чем старше становлюсь, тем больше переживаю. Молодому проще. Ты только пришел в спорт, во многих вещах не разбираешься. Полно свободы и раскованности. А с годами у тебя словно гора на плечи наваливается. Моральная усталость, боязнь проиграть и т.д., и т.п.

– Как бороться со стрессом?
– Смириться. Это проза жизни. Прими как есть. Ничего особенного не придумаешь.

– Но вы же придумали что-то необычное, когда пару лет назад отправились в поход в Гималаи. Об этом до сих пор говорят.
– Потому что наши люди думают, что пойти в Гималаи – это нечто сверхъестественное. На самом же деле одни ездят на Сардинию, в Монако и на Лазурный берег, вторые – на Ибицу и Казантип, а третьи – совсем в другие места. Это обычный выбор. Что в нем удивительного? Меня поражают окружающие, которые говорят: «Вау! Ты был на Тибете!» Друзья, это же смешно! Я вообще не понимаю, что делать в Монте-Карло. Мериться, у кого круче лодка?

– У вас же дом в Монако.
– Да, но я живу там, а не тусуюсь или хвастаюсь своей яхтой. Я в горы пошел потому, что мне захотелось попасть на Тибет. Не завидую тем обывателям, которые не могут исполнить свою мечту. Они тоже думают о горах, но в конце концов едут банально на Сардинию или в Канн. А потом ворчат, что отдых получился скучным, что вокруг очень много русских и в следующий раз они обязательно отправятся в другое место. Но через год снова едут на Сардинию…

– …или в Турцию с Египтом. Но ведь Гималаи – это не солнечный курорт. Помню, вы рассказывали, что у вас голова трое суток подряд раскалывалась от боли. Какая там была высота?
– Пять триста.

– Вот видите.
– Да какая разница? Желание было, и все. В чем неординарность моего поступка? В горах замечательно! Советую всем туда съездить. Все, кто может себе это позволить – бросайте скучные пляжи и летите на Тибет, погуляйте там!

«В ДИНАРУ МАЛО КТО ВЕРИЛ»

– Когда вы больше переживаете – когда играете сам или смотрите матчи сестры?
– А я особо не смотрю, как играет Динара. Зачем это нужно?

– У вас такой принцип?
– Просто желания нет.

– Когда Динара Сафина вышла в полуфинал Уимблдона, все газеты написали, что вы ей сразу же прислали эсэмэску со словом «Поздравляю!»
– Ну для этого необязательно сидеть у телевизора, ведь правда? Я узнал счет и решил поздравить сестру. На самом деле у меня не так много свободного времени, чтобы тратить его на просмотр тенниса.

– Даже полуфинал Сафина – Венус Уильямс пропустите?
– Легко. Динара и без моей поддержки хорошо выступает на Уимблдоне. Пусть побеждает и дальше.

– Удивились, когда она стала первой ракеткой мира?
– Это был приятный сюрприз. Динара поставила многих людей на свое место.

– Что имеете в виду?
– То, что в способностях моей сестры многие сомневались. Я очень рад, что теперь критики успокоятся.

– А что, имелись сомнения? По-моему, всегда было очевидно, что Сафина – талантливая спортсменка.
– Ага, сейчас все так говорят, когда Динара стала первой: «Ну да, мы заранее знали, что ее ждет успех»… Кто там что знал?! Враки! Вспомните, как было года три назад: «Из нее ничего не получится. Мы в нее не верим…» Было ведь такое, согласитесь.

– Вспомните яркий случай из детства, связанный с Динарой.
– Не могу. У нас было разное детство – я уехал в Испанию, когда ей было восемь лет.

– Вам важно уйти из спорта на красивой ноте?
– Я бы этого хотел. Все нужно делать красиво, даже уходить. Но не могу сказать, что зацикливаюсь на Открытом чемпионате США – вот, это мой последний шанс. Мне не нужно себя реализовывать. Помните, как в песне Высоцкого? «Я себе уже все доказал».

– Снова вернусь к интервью Буре. Павел рассказал историю, что, когда великий Уэйн Гретцки уходил из хоккея, он сказал: «Если бы в мой «Рейнджерс» пришел Павел Буре, я бы задержался в спорте еще на один год». А какое событие могло бы задержать в теннисе Марата Сафина?
– Вообще никакое. Я уже принял железное решение и менять его не буду. Как вам объяснить?..

– Помните фантастический фильм «Армагеддон», когда Брюс Уиллис спасал Землю от метеорита?
– Отличный пример! Даже если бы от моего решения зависела судьба мира, я бы все равно не задержался в теннисе.

«СЧАСТЬЯ НЕ СУЩЕСТВУЕТ. ЭТО АБСТРАКТНОЕ ПОНЯТИЕ»

В конце разговора ваш корреспондент попросил Сафина ответить на вопросы известной анкеты французского писателя Марселя Пруста.

1 Где вы хотели бы жить?
– Там, где можно жить. Где больше солнца. Но я люблю свою страну.

2 Главная черта вашего характера?
– Хороший вопрос. Не знаю. Всегда трудно себя оценивать. Едем дальше.

3 Качество, которое вы цените в мужчинах?
– Давайте скажу, что не люблю. Я ненавижу ложь и тупость. Когда сталкиваюсь с этим, могу выйти из себя. А что ценю? Порядочность. Не только в мужчинах, а вообще в людях.

4 Качество, которое вы цените в женщинах?
– Мудрость.

5 Что вы превыше всего цените в друзьях?
– Искренность.

6 Ваш главный недостаток.
– Их много. Какой-нибудь один? Не скажу!

7 Ваше представление о счастье?
– Счастья нет. Не существует. Это абстрактное понятие, специально придуманное людьми.

8 Что для вас было бы величайшим несчастьем?
– Надеюсь, я с этим никогда не столкнусь.

9 Кем бы вы хотели быть?
– Я уже им был. Кем хотел стать в детстве, тем и стал. Конкретизировать не буду. Сами докрутите мысль.

10 К каким слабостям вы наиболее снисходительны?
– Я вообще считаю, что слабости – это болезни. Как к ним можно снисходительно относиться? Их надо лечить. Любишь ли ты есть много сладкого или куришь как паровоз – все это форма наркомании.

11 Ваш идеал?
– Непонятные вопросы задает Марсель Пруст. Мой идеал… где? В архитектуре, музыке, живописи? Если идеал человека, то его не существует. Все люди несовершенны. Идеал скучен, кстати говоря.

12 Как бы вы хотели умереть?
– По барабану. Лишь бы не было больно.

13 Ваш девиз.
– Все по фиг! Ладно, шучу. Давайте выберем такой: «Все, что нас не убивает, делает нас сильнее». Этот девиз мне подходит.

Система Orphus

Комментарии