06 декабря, вторник Время на сервере 05:55
Теннис: Все новости

180 минут за спиной капитана Тарпищева.

28 апреля 2008, 06:52 | Источник: Советский Спорт
180 минут за спиной капитана Тарпищева.
Две субботние победы дались россиянкам малой кровью и выглядели вполне буднично для тех, кто, в отличие от нашего корреспондента, не находился в самой гуще событий.

«ДА ТЫ ЛЕТАЕШЬ!»

Следует длинная навесная передача на Светлану Кузнецову, та принимает мяч на грудь и с лета, мощнейшим ударом с правой вколачивает его в сетку! Гол? Отнюдь нет, четвертая ракетка мира крайне раздосадована. Зато ее личный тренер, испанец Стефан Ортега, ликует. Еще бы, ведь ему удалось выиграть первый из доброго десятка розыгрышей своеобразного теннисбола: игры, в которой теннисный мяч перебрасывается через сетку ногами.

Эта забава – часть тренировки первого номера нашей сборной за два часа до начала матча Россия – США, который откроют Анна Чакветадзе и Ваня Кинг. Поражает, что Кузнецова может сотворить с мячом на корте любой фокус. Прицельно бьет по нему ракеткой, стоя спиной к сетке. Как заправский циркач, успевает во время жесткого спарринга откидывать с площадки валяющиеся под ногами мячи.



– Да ты летаешь сегодня! – тренер сборной России Лариса Савченко-Нейланд восхищается формой Светы не лести ради, а правды для.

Становится совсем непонятно, как с таким монстром собираются бороться американки, выставившие против Кузнецовой 145-ю ракетку мира Ашу Ролл.

– Детский сад какой-то приехал! – даже лужниковский охранник, завидев Ваню Кинг (165см, 19 лет. – Прим. ред.), понимает, что ловить сегодня гостям нечего.

Осознаю это и я, поскольку наблюдал за разминкой Кинг (вее распоряжении корт был до прихода Кузнецовой) и отметил в ее игре разве что смешное подпрыгивание при подаче. Однако женский теннис – штука, как известно, непредсказуемая. Поэтому в надежде на неожиданные сюжетные повороты я в 14.00 занимаю место метрах в двух позади Шамиля Тарпищева и в метре от скамейки нашей команды. Такая дислокация должна позволить фактически изнутри увидеть, как ведет игру наш капитан, услышать, что именно он говорит подопечным, – в общем, прожить этот день вместе со сборной России.

«ВИТАМИНЫ ГДЕ?!»

Уже все готово к торжественному предматчевому построению, а зрителей в зале – кот наплакал. Все-таки разбирается московский люд в теннисе – таким американским составом его на Малую спортивную арену не заманишь. Впрочем, настоящие фанаты теннисного дела все равно пришли. Вот по стадиону объявляют о присутствии вдовы первого президента России Наины Ельциной. А вот рядом со мной, не преминув тепло обняться с Савченко, присаживается телеведущая Елена Ханга. С наших мест, кстати, игру смотреть не шибко-то комфортно. Мне, к примеру, всю правую часть корта закрыла судейская вышка. Видно, неспроста рассадка нашей сборной такова, что сразу за Тарпищевым сидит медицинский персонал. Ему в принципе вникать в детали происходящего на правой стороне площадки совсем не обязательно. К тому же, как совсем скоро выяснится, капитану в любой момент может понадобиться его помощь.

Отгремели гимны, Чакветадзе и Кинг пора выходить на корт, но на нашей скамейке – легкое замешательство. Тарпищев нервно рыскает взглядом вокруг скамейки, а Анна – так даже под нее заглядывает.

– Витамины где?! – строго вопрошает медиков Шамиль Анвярович.

Им два раза повторять не надо: пара секунд – и бутылка из-под «Аква минерале» с красноватой жидкостью уже в руках Чакветадзе. Несколько жадных глотков – и в бой, который стартует с ошибки американки на первой же подаче. Впрочем, это не мешает Кинг выиграть гейм за две минуты.

Первая подача россиянки тоже утыкается в сетку. Вторая летит куда надо, но слаба. В результате 0:15. Самое время включиться в работу скамейке запасных.

– Давай-давай! – этого ободряющего крика Савченко-Нейланд достаточно, чтобы к пятой минуте матча счет стал 1:1.

КУЗНЕЦОВА: РАСКОВАНА И БЕЗУЧАСТНА

Вообще в стане нашей сборной в этот раз не чувствуется единого порыва. Родные стены, слабый соперник – все это сказывается на сплоченности. Кузнецова насколько раскована, настолько и безучастна по отношению к происходящему на площадке. Ее страсть к трюкачеству проявляется и за пределами корта: она изловчилась сесть на стул так, что правая нога вальяжно свесилась с подлокотника. При этом она неустанно пишет sms и с любопытством выискивает кого-то на трибунах.

Хотя в этот момент и на корте есть на что взглянуть. К 15-й минуте игры в пятом гейме Чакветадзе делает брейк. Теперь интересно, будет ли Анна форсировать выигрыш сета или довольствуется малым, технично сохранив завоеванное преимущество до конца партии? В прошлом году, напомню, эту же соперницу на той же стадии Кубка Чакветадзе в первом сете разделала под орех – 6:1. И дело было в США.

Но… и Анна сейчас не похожа на себя прошлогоднюю, и Ваня, видно, за это время опыта поднакопила. Поэтому соперницы, то и дело огрызаясь, доходят до счета 5:4. Догадываясь, что пора готовиться к следующей игре, Кузнецова и Ортега уходят в раздевалку. Интуиция их не подводит: Чакветадзе под ноль берет свою подачу. Да с такой мощью, что мяч от ракетки Вани в ужасе скрывается где-то под потолком. С первым сетом Чакветадзе управилась за 33 минуты.

БРЕЙК-ДАНС

Дежавю – подача Кинг, 1:0, громкие подсказки Савченко: «Сейчас пойдет! В свою скорость давай играй!» Тарпищев тоже что-то внушает Анне, жестикулирует. Вообще порой меня не покидает ощущение, что капитан во время перерывов в игре травит анекдоты. Уж слишком часто та же Чакветадзе уходит от него на корт не просто улыбаясь – смеясь!

Увы и ах, дорогой читатель, но знаменитый вкрадчивый баритон Шамиля Анвяровича предназначен только для ушей игрока. Хоть убейте, ни одного слова из тех, что он говорил в субботу подопечным, мне расслышать не удалось. А по губам читать, упираясь взглядом в спину, сами понимаете, затруднительно. То ли дело, когда в третьем гейме после досадной ошибки трехэтажная сентенция вырывается у Чакветадзе. Тут уж не захочешь, но предположишь, что эта 21-летняя леди не понаслышке знакома с русским нелитературным.

Проклятия не спасают – 2:1 в пользу Кинг, которую вовсю поддерживает звездно-полосатый лагерь. Правда, скандировать «Ва-ня! Ва-ня!» в нем перестали еще в первом сете. Все потому, что, как ни кричи, а все равно «в» проглатывается и под сводами арены гремят лишь три последние буквы. Ну а поскольку прославлять имя Чакветадзе в планы оппонентов не входило, они проявили недюжинную креативность и стали горланить: «Ю-Эс-Эй!»

Тем временем дежавю продолжается: в пятом гейме остро пахнет брейком. Дается он, правда, с куда большим трудом, чем прежний, – лишь со второй попытки на качелях больше-меньше. И когда при счете 4:3 уже всем кажется, что дальнейший сценарий известен, Чакветадзе шокирует: две двойных – и счет равный. Но Анна, оказывается, только начала удивлять! Она демонстрирует редкую для девушек психологическую устойчивость, взяв себя в руки в критический момент и вчистую выиграв гейм на чужой подаче. Затем она добивается двойного матчбола на своей. Но череда невынужденных ошибок приводит к очередному – третьему подряд – брейку. Однако и это не предел – следует четвертый! Просто-таки уже брейк-данс какой-то!

6:5 в нашу пользу. Идет в ход очередная бутылочка с витаминами.

– Давай до конца, чего тянуть-то? После подачи сразу атакуй! – Савченко продолжает свои резкие напутствия.

Легко сказать, но трудно сделать. Сначала Анна чуть не доводит дело до очередного брейка, но, заглянув в пропасть (15:40), все-таки делает четыре широких шага прочь. Их и не хватало для победы в матче – 2-0. Анин выигрыш наши празднуют по-хоккейному. Сначала героиня, будто автор шайбы, проносится мимо скамейки запасных, сделав с каждым «ладушки». Потом по тому же маршруту, но степенно, следует капитан. Ему для выражения восторга хватает и одной руки.

«ДОКТОР, ЕСТЬ ЧТО-НИБУДЬ?»

В перерыве между матчами на корте устраивает премьерную демонстрацию своего теннисного хита Олег Газманов. Песня настолько с пылу с жару, что певец то и дело подсматривает слова в бумажке. Например, такие:

Последний сет, и не хватает силы.

Дрожат колени, и болит плечо.

Это припев. Концовка же походит на болельщицкую кричалку: «А нам нужна удача и первая подача!» Кто бы, кстати, сомневался…

У Кузнецовой с этим показателем не очень – 60 процентов. Да и с удачей как-то сразу не сложилось: уже во втором розыгрыше после резаного удара Ролл мяч, словно живой, хватается за сетку и предательски переползает на сторону Светланы. После такого нефарта подумалось: зря она согнала Тарпищева с насиженной в первом матче победной стороны скамейки. Перед игрой у них состоялся на эту тему следующий диалог.

– Вы здесь будете сидеть? – расстроено произнесла Кузнецова, заметив, что Шамиль Анвярович усаживается ближе к судейской вышке.

– Да где угодно могу, – капитан – сама галантность.

– Спасибо! – Кузнецова с радостью плюхается на место Тарпищева.

Впрочем, несмотря на некоторую схожесть комплекций соперничающих теннисисток, в первом же – брейковом – гейме приходится констатировать глубочайшую пропасть в уровне их мастерства, снивелировать которую не сможет даже самое чудовищное невезение. Если только оно не будет связано с травмой.

И – о ужас! – опасения по этому поводу дают знать уже перед шестым геймом первого сета при счете 4:1.

– Доктор, есть что-нибудь? А то болит опять… – во время перерыва Светлана поворачивается к медперсоналу.

Доктор не спеша ныряет в чемоданчик, зажимает в кулаке некое снадобье, бережно ссыпает его в широкую капитанскую ладонь. Света в это время уже в игре, без вариантов берет свой очередной гейм – 5:1. Тарпищев в свою очередь берет синюю салфетку, в которую заворачивает посылку от доктора. 5:2, смена сторон, и у Кузнецовой наконец появляется возможность воспользоваться содержимым салфетки, запив его простой водой.

– Меньше суеты, больше головы! Не спеши! – советы Савченко-Нейланд по-прежнему, в отличие от тарпищевских, слышны всем окружающим.

А главное, они действенны. Возникает тройной сетбол и первый же и становится результативным.

– Хорошо! – почти без акцента резюмирует Стефан Ортега.

ВЕЩАЯ ПЕСНЬ ОЛЕГА

Примечательно, что на послематчевой пресс-конференции Кузнецова педалировала тему своей блестящей физической формы.

– У меня было столько энергии, что я могла бы при необходимости сыграть еще три таких матча, – храбрилась она, ни словом не обмолвившись о неприятных ощущениях, возникших в конце первого сета.

– Что у вас заболело после пятого гейма первой партии? – полюбопытствовал я.

– Все! – моментально отшутилась Светлана, но продолжала сверлить меня подозрительным взглядом.

Ей уже начали было задавать следующий вопрос, как вдруг она с вызовом произнесла:

– А с чего это вы взяли, что у меня что-то заболело?

– Наблюдал, как вы обращались к доктору... – объяснил я.

– Плечо у меня болело, плечо! – сдалась Кузнецова.

Вещая какая-то у Газманова получилась песня…

ЦЕНА ПОБЕДЫ

При счете 1:1 к нашим девчатам присоединяется Чакветадзе, нахлобучившая красную кепку. Но болеть уже не за что: больше геймов сегодня американкам не достанется. Как бы истошно не орали они имя мисс Ролл. Тем более что с ним снова не повезло: так и кажется, что они то и дело кричат «Ра-ша! Ра-ша!».

Кузнецова заканчивает матч безоговорочными 6:1. Шамиль Анвярович нежно целует ее в щеку. На исходе три полуфинальных часа, за которые он, как известно, теряет три-четыре килограмма. Вроде можно посчитать, что плевая у него сегодня была работенка. Особенно если не знать, что накануне капитану внезапно стало очень плохо. Температура поднялась выше 38 градусов, но никто не мог понять, в чем дело. Кардиограмма в норме. Давление в норме. Говорят, в итоге врачи пришли к выводу, что причиной кризиса стал резкий скачок уровня сахара в крови. К субботе капитана еле-еле поставили на ноги. Которые, не раз оперированные, у него и заболели утром в день матча.

Но он встал и пошел в Лужники. Потому что только он знает, какие слова нужно тихонько прошептать нашим девочкам, чтобы со скамейки они возвращались на корт с улыбкой.

Система Orphus

Комментарии