08 декабря, четверг Время на сервере 03:16
Теннис: Все новости

Алиса Клейбанова: После «Уимблдона» у многих были мысли, что это одиночный успех. Часть 2

13 марта 2009, 06:50 | Автор: Олег Капранов | Источник: Sports.ru
Алиса Клейбанова: После «Уимблдона» у многих были мысли, что это одиночный успех. Часть 2
Во второй части эксклюзивного интервью Алисы Клейбановой рассказ о выступлении на Australian Open-2009, о дебюте в Кубке Федерации, о жажде реванша со стороны Аны Иванович в Дубае и о том, как отнеслась команда теннисистки к ее увлечению горнолыжным спортом.

- В первой части нашего интервью мы говорили о том, что широкая публика открыла тебя для себя дважды: на «Уимблдоне»-2008 и на Австралии. Ты ощутила тогда изменение отношения к себе?
– Отношение изменилось еще после «Уимблдона», но сейчас это изменение стало еще более явным. У меня же был серьезный провал при переходе из юниоров во взрослый теннис и многие, кто просто следил за мной, как за строчкой в рейтингах…Я не могу сказать, что махнули рукой, но потеряли определенную уверенность в том, что из меня выйдет что-то серьезное. Этим путем, увы, прошли слишком многие успешные на юниорском уровне игроки. Австралия показала, что я не однодневка, что на «Уимблдоне» это не просто все так вот удачно совпало.

- После Австралии у тебя было ощущение, что работа сделана хорошо? Или были мысли, что можно было что-то сделать лучше, как-то дожать Докич?
– Подобные мысли лезут в голову после каждого проигранного матча, если об этом постоянно думать, то можно с ума сойти. Да, это был матч на турнире «Большого шлема», но я не делю матчи на важные и не очень. Каждый матч для меня по-своему уникален. Но после Австралии было грех жаловаться, я провела отличный турнир, я впервые вышла на матч с игроком из Топ-10 с таким чувством уверенности в своей игре. Все-таки когда я раньше выходила играть против Винус, Дэвенпорт, было напряжение. Это большой корт, играешь с великим спортсменом, хочется что-то показать. А в матче с Иванович я не вымучивала каждое очко, каждый гейм, а пыталась выиграть матч. Я думаю, что это стало определенным переходом на новую ступень в моей игре.

- Ты упомянула Дэвенпорт, знаешь, что тебя журналисты окрестили «русской Дэвенпорт»? Что думаешь об этом?
– Я слышала, да (смеется). Не знаю. Сравнение лестное, даже очень. Она замечательный игрок и человек. Я очень ее уважаю. То, что она делает столько лет – это фантастика. Наверное, у журналистов были какие-то свои мысли на мой счет, может быть из-за моего мощного тенниса или телосложения. Сравнение приятное, но мне надо оставаться самой собой, работать над игрой. До игры Дэвенпорт мне пока далеко. Надо работать, чтобы звали не «русской Дэвенпорт», а Клейбановой. Надеюсь, что смогу добиться схожих успехов когда-нибудь.

- А ты читаешь, что о тебе пишет пресса или болельщики в интернете?
– Нечасто, в основном знакомые рассказывают. Но положительные отзывы, рецензии, комментарии здорово повышают самооценку и уверенность.

- А если начинают учить играть в теннис?
– Это хуже, я знаю, что есть масса форумов, где собираются «эксперты». Очень часто люди не видят матчей, а начинают делать выводы по итоговому счету. Многим спортсменам это обидно, но я стараюсь не обращать внимания. Мнение фанатов мне не очень интересно, притом, что я понимаю, что это их жизнь. Мне гораздо важнее мнение специалистов, экспертов, близких людей, которые верят в меня и понимают игру, а не считают, что при счете 3:0 надо было просто мячом в корт попасть. Но при всем этом болельщики нужны, мы без них никуда.

- Ты очень легко идешь на контакт с прессой, за что отдельное спасибо. Тебе это доставляет удовольствие или это понимание того, что это часть профессии?
– Это часть работы, к которой нужно относиться серьезно, которую нужно делать вдумчиво, а не для галочки. Это то, что идет вместе с какими-то твоими успехами, не бывает так, что выиграл турнир, схватил Кубок и убежал с ним домой. Людям интересно о тебе узнать, значит, нужно общаться. Не скрою, на Кубке Федерации было тяжело (смеется), но я знала, что это всего неделя, которую нужно пережить. И потом, я не настолько известный человек, чтобы жаловаться на избыток внимания к своей персоне. Я очень рада, что интересна людям.

- В курсе ты или нет, но очень многие шли в феврале в «Олимпийский» только для того, чтобы посмотреть на твою игру, но ведь ты не была основным игроком, могла и не сыграть. Если бы Тарпищев не поставил тебя на тот четвертый матч, обидно бы было?
– Абсолютно нет. То, что он меня все-таки поставил – это повод для гордости, это говорит о доверии. Обижаться было бы глупо, я все-таки новый человек в команде. Пока нельзя сказать, что я полностью готова играть на этом уровне и всех обыгрывать. Нужно идти к этому постепенно.

- У Кубка Федерации есть еще одна особенность – это публика. Насколько тебя может выбить из колеи что-то вроде того, что творилось год назад в Израиле?
– Я в Австралии играла против Докич на арене Рода Лэйвера. Не думаю, что это можно сравнить с каким-нибудь матчем FedCup (смеется). Когда пятнадцать тысяч зрителей болеют против тебя, и у тебя нет ни одного шанса завоевать их симпатии…После таких матчей уже ничего не страшно. Но на Кубке Федерации есть команда, которая в любом случае будет болеть за тебя, а это плюс. Это очень помогает справляться с какими-то сложностями.

- А сама ты любишь смотреть теннис?
– Что касается подготовки к матчам, то нет, соперников смотрит тренер, я же занимаюсь подготовкой себя. Я вообще не люблю думать о предстоящих матчах, анализировать сетки. Стараюсь не тратить энергию попусту. Тренер мне расскажет все, что нужно знать.

- А как зрелище?
– Не особо. Другое дело, когда это матчи Кубка Федерации, когда играет твоя команда. Это интересно. Потом теннис надо смотреть только живьем, по телевизору же ничего не понятно, даже мне, а я в этом разбираюсь. Если получается посмотреть сет или несколько геймов на стадионе, то почему бы и нет. Ну и разумеется иногда на крупных турнирах случаются матчи, которые просто нельзя не посмотреть.

- Чаще в мужском или женском теннисе?
– Чаще в женском, это все-таки моя работа. Иногда это нужно делать, чтобы не терять из вида соперников. Есть масса игроков, с которыми я не играла, но рано или поздно сыграю. А в мужском теннисе…Разумеется, если случаются сумасшедшие матчи вроде Федерер – Надаль, то их смотрят все, кто так или иначе связан с теннисом. Смотришь и хватаешься за голову от ударов, которые они исполняют.

- Света Кузнецова постоянно отмечает, что является болельщицей Федерера, у тебя есть какие-то пристрастия?
– Федерер, разумеется, уникальный теннисист, и смотреть его игру всегда интересно. Но я не могу сказать, что чья-то поклонница. Смотрю матчи наших ребят часто, но без фанатизма.

- А раньше были какие-то кумиры в теннисе? Игроки, чья игра была для тебя образцом для подражания?
– Мне очень нравилась игра Граф, Хингис. Селеш играла в очень агрессивный теннис, я любила смотреть ее матчи. Из наших – Дементьева и Мыскина. Но со временем меня все больше начал интересовать тренировочный процесс, это основа всего, а матчи – только верхушка айсберга.

- Последний турнир, который ты отыграла перед нынешней паузой – это Дубай, второй круг и вновь Иванович. Ана жаждала твоей крови?
– Да, она вышла на матч с невероятным настроем, играла очень агрессивно. Я, если честно, не ожидала, что все будет именно так. Она здорово изменила стиль игры, на Австралии я выиграла, так как знала, как она будет играть, знала чего нужно ждать. Я стала для нее сюрпризом. В Дубае все было наоборот. Она вышла на матч, чтобы выиграть его. Я нормально играла, но она очень сильно прибавила. В Австралии мы играли массу длинных розыгрышей, и у меня было преимущество в них. Это мой конек, я люблю побегать и играть в активный теннис. А в Дубае корт был быстрее, она старалась быстро завершать розыгрыши, играть в один – два удара. В следующий раз я буду готова и к этому.

- Ты хорошо играешь на траве, на харде, это мы уже выяснили. Не исключено, что твоя следующая встреча с Иванович состоится на «Ролан Гаррос», как у тебя с грунтом?
– Все зависит от того, как я подготовлюсь к сезону. Моя игра вполне универсальна, и я могу адаптировать ее к любому покрытию. Постараюсь после Индиан-Уэллса и Майами сосредоточиться на подготовке к грунту.

- А на чем больше всего любишь играть?
– Люблю траву, но ее мало. Очень специфическое покрытие. Хард в Мельбурне очень нравится. Важнее, наверное, вопрос в зале или на улице, тут я бы предпочла улицу.

- То есть всякие погодные сложности тебя не смущают?
– Нет, ветер, солнце, дождь... Я считаю, что то, как ты умеешь со всем этим справляться, говорит о твоем профессионализме.

- Последнее время теннис сопровождают те или иные скандалы. В Дубае вот была история с израильтянами, до этого была масштабная критика новой антидопинговой политики, что ты обо всем этом думаешь?
– Что касается Пеер и Рама, то я не политик, а это дело политиков. Единственное, мне кажется надо уважать законы страны, куда ты приезжаешь. Да, обидно, что ее не пустили, но это данность. Они против приезда израильтян, пустили бы Пеер, другие бы спортсмены или кто-то еще сказали, а чем мы хуже? Это не решение. В конце концов, это только один турнир, из-за травм пропускают куда больше турниров.

- А борцы с допингом добрались до тебя?
– Конечно, добрались, в этом году уже четыре раза проверяли, домой приезжали. Очень активные ребята. Они стараются. Я думаю, что это к лучшему, вопрос даже не в честных или нечестных победах. Это же здоровье. Спортсмены должны сами для себя решить, хотят ли они гробить свое здоровье какими-то препаратами или нет. Для меня важнее всего остаться здоровой до конца жизни. Спорт – это еще не вся жизнь, карьера рано или поздно закончится. Заработать кучу денег, а затем потратить их все на лечение – это просто глупо. А что касается заполнения документов, я немного растерялась, когда мне это все впервые показали, но потратила несколько часов, чтобы разобраться, и не могу сказать, что это для меня теперь является проблемой.

- Когда-нибудь думала о том, чем бы хотела заниматься после тенниса?
– Меня так часто об этом спрашивают, что есть ощущение, что хотят выгнать из профессии (смеется). Я вообще-то только начала играть в теннис на серьезном уровне. Трудно забегать на десяток лет вперед, но я думаю, что это будет что-то, связанное с теннисом. Была на днях на радио, мне сказали, что я так хорошо рассказываю все, что могла бы матчи комментировать. Тоже вариант. Вообще, было бы интересно делиться опытом.

- Допускаю, что у тебя бывает свободное время, когда ты не тренируешься и не даешь интервью. Чем тогда занимаешься?
– Люблю кататься на горных лыжах, у меня живут друзья в Магнитогорске, приезжаю туда к ним, чтобы покататься. Вот я только что оттуда вернулась. Хороший отдых и психологическая разгрузка. Еще плаванием по-прежнему занимаюсь. Ну и простое общение с семьей тоже важно.

- А ты не боишься получить травму, катаясь на лыжах? В некоторые видах спорта подобные вещи спортсменам вообще запрещают.
– Ага, у меня тоже в свое время все тренеры на уши встали, когда я только начала кататься. Говорили, что приеду со сломанной ногой, потеряю полгода, если не больше. Поначалу было страшновато. Это было папина инициатива, нужно было развеяться, пляжи за сезон надоедают, и вообще я люблю зиму в России. Мне повезло с инструктором, он понимал, что я не могу носиться по черным трассам, что я спортсмен. Нашли оптимальное сочетание скорости и безопасности. А что касается риска, то водить машину в Москве по-моему гораздо опаснее.

- Есть увлечения, не связанные с экстримом? Кино, музыка?
– В кино люблю ходить, вот только на днях ходила с друзьями, «Войну невест» смотрели. Я вообще люблю комедии, можно посмеяться, расслабиться. Не очень люблю тяжелые фильмы, они меня как-то придавливают.

Система Orphus

Комментарии