04 декабря, воскресенье Время на сервере 05:04
Теннис: Все новости

Рокки возвращается

25 февраля 2009, 07:17 | Автор: Юлия Ниткина | Источник: Sports.ru
Рокки возвращается
После поражения в первом круге Australian Open-2009 от чилийца Фернандо Гонсалеса сегодняшний именинник Ллейтон Хьюитт сказал: «Я все еще здесь. Если бы я собирался уйти, я бы не пошел на операцию. Да, я проиграл, но я думаю, это будет хорошим трамплином на остаток года». И вот полуфинал турнира в Мемфисе, на пути к которому он обыграл Джеймса Блэйка. Похоже, он действительно возвращается.

Кстати, эта победа стала его первой победой над теннисистом Топ-20 с июня 2008 года, когда он обыграл Поля-Анри Матье (на тот момент 17-я ракетка мира). Да, сейчас Ллейтону приходится считать такие победы на пальцах одной руки, а ведь как хорошо все начиналось.

Ллейтон Хьюитт родился 24 февраля 1981 года и воспитывался в спортивной семье. Его мама Черелин – бывшая чемпионка по нетболу (женский аналог баскетбола в Австралии и Новой Зеландии), а его отец Глинн – бывший профессиональный игрок в австралийский футбол (агрессивная смесь регби и американского футбола), младшая сестра тоже занималась теннисом и даже была юниоркой номер один в мире. Австралийским футболом занимались не только отец Хьюитта, а также его дядя, дедушка, соответственно, в детстве Ллейтон собирался последовать по их стопам. Но ему повезло, рядом с их домом был травяной корт, и уже в четыре года он показал незаурядные способности в перебивании мяча через сетку. Его родители, понимая, что теннис является игрой гораздо менее травмоопасной, чем австралийский футбол, решили направить сына по этой стезе, и таким образом, уже в четыре года у него появился профессиональный тренер – Петер Смит. Глинн решил, что «пусть лучше научиться бить по мячу правильно, чем усваивать плохие привычки».

И вот в нежном пятилетнем возрасте, когда другие дети играют в прятки и балуются, Ллейтон вместе со своей семьей отправился на Открытый чемпионат Австралии. Трудно поверить, но пятилетний ребенок просиживал по 12 часов в день, наблюдая все подряд – и матчи, и тренировки. Так с подачи родителей Ллейтон выбрал теннис, а ведь мог бы стать профессиональным футболистом и играть в той же команде, что и его отец – «Аделаидские вороны».

К тому моменту, как Ллейтону исполнилось 8 лет, он выигрывал турниры для 10-летних и постоянно находился впереди сверстников. Профессиональная карьера выглядела очень многообещающей. Родители в то время находились на некотором распутье, потому что не могли решить, стоит ли ребенку продолжать образование или полностью сосредоточиться на спорте. В итоге они выбрали спорт, и в 13 лет в Ллейтон в одиночку отправился на турнир в Бангкок.

После этого случая он уже самостоятельно, без сопровождения путешествовал и в Америку, и в Японию, и на Ближний Восток, и в Азию, и в Европу. Уже в раннем возрасте он проявлял большую любовь к спорту и высокий соревновательный дух (известен даже случай, когда на одном из Orange Bowl он прямо во время матча из-за важного очка чуть не подрался с Роджером Федерером, тот тогда тоже не отличался примерным поведением), который позже стал его визитной карточкой и во взрослом туре. Он постоянно или участвовал в соревнованиях, или тренировался, или наблюдал спортивные события, или их обсуждал. Кстати его знаменитый жест, когда он кричит «Камон», а для усиления эффекта показывает пальцем себе в лицо, появился еще в юниорском возрасте, правда, тогда он кричал «Камон, Бальбоа». Не удивляйтесь, Хьюитт был и является большим поклонником фильмов про Рокки Бальбоа, он до сих пор готовится к серьезным матчам, просматривая их. Кстати, даже печенье, которое из генномодифицированных продуктов изготавливает его дедушка, называется Rocky bisquits. И каждый новый день Ллейтон начинает, съедая за завтраком минимум три штуки.

Но вернемся к теннисной карьере Хьюитта. В 1998 году он стал одним из самых молодых профессионалов тура, и раннее начало дало быстрые результаты. Как выяснилось позже, у Ллейтона было не так много времени в запасе, пока взрослел и умнел его давний соперник Федерер, и Хьюитт сумел этим временем воспользоваться. В том же году выиграл первый турнир. На пути к победе на турнире в Сан-Франциско, а именно в полуфинале, он обыграл Андре Агасси. А в следующем году к Ллейтону пришел первый настоящий успех. Его вызвали на матч Кубка Дэвиса против сборной России, и на травяном корте Брисбена, который Евгений Кафельников позже назовет картофельным полем, Хьюитт за три дня стал звездой и героем Австралии. Он последовательно обыграл Кафельникова и Сафина, тем самым внеся ощутимый вклад в победу сборной Австралии. Стоит отметить, что в том году сборная Австралии выиграла турнир.

В 2000 году к Хьюитту пришел первый успех на турнире «Большого шлема». На US Open он вместе с Максимом Мирным добился победы в парном разряде. В том же году стало окончательно понятно, что Хьюитт парень очень эмоциональный – на Masters Cup в 2000 году в матче с Алексом Корретхой (матч Ллейтон проиграл) Хьюитт вел себя так, что соперник после матча отказался пожать ему руку, объясняя это так: «Я понимаю, что победа очень приятна. Но нельзя же после каждого розыгрыша кричать, как умалишенный».

Надо признать, что в то время Хьюитт вообще многим не нравился. Его считали, по словам Майка Паттендена из The Times, «слишком конфронтационным на корте, слишком громким, слишком воинственным, слишком раздражительным и даже слишком австралийцем». Но многие другие именно за это его и любят. Питер Бодо находит Хьюитта австралийской версией Джимми Коннорса: «Во многом как Джимбо, он играет выше своих возможностей, хотя, конечно, Хьюитт далеко не так хорош и успешен. Он такой же яростный, воинственный и, вероятно, не способен сформулировать вопрос, начинающийся с «интересно почему..?» С коннорсовской страстью к борьбе он является идеальной теннисной звездой для массовой аудитории, которая ценит трудолюбие, решительность и страсть. Однако Хьюитт никогда не имел харизмы и широкого международного признания, которое позволило бы ему полностью капитализировать свои достижения. Хьюитт стал Большим Именем, но не Большой Звездой. Он хотел побед, но не искал друзей. В каком-то смысле в туре он всегда был одиночкой».

Ну а в 2001 году к австралийцу пришел первый полностью личный успех – он выиграл US Open. В финале он в три сета обыграл Пита Сампраса, и его игра вызвала множество восторженных отзывов. В конце сезона 2001 года Хьюитт выиграл итоговый турнир и занял первую строчку мирового рейтинга, став, таким образом, самым молодым обладателем этого почетного титула.

Четвертый год в профессиональном туре ознаменовался для Хьюитта победой на «Уимблдоне», наверное, помогли воспоминания о травяном корте его детства. Позже многие удивлялись, как Хьюитту удалось выиграть «Уимблдон». Ведь его игра, как тогда казалось, совершенно не подходит к травяным кортам. Он играет на задней линии, а на траве чаще всего выигрывали игроки стиля serve-and-volley.

Хотя Хьюитт и не является приверженцем этого стиля, он хорошо играет у сетки. У него один из лучших смэшей, подкрученная свеча, которая является его визитной карточкой и которую Патрик Макинрой и Джим Курье называют лучшей в мире. Еще Ллейтон очень хорош на приеме, так, Маливай Вашингтон сказал, что его даже трудней пробить подачей, чем Агасси. Он умудряется возвращать в игру практически все мячи и способен вести долгие розыгрыши, постоянно оказывая давление на противника и ожидая его ошибки. Ну и конечно скорость, которую многие сравнивали со спринтерской. Самой большой проблемой в его игре всегда была подача – плоская, в силу его роста (180 сантиметров) не очень эффективная. Питер Бодо описывает его игру так: «На пике карьеры в 2001-2002 году никто не мог найти противоядия для его эффективной, хотя не очень эффектной комбинации из великолепного соревновательного духа, отличной защиты и скоростных контратак. Его скорость – важнейший компонент его игры, о чем свидетельствуют его на удивление посредственные выступления на Открытом чемпионате Франции. Хьюитт был великолепен на быстрых покрытиях, потому что он с легкостью переходил из обороны в атаку и делал это эффективнее, чем большинство его оппонентов. Хьюитт добегал до мяча раньше и получал больше времени на ответный удар, таким образом, в игре все время на полшага опережая своих противников». Увы, очень скоро среди этого самого большинства противников появился человек, который, обладая сравнимой с Хьюиттом скоростью, превосходил его практически во всех остальных компонентах игры. Этого человека звали Роджер Федерер.

В 2003 году Хьюитту удалось поставить первый анти-рекорд – на «Уимблдоне» он проиграл Иво Карловичу в первом круге, став, таким образом, первым в открытой эре действующим чемпионом, проигравшим в первом раунде. А в 2004 году Хьюитту удался еще один своеобразный рекорд – на всех четырех турнирах «Большого шлема» он проиграл будущему чемпиону. Вряд ли его утешил тот факт, что на трех из них: на Australian Open, «Уимблдоне» и US Open это был Роджер Федерер. Ему же, кстати, Хьюитт проиграл и в финале итогового турнира АТР.

А в 2005 после того, как Марату Сафину удалось подпортить жизнь яростному австралийцу – ведь именно он лишил Хьюитта последнего реального шанса выиграть домашний турнир «Большого шлема» – начались и значительные перемены в личной жизни. Его жена актриса Бек Картрайт, с которой они встретились вскоре после разрыва Хьюиттом четырехлетних отношений с бывшей первой ракеткой мира бельгийкой Ким Клийстерс, родила дочку, и чтобы находиться рядом с ней в это время, Хьюитт снялся со всех турниров в конце года. Пока он занимался семьей и ребенком, а он действительно ими занимался, после Федерера пришел Надаль, а следом еще целая когорта молодых игроков.

Надо признать, что, по словам того же Питера Бодо, Хьюитт все же никогда и не был великим игроком: «Вы никогда не спутаете Сафина, Федерера или Надаля с просто игроком Топ-20 даже в их худшие дни. Увы, уберите от Хьюитта сияющую цель, и он сразу же превращается в просто игрока Топ-20. Быстрый, с надежными, но не элегантными ударами с отскока. Этому парню надо полностью сконцентрироваться на цели, чтобы одерживать большие победы». Именно после 2005 года появились сомнения в его полной сконцентрированности на цели. Он уделял больше времени семье, к тому же его жена актриса, что означает постоянные обязанности «селибрити». Так, даже фотографии новорожденных детей Хьюитта были проданы в женский журнал. А сам он хоть и присутствовал при родах по своему желанию, но вряд ли испытывал большую радость от присутствия камер.

В 2007 году Хьюитт решил нанять Тони Роча в надежде, что он поможет ему подготовиться к турнирам «Большого шлема». Но не помогло. Продолжалась невезение – ему постоянно встречались на пути будущие победители и финалисты. Так, в 2007 году на Australian Open он проиграл Гонсалесу (финалист), в 2008 – Джоковичу (победитель), на «Ролан Гаррос»-2007 – Надалю (победитель), на «Уимблдоне»-2008 – Федереру (финалист), на Олимпиаде в Пекине – Надалю (победитель). А тут еще навалились травмы.

После «Ролан Гаррос»-2008 ему сказали, что необходима операция на бедре. Он продолжал играть до Олимпиады, после которой врачи поставили его перед фактом, что отказ от операции будет означать конец его карьеры. У него не было выбора, и остаток сезона Хьюитт провел за лечением и восстановлением. 2008 год стал первым в его профессиональной карьере, в течение которого он не выиграл ни единого титула.

И все же время не прошло даром – 11 декабря его дочка Мия стала старшей сестрой мальчика Круза. Большой любитель автомобилей Хьюитт, который за карьеру заработал 17 000 000 долларов, теперь с удовольствием покупает игрушки для своего мальчика. Так недавно он купил Porsche Cayenne, мотивируя это тем, что это семейный автомобиль, гораздо более практичный, чем Ferrari 360 Spider, который в 2004 году он приобрел лично для себя.

Что касается тенниса, многие специалисты задаются вопросом – не потерял ли остепенившийся семьянин Хьюитт свой яростный бойцовский дух, который позволял ему достигать теннисных вершин, не обладая суперталантом. Сам он утверждает, что нет, и первые признаки его возвращения налицо. А дальше покажет время, ведь Коннорс, с которым Бодо сравнивает Хьюитта, выиграл последний домашний турнир «Большого шлема» в 30 лет.

Система Orphus

Комментарии