20 ноября, понедельник Время на сервере 05:19
Теннис: Все новости

Вторая подача. Рене Ричардс - транссексуал, которая играла в финале US Open и изменила мир тенниса

19 августа 2017, 14:00 | Автор: Егор Кузьменко | Главное фото: Tennis
Вторая подача. Рене Ричардс - транссексуал, которая играла в финале US Open и изменила мир тенниса

Когда Рене Ричардс проходила по извилистым дорожкам Форест-Хиллз, люди из окрестностей собрались вокруг неё, чтобы пожелать удачи. В течение нескольких месяцев они видели её фотографии в газетах, так что знали, куда она направляется - West Side Tennis Club - и осознавали важность того, что она собирается сделать.

Это был август 1977 - самый конец знаменитого Лета Сэма в Нью-Йорке: около трёх месяцев неустойчивый мегаполис потрясали ужасные бунты, хаотические отключения света и безумные поиски серийного убийцы - Дэвида Берковица. С милостивым приближением осени умы людей захватил теннис, а Ричардс на какой-то период времени стала самым обсуждаемым спортсменом всего мира.

В 1953 году Ричардс выступила в мужской сетке U.S. Nationals (тогда US Open как такового ещё не было) под именем Ричарда Рэскинда. Двадцать четыре года спустя - и через два года после сделанной операции по смене пола и взятия нового имени - Рене собиралась провести свой первый матч в женской сетке того же турнира (теперь уже в его названии красовалось гордое Open). Чтобы пробиться в сетку, Ричардс пришлось пережить тест хромосом, бойкот бывших товарищей, исследование прессы, бан со стороны функционеров и судебное разбирательство.

Но Форест-Хиллз - это не только дом для US Open, это ещё и дом Ричардс. Тенистые аллеи - это место, где юный Ричард рос, где он учился играть в теннис. И то место, где он - ещё ребёнком - обнаружил в себе другую - женскую - сущность, стремящуюся выйти на свет.

"Меня постоянно окружали люди. Целые толпы!" - так Рене описывает свой путь к стадиону. "Они все желали мне успеха, стоя на тех же улицах, где я скрывался 30 лет назад, напялив вещи сестры".

Сейчас, в 43 года, она ощущала себя свободной.

"Меня ждал теннисный матч, и всё остальное значило довольно мало", - говорит Ричардс. "Я ощущала необычную лёгкость - мне предстоит заняться тем, что столько раз меня спасало! И это произойдёт на величайшей арене мира! И я выйду туда уже в качестве Рене".

Прогулка Ричардс к воротам спорткомплекса West Side стала кульминацией двенадцатимесячного вихря безумия, охватившего её жизнь и весь мир спорта и заставившего её играть - цитата - "аквариумный теннис" (идиома, обозначающая полное отсутствие приватности в личной жизни - прим. GoTennis).

Рене окунулась в этот аквариум в августе 1976, когда первые выступила на профессиональном женском турнире - Orange Lawn Tennis Club в Нью-Джерси. Никогда прежде мир не становился свидетелем такого дебюта. Rolls-Royce, который привёз её к кортам, встречали десятки болельщиков, мечтавших об автографе спортсменки и фотографии со знаменитостью. Когда машина приблизилась к комплексу, толпа побежала навстречу. Внутри Ричардс пыталась вжаться в заднее кресло и мечтала никогда не покидать салон. Осталось ли в её жизни хоть что-то личное или она растворилась в статусе публичной персоны?

1

Всего годом ранее доктор Ричард Рэскинд - состоявшийся спортсмен, бывший капитаном мужской команды в Йеле, перенёс операцию по смене пола. Вскоре, став Рене Ричардс, она переехала из Нью-Йорка в Ньюпорт-Бич, Калифорния, чтобы начать новую жизнь. Но была одна вещь, которую Рене не могла оставить в тёмном прошлом - великолепный теннис.

Впечатлив участников своего нового клуба, Ричардс договорилась о выступлении на ближайшем турнире в Ла Холле. Но одна из зрительниц установила связь между высокой левшой, уничтожавшей всех на корте, и историей, о которой она сплетничала с подругами в книжном клубе. Доктор, переехавший на запад после смены пола, обнаружен!

Сразу после этого журналисты начали - ошибочно - трубить, что Ричардс - это "мужик, маскирующийся под женщину", а Рене попала на первые полосы всех крупных газет страны. Она объяснила свою позицию на пресс-конференции, потом провела ещё одну, и папарацци поняли, что человек со степенью доктора вряд ли выдаст им более горячий заголовок. Все начали двигаться дальше. Но одна новость продолжала досаждать Рене.

"Ведущие функционеры тенниса", - пишет Ричардс в автобиографии "Вторая подача", - "прямо сказали, что мне не разрешат играть на женских "мэйджорах", потому что в прошлом я была Ричардом Рэскиндом".

Ричардс никогда не относила себя к числу активистов и борцов за что-либо, но она получила целую тонну писем от разных сообществ, в которых незнакомые люди умоляли её выйти на корт. "Казалось, что весь мир следит за мной и превозносил меня до статуса новой Жанны д'Арк", - говорила Рене.

После недолгих размышлений она решила примерить эту роль. Ричардс хотела "доказать, что транссексуалы - как и любые другие личности, борющиеся со стигматизацией общества - достойны с гордостью проявлять себя".

1

Среди писем, который получила Рене, было и одно от её старого друга - Джина Скотта. Бывший профессионал злился из-за отношения к Ричардс, так что решил пригласить её на турнир в Нью-Джерси. Когда она согласилась, 23 теннисистки заявили о бойкоте соревнований.

На августовском турнире Orange Lawn Tennis Club Скотт помог Рене выйти из Rolls-Royce и пробраться через толпу зевак. Клуб помог ей отдохнуть от толп зрителей, но с прессой было не так легко справиться. Чтобы пробраться на тренировочный корт, Ричардс пришлось лезть в окошко и спускаться по пожарной лестнице.

К моменту начала матча она уже была в шоке и истощена. "Главное не упасть, Рене. Они этого не спустят. Играй как хочешь, но не падай", - Ричардс держала в голове только эту мысль.

Осознание того факта, что знаменитый журналист Говард Коселл решил транслировать матч на всю страну, не очень помогало. Единственным позитивным фактором было то, что соперница Рене - Кэти Бин - нервничала ещё больше. Бин допустила одиннадцать двойных ошибок, и через 47 минут Ричардс покинула корт победительницей.

И снова Рене попала на все первые полосы, хотя журналисты и не понимали, как вести себя по отношению к новому бренду (её личность никого не волновала, ярлык первого транссексуала на корте весил куда больше).

"Поначалу это казалось глупой шуткой, странным приколом", - писал Sports Illustrated. "Теннисист-транссексуал? 187-сантиметровый футболист, докатившийся до изящных трусиков и золотых серёжек в ушах, избивающий беззащитных девушек подачами?"

UPI в своём репортаже назвало Рене "высокой и симпатичной 42-летней офтальмологом".

Поздней ночью на Манхеттене Ричардс поняла, что гордится своими достижениями, когда увидела выпуск газеты Daily News. Многие горожане выглядывали из такси, чтобы выкрикнуть слова поддержки, когда она читала первую полосу, на которую не попали Джимми Коннорс или Джо Намат: "Рене зажигает в Нью-Джерси".



Победа Рене сделала жизнь Рене волнительной и ещё более публичной, но она же вернула спортсменку домой. Ночью перед матчем с Бин, она нанесла неожиданный визит своему отцу Дэвиду, приехав в семейный дом в Форест-Хиллз. Ричардс отмечала, что когда её поприветствовали так, будто ничего не изменилось, она почувствовала себя по-настоящему свободной. Спустя несколько дней Дэвид Рэскинд совершил ответный визит, оказавшись на трибуне матча третьего круга Orange Lawn.

Теннис всегда был в центре их отношений. Годами ранее они вместе тренировались в Квинсе, пытаясь справиться с домашним стрессом. Тогда юного Ричарда подавляли мать и сёстры, одевавшие его как девочку. А в девять лет он начал брать их одежду самостоятельно.

Подростком Ричард взапой прочёл Man Into Woman - автобиографию Лили Эльбе (это знаменитый транссексуал, которого сыграл Эдди Рэдмейн в "Девушке из Дании"). История Эльбе многое прояснила. В течение двадцати лет в его голове велась война между внешний образом мужчины и женской личностью, которая хотела получить свободу.

"Мне бы не удалось пережить этот период, если бы не теннис. Я ни в чём не был уверен, только в спорте", - пишет Рене.

Жизнь Ричарда казалось невероятно успешной. Он добился успеха в спорте, закончил Йель, стал хирургом, женился и завёл сына. Внутри же он понимал, что сходит с ума, потому что прячется за образом Дика. В 40 лет Рэскинд перенёс четырёхчасовую операцию, которая наконец-то освободила Рене.

Когда выступление Ричардс в Нью-Джерси подошло к концу (она проиграла в полуфинале Леа Антрополис), она думала, что разовьёт свой прорыв на US Open. В конце-концов, это поражение доказало, что девушки способны одолеть её.

Несмотря на то, что государство признало Рене женщиной (и даже выдало ей сертификат!), её заставили пройти тест хромосом. Поначалу Ричардс не хотела, но потом согласилась. Результат не был однозначным. После отказа в праве сыграть на US Open-1976, Рене обратилась в суд.

1

Всё это время Ричардс "видела лучшие и худшие стороны женского тенниса". Промоутер Глэдис Хельдман рисковала своей карьерой, когда приглашала её на свои турниры. Билли Джин Кинг и её лига World Team Tennis преддожила Рене контракт, а Мартина Навратилова воодушевляла Ричардс, а потом пригласила её в команду. Но все остальные не были так воодушевлены: одна из соперниц после каждого эйса Рене показывала той средний палец.

Помощь пришла из не самого привлекательного, но эффективного места - легендарный и неистовый советник Дональда Трампа Рой Кон занялся делом Ричардс. У теннисной элиты не было шансов - с поддержкой Кинг, Навратиловой и Кона Рене выиграла дело.

Но это не положило конец противостоянию. На US Open-1977 Ричардс была посеяна с Вирджинией Уэйд в первом раунде. Уэйд спросили, как она будет себя чувствовать, если проиграет, и та сказала: "Я буду требовать, чтобы она прошла все возможные тесты". Потом Вирджиния сказала, что её не так поняли, но настаивала, что "вся эта идея в целом её напрягает". С момента выхода на корт для разминки до финального удара Уэйд и Ричардс не разговаривали.

В итоге чемпионке Уимблдона-1977 не стоило так волноваться - она спокойно победила нервную Рене со счётом 6/1, 6/4. Но Ричардс состоялась в паре, где дошла до финала в дуэте с Бэтти Энн Стюарт. Она добилась успеха и в Туре, став 20-й ракеткой мира и доведя Навратилову до первого места. Рене нашла дом в женском теннисе, посвятив себя спорту, который раньше спасал ей жизнь.

Сейчас Ричардс 83 года, она живёт в Нью-Йорке, далеко от софитов. В 1977 её называли уродцем, но сейчас она - пионер.



Смелость Ричардс остаётся важным символом. Она заявляет, что считает свой гендер "частью жизни", а не "способом жизни". "Я первая и последняя в истории, потому я - личность. Другой такой не будет. Как и с любым другим человеком".



Система Orphus

Комментарии