04 декабря, воскресенье Время на сервере 00:54
Теннис: Все новости

Нугзар Мдзинаришвили: В сборной Советского Союза была очень большая конкуренция

03 июня 2015, 19:40 | Автор: Денис Кузнецов, GoTennis.ru | Главное фото: Facebook.com | Фотоматериал: Facebook.com
Нугзар Мдзинаришвили: В сборной Советского Союза была очень большая конкуренция

Один из сильнейших теннисистов Советского Союза, 72-летний Нугзар Мдзинаришвили, во второй части интервью корреспонденту Портала GoTennis.ru рассказал о том, как сложилась его тренерская карьера, а также о своей работе в Федерации тенниса Латвии.

- Нугзар Дмитриевич, кто из современных игроков Вам напоминает самого себя?
- Недавно прочитал в одном из комментариев к статьям, которые потом войдут в мои мемуары, как многократный чемпион Ленинграда и известный тренер Сергей Феликсович Василевский сказал, что я напоминаю ему Гаэля Монфиса. Если смотреть на то, как француз играет у сетки, то это, действительно так. У меня всегда колени были в крови - последствия постоянных прыжков на корте. В остальном, мне трудно сказать. Если говорить о стиле игры, то мне больше всего нравится Григор Димитров. Но меня с ним сравнивать сложно. Честно говоря, я всегда был очень серьёзен на корте. Даже немного жалею, что не мог быть таким раскованным, как, к примеру Танаси Коккинакис, который очень свободно ведёт себя на корте. У нас подход к каждому розыгрышу был более серьёзным. Надеюсь, кто-то ещё сделает что-то похожее. Может быть, на это будет способен Борна Чорич из Хорватии. Ему сейчас 18 лет, он показывает очень приличный теннис, считаю, что он способен быть в Топ-5 мирового рейтинга. Борна очень амбициозен, а без этого войти в число лучших в современном теннисе очень трудно. Жаль, что в наше время мы могли выезжать всего по несколько игроков. Выделялась квота на страну в одно-два места. А у нас была очень большая конкуренция между Андреем Потаниным, Тоомасом Лейусом, Сергеем Лихачёвым, Александром Метревели, Вячеславом Егоровым, Рудольфом Сивохиным и мной. Это была плеяда игроков, которая соревновалась за право поехать на международные турниры. Безусловно, тренерам сборной приходилось делать очень непростой выбор. Когда в 1962 году, когда делегация Советского Союза впервые поехала на US Open, то мне предпочли Александра Метревели, под тем мотивом, что он на год моложе. Хотя мне в тот момент было всего 19 лет.



- С чем связано то, что первые громкие успехи советских теннисистов были именно на травяных кортах?
- Я с вами не совсем согласен. Первые соревнования, на которые наши игроки выезжали в зарубежные страны, проходили именно на траве. Нас пока не вызывали на "Ролан Гаррос" или US Open. На грунтовых кортах мы играли только в социалистических странах. Мы приезжали на турниры в Румынию, в ГДР и, соответственно, в Советском Союзе тогда в августе проводился ежегодный международный турнир. А вот начиная с 1966 года у нас пошли высокие результаты и на земляных кортах, это было задолго до успехов Анны Дмитриевой, Александра Метревели, Ольги Морозовой на Уимблдоне. Метревели в 1966 году переиграл в Бостаде (Швеция) Маноло Сантану и выиграл турнир. Ему удалось обыграть действующего на тот момент чемпиона Уимблдона. После этого начались более частые поездки по миру, ездили в Индонезию, приезжали в Австралию, правда тогда там играли на траве. К слову, Александр там выступил очень удачно и был чемпионом в пяти штатах. Непосредственно "Ролан Гаррос", до сегодняшнего дня, являлся в статусе неофициального чемпионата мира на грунте. В сезоне 1965 года Метревели был в 1/8 финале, а через год дошёл там до четвертьфинала в одиночном разряде и был в полуфинале парного разряда с Сергеем Лихачёвым, что являлось большим успехом. Так что в этом плане я с вами не согласен, у нас были крупные достижения и на грунте. Всё это было предпосылкой к дальнейшим успехам. Здорово ещё, что Метревели продержался на мировой арене девятнадцать лет. Он вместе с Теймуразом Какулия ездил на турниры уже после старта "Открытой эры" в 1968 году.

-  После окончания карьеры Вы работали тренером в Ленинграде, в Латвии, Грузии и, снова в Латвии. Расскажите об этом периоде Вашей жизни, чего удалось добиться на тренерском поприще?
- Мне многие задают вопрос при встрече: "А кто из твоих учеников добился результатов?" Сложно ответить на этот вопрос однозначно, потому что так сложилась моя судьба, что я влюбился и по семейным обстоятельствам переехал в Ленинград. Конечно, я продолжал играть, но постепенно отдалялся от сборной, куда меня уже не вызывали. Я играл на уровне города, спортивного общества "Зенит". Когда благодаря супруге, мне удалось психологически перебороть себя и перейти с активной теннисной жизни на тренерскую работу, то мне поступило предложение войти в тренерский состав группы в ленинградском Дворце пионеров. Знаменитый тренер Павел Маркович Майданский рекомендовал меня в качестве тренера. Там я проработал семь лет. За эти годы шесть моих учеников становились чемпионами города в различных разрядах. По сути тренеры Дворца пионеров забирали у меня этих учеников. Родители детей даже обращались в учительскую газету, чтобы восстановить справедливость, но ничего не помогло. Всё дали на откуп старшему тренеру Дворца пионеров. Там никаких изменений не произошло, и тогда я принял решение переехать либо в Грузию, либо на родину жены - в Латвию.

В итоге, посовещавшись с супругой, решил двигаться в Латвию. Дело в том, что с психологической точки зрения мне было бы проще адаптироваться к жизни в Латвии, нежели ей в Грузии. Оказалось, что без знания латвийского я не мог сразу стать тренером по теннису. Пришлось начинать всё с нуля. Я был инструктором по производственной гимнастике на заводе РЭЗ, потом был директором детской спортивной школы по восемнадцати видам спорта, затем, наконец-то, я возглавил отдел тенниса, где у меня играли дети из школы, подшефной этому заводу. Они занимались вместо уроков физкультуры. Понятно, что о каких-то серьёзных результатах говорить трудно, но три моих ученика работают в разных странах мира тренерами по теннису. Это уже очень приятно. Я смог вырастить людей, которые влюблены в этот вид спорта до сегодняшнего дня.



Дальше Александр Метревели предложил мне возглавить команду Грузии. Спустя пятнадцать лет я вернулся в Тбилиси. Мне обещали, что дадут квартиру, что я смогу переехать со всей семьёй. Жена поступила мудро и решила дождаться, пока мне предоставят жильё, потому осталась в Латвии. Прошло три года, мне в итоге отказали, так что я вернулся назад. Пока я был в Тбилиси, там появился опальный Тоомас Лейус. Он работал спарринг-партнёром при нашей команде и жил на тот момент в Телави. После моего отъезда, когда мне казалось, что старшим тренером назначат Теймураза Какулия, в итоге назначение на этот пост получил Лейус. Я вернулся в Ригу в школу высшего спортивного мастерства, стал старшим тренером. Потом была Спартакиада народов Советского Союза, где по результатам жеребьёвки Латвии предстояло играть с Грузией. Меня вызвали в спорткомитет республики и сказали: "Ты только что возглавлял сборную Грузии, всех знаешь, так что мы тебя назначаем старшим тренером всей сборной Латвии по теннису". Мне предоставилась возможность лишний раз доказать всем в грузинской федерации тенниса, что они были не правы, не дав мне продолжать работать с национальной командой. Парадоксально, но в решающем матче за выход в полуфинал на одной стороне сидел Тоомас Лейус, на другой - я. За мной бегали гонцы из штата грузинской команды и на родном языке предлагали разные варианты, чтобы я сдал этот матч. Но мне надо было доказать всем, что я состоялся в качестве тренера. Я сделал всё, чтобы выиграла именно команда Латвии. В итоге моя команда выиграла ту встречу, а затем победила в матче за третье место, впервые в истории поднявшись так высоко на спартакиадах.

В качестве тренера сборной Латвии я проработал ещё примерно год, после чего меня назначили главным тренером спорткомитета по теннису, а также ответственным секретарём Федерации тенниса Латвии. Мог ли я снова тренировать кого-то? Конечно нет, потому что теперь я был уже функционером. Я проводил республиканские чемпионаты, матчи Кубков Дэвиса, Чемпионатов Европы среди девушек. Также я организовывал Балтийскую теннисную ассоциацию в тот переходный период, который возник на момент распада Советского Союза. Очень много мне помогали в тот момент в Федерации тенниса СССР, проводившие у нас сборы, помогавшие с инвентарём, который уже был запрещён для балтийских стран. Мне удалось найти спонсоров, которые смогли восстановить Латвию в качестве члена Международной федерации тенниса и послать на все главные соревнования национальные сборные. Когда в 1993 году в Латвии возникла негосударственная организация грузинов Латвии, то мне предложили открыть при ней отделение тенниса. Я с огромным удовольствием занялся этим и снова стал тренером. Во мне ещё оставались небольшие амбиции. Сперва я стал старшим тренером теннисного клуба "REVERS '96" в Юрмале. Со мной успешно работали в тандеме Моника и Игорь Фененко. Проработал там почти 20 лет, но это уже были годы, когда я стал совмещать такую работу с играми ветеранов. Четыре года я выступал в составе сборной Латвии на Чемпионатах Европы. Однажды в Саарбрюкене (Германия) мы заняли призовое место в командном зачёте. В последние годы я являлся президентом теннисного клуба и иногда давал мастер-классы, когда к нам приезжали известные игроки. В принципе, годы тренерской карьеры прошли так, что  мастера, с которым я мог бы ездить, который мог бы выступать в мировом Туре, я чисто физически воспитать не смог.


Система Orphus

Комментарии
Егор Кузьменко 03.06.2015 в 19:45 | #130174 | Комментарии 3516
И снова интереснейшая история. Привить многим детям любовь к теннису - это дорогого стоит!
Denzell 03.06.2015 в 19:52 | #130175 | Комментарии 6738
Представляю, что он испытывал, когда они Грузию победили) Интересная судьба у человека! Жаль видео нет, очень хотелось бы посмотреть на него в игре
Avvocato 04.06.2015 в 17:06 | #130259 | Комментарии 5208
Истории настолько яркие, что и видео не нужно) 
Adil Zodorov 04.06.2015 в 23:15 | #130311 | Комментарии 320
Да, а времена-то у них непростые были, современным теннисистам такое и не снилось.