04 декабря, воскресенье Время на сервере 17:19
Теннис: Все новости

Николя Маю и Пьер-Юге Эрбер. Игра в унисон

07 августа 2016, 15:30 | Подготовил: Кирилл Куценко, GoTennis.ru | Источник: Tennis Magazine | Главное фото: rolandgarros.com
Николя Маю и Пьер-Юге Эрбер. Игра в унисон

Объединившись в тандем всего два года назад, Николя Маю и Пьер-Юге Эрбер стали первой парной командой в рейтинге ATP, выиграв по ходу сезона три "Мастерса" и заветный Уимблдонский титул. В интервью французскому изданию Tennis Magazine они рассказали, какие качества необходимы парным игрокам, почему решили образовать дуэт друг с другом, чего ждут от стартовавших Олимпийских игр и что нужно делать для популяризации парного тенниса среди молодёжи. 

- Пьер-Юге, Николя, что для Вас значат Олимпийские игры?
Пьер-Юге Эрбер: Это самое крупное спортивное событие в мире. Это главный чемпионат мира из всех чемпионатов мира. Я ещё никогда так не хотел, чтобы Олимпиада началась как можно скорее. Это легендарное событие, на которое мечтают попасть все спортсмены. 
Николя Маю: Проведя четыре года в национальном спортивном институте, я видел, как там готовятся такие атлеты, как например, Жан Гальфьон, а также дзюдоисты. И мы с Жюльеном Беннето прочувствовали этот дух. Четырёхлетний цикл способствует престижу Олимпийских игр. Атмосфера этих соревнований особая. На Олимпиаде все виды спорта равны. Ты проходишь колонной с игроками NBA, пловцами, фехтовальщиками... Когда в конце 2014 года я предложил Пьеру-Юге сыграть в паре со мной, то, конечно, держал в голове и Олимпиаду в Рио. Я участвовал в Играх в нулевые годы, но не сыграл в Лондоне. В конце 2012 года, когда я восстанавливался после травмы колена, я уже думал о Рио и о том, что это может быть мой последний олимпийский шанс. Мы вместе с Пьером-Юге синхронно делали всё возможное, чтобы быть конкурентоспособными в Бразилии. У нас четыре раза в год появляются шансы выиграть турнир "Большого шлема", но шанс на олимпийское золото может стать единственным в жизни. Без преувеличения, для меня это событие самое важное в этом году и в завершающей части моей карьеры. 

- Почему вы решили играть вместе?
Н.М.: До этого на протяжении двух сезонов я играл в паре с Микаэлем Льодра, но затем, получив травму локтя, он не смог продолжить свою карьеру. В конце 2014 года после US Open у меня было несколько возможных вариантов, в том числе и вырисовывались возможности сыграть с кем-то из Топ-15 мировой классификации. Но был также Пьер-Юге, за которым я пристально наблюдал. Я видел, как он прогрессировал в одиночном разряде, а также выигрывал "Челленджеры" в паре. Я находил, что Эрбер обладал неимоверным потенциалом. Но на тот момент у него ещё не было достаточно высокого рейтинга. Он только что вошёл в первую сотню, выиграв турнир в Токио.
П.-Ю. Э.: И это был очень хороший для меня рейтинг в то время (смеётся)
Н.М.: Да может это и неплохой результат, но когда ты стремишься выиграть турнир "Большого шлема", то лучше быть в числе сеяных игроков. На тот момент рейтинг не позволял ему даже попадать напрямую  на "Мастерсы". Я отдавал себе отчёт в том, что нам будет сначала немного трудно, но с другой стороны был убеждён, что это поможет закалиться и сформировать по-настоящему конкурентоспособный тандем.

- Нужно ли быть друзьями, чтобы вместе играть в паре?
П.-Ю. Э.: Факт, что это создаёт более благоприятные условия для игры. Я и Николя не представляем себе, как можно играть с партнёром, с которым вас не связывает взаимная симпатия, с которым вы чужды. Парная игра заключается в удовольствии играть с товарищем, делить друг с другом положительные моменты, вместе преодолевать трудности, в сплочённости. Теннис – индивидуальный вид спорта, в какой-то степени эгоистичный, но парный разряд позволяет обрести командный дух. Но нужно ли быть именно закадычными друзьями, чтобы добиваться лучших результатов? Я так не думаю. 

- К тому же это был не Ваш случай в начале сотрудничества.
П.-Ю. Э.: Между нами девятилетняя разница в возрасте. Мы были мало знакомыми, но он всегда был вежлив со мной. Играя вместе, мы научились понимать друг друга. Это произошло само собой. Сегодня мы намного ближе. 
Н.М.: Некоторые пары никак друг с другом не взаимодействуют за пределами корта. Но мне кажется, что для нормального взаимопонимания вы просто должны проводить какое-то время и вне спорта. Именно по этой причине я так мало играл с иностранными игроками. С Пьером-Юге я убедился в верности этого предположения. В трудные моменты на корте нас объединяет не только игра. Когда вы хорошо друг друга знаете и общаетесь за пределами корта, легче найти нужные слова в не самый приятный игровой момент. Я придаю большую важность отношениям со своими партнёрами по игре. Именно поэтому долгое время я играл с Жюльеном (Беннето) и Микой (Льодра). В этом плане особенно тесная связь на корте была с Микой. Я хочу всё это передать и Пьеру-Юге.
П.-Ю. Э.: Я провёл только одну неделю в первой сотне, но начав играть с Николя, у меня почти сразу появились амбиции завоевать титул на "мэйджоре". В начале, конечно, я испытывал давление. Я был совсем неопытным и полностью опирался на старшего товарища. Кооперация с Николя полностью изменила мою карьеру. Очень быстро у меня появились более высокие цели. Поначалу я фактически прятался за его спиной, стараясь просто быть исправным исполнителем. 
Н.М.: Но наша коалиция была отнюдь не односторонней. Пьер также многое привнёс в мою игру. У нас был очень похожий стиль, но манера действовать отличалась. Я стремился к структурированным и осмысленным действиям, но благодаря нему обрёл немного легкомыслия, и это очень помогло открыть новые возможности. 

- Ваша разница в возрасте вызывала какие-то проблемы? 
П.-Ю. Э.: Я никогда не думал, что он слишком старый. Николя 34 года, но в душе он моложе, чем я. Я всегда воспринимал эту разницу как нечто положительное. Для меня большая удача общаться с ним и пользоваться его неоценимым опытом.  Н.М.: Решение играть с Эрбером – это лучшее, что со мной произошло за последние годы. У меня уже не было веры в себя, и когда я играл с Микой, то стремился не вылезать на первый план, следуя его игровым установкам. Приняв решение играть в паре с Пьером-Юге, я получил возможность взять себя в руки и повести нашу команду за собой. Я бы хотел, что между нами установилось командное равновесие, чтобы он стал более самостоятельным и чаще брал ответственность на себя. И он чрезвычайно быстро прогрессирует в этом. Разница в возрасте привела к тому, что между нами никогда не возникает конкуренции. Единственное, чего бы я желал, это то, чтобы он превзошёл меня в одиночном разряде. 

- Николя, думаете ли вы играть также долго, как некоторые современные парные игроки?
Н.М.: Иногда я задаю себе вопрос, с кем я буду играть, когда Эрбер уйдёт на пенсию (смеётся). Если серьёзно, то мне под силу будет играть ещё несколько лет. Если я приму решение закончить играть в одиночном разряде, то в парном разряде я просто буду ездить на те турниры, куда решит поехать Пьер-Юге, то есть полностью скопирую его календарь выступлений, чтобы иметь возможность продолжить наше сотрудничество. Именно так вырисовывается моё будущее в голове. Но также всё это будет зависеть и от моей жены и сына. Если мой сын будет мне постоянно заявлять о своём желании, чтобы я закончил карьеру, этого будет достаточно для того, чтобы нажать на "стоп". Но сейчас я далёк от этого. В любом случае у меня необыкновенная жена, которая поможет мне легче пережить уход из тенниса. 

- Как вы думаете, почему ваш тандем выступает столь уверенно?
Н.М.: Эксперты говорят, что лучшая команда – это команда, состоящая из правши и левши, из хорошего подающего и сильного принимающего. С Пьером-Юге, даже если наши качества схожи, то эта схожесть в том, чтобы атаковать у сетки и играть в стиле "серв энд волей". Благодаря обмену опыта, просмотру видеозаписей и упорным совместным тренировкам, мы также научились предугадывать игру наших соперников.
П.-Ю. Э.: Многие пары ищут игровую гармонию, когда составляют совместный игровой план. Нам в этом смысле несколько проще, так как наша игра в атаке похожа и у нас высокая степень взаимопонимания. Индивидуально мы два очень хороших игрока, но сообща мы ещё более грозная сила, особенно когда находим путеводную нить, что делает нас настоящей командой. Кроме того мы много работаем сообща. Также нас консультирует прекрасный в прошлом парный игрок Марк Вудфорд.  

- Пьер-Юге, какие самые ценные игровые качества Николя Вы могли бы выделить?
П.-Ю. Э.: Его самое ценное качество - это постоянная включённость в игру. Он такой живчик. Он настоящий профессионал и работяга. Его уровень игры в теннис чрезвычайно высок. Он открытый на публике и не жадничает многое передать своему партнёру, то есть мне. 

- А что касается недостатков?
Н.М.: Давай выкладывай всё, как есть! Я буду работать над этим!
П.-Ю. Э.: Его самый большой недостаток - неумение пользоваться "Маком" и "Айфоном". К тому же Вы свидетель, что он только что обещал исправить свои недостатки (смеётся).
Н.М.: Но ведь речь шла о моих недостатках на корте. 
П.-Ю. Э.: (смеётся) В игре, даже несмотря на огромный прогресс, ему до сих пор не хватает умения расслабиться. Он должен чаще делать дело с улыбкой, с большей лёгкостью. Но с другой стороны одно из его лучших качеств - всё делать основательно, даже сразу после победы на турнире. Именно это позволило нам весной выиграть подряд и в Индиан-Уэллсе, и в Майами, и в Монте-Карло
Н.М.: Кроме всего я каждый раз привожу причины, по которым нам необходимо выиграть тот или иной матч. Это тоже своего рода маленькое соревнование. 
П.-Ю. Э.: Он даже списки составляет. Он мне говорит: "Если мы выиграем эту игру, то у нас будет 70 процентов от того, что необходимо, чтобы пробиться на Итоговый турнир года (сейчас игроки уже гарантировали себе право сыграть на нём). 

- Николя, а какие достоинства и недостатки Вы бы выделили у своего партнёра?
Н.М.: Когда он нажимает на кнопку "плэй", то становится лучшим игроком в мире. Резерв его возможностей по-прежнему достаточно велик, но когда наступает не его день, он серьёзно проваливается. Чтобы избежать этого, ему просто нужно обрести постоянство. В прошлом году перед матчем третьего круга на Australian Open во время разминки он выглядел ужасно, он просто ни разу не смог положить мяч точно в корт. Я не знал, что мне предпринять, так как тогда ещё не знал его так хорошо, как сейчас. А однажды он выдал просто выдающийся матч. Сейчас таких разбросов уже не происходит. Пьер-Юге также один из лучших в мире на подаче. Он способен подать со второго мяча в очень рискованную зону, но при этом завоевать очко. Также он невероятно ловко действует у сетки. 

- Как вы тренируетесь в паре на протяжении сезона?
П.-Ю. Э.: Это достаточно трудно работать над парой, когда ты ещё и развиваешься как одиночный игрок. Игроки, специализирующиеся на паре, имеют гораздо меньше времени, чтобы отрабатывать возможные варианты. Мы стараемся устроить себе тренировку, как только выдаётся такая возможность. С учётом гандикапа соперникам в виде игры в одиночном разряде, первое место в мире в парном разряде у Николя - это просто верх совершенства. 
Н.М.: Гандикап - это палка о двух концах. Некоторые игроки проводят значительное время, делая практические упражнения, отрабатывая игру у сетки. С учётом нашей игры в одиночке, пальцев двух рук вполне хватит, чтобы сосчитать наши совместные тренировки. Но тем не менее, матчи в одиночном разряде помогают нам становиться лучше, побеждая, обретать уверенность в себе. Это в своём роде замещает нам тренировки. 

- Какими будут успехи игроков первой десятки в одиночном разряде, если они решат год поиграть в паре?
Н.М.: Если бы лучшие игроки мира играли бы в паре, то они бы стали лучшими и в этой дисциплине. Рафа уже выиграл несколько турниров, Федерер и Вавринка стали олимпийскими чемпионами, Цонга и Гаске также превосходно смотрелись в паре. Они не играют в паре на протяжении всего периода, так как совмещать игры на таком уровне просто невероятно тяжело физически. А когда есть амбиции стать лучшим в одиночке, то и вовсе невозможно. Но уровень парного разряда также стал выше. Лучшие одиночные игроки не смогут справиться со всеми ударами братьев Брайанов или Ройера и Текэу.

111
Эрбер и Маю с трофеем победителей Уимблдона, 2016 год

- Титул Уимблдона, первое и второе места в рейтинге, предстоящая поездка на Олимпиаду, первый совместный успех в "Кубке Дэвиса". Можете ли вы ранжировать эти успехи?
П.-Ю. Э.: Ох, так трудно составить рейтинг лучших моментов в карьере! Это всё такие разные победы, такие уникальные. Прежде всего, то, что я пережил на Уимблдоне, стало для меня лучшим моментом на данном  этапе теннисной карьеры. Победа в "Кубке Дэвиса" очень важна, но, чтобы встать вряд с величайшими достижениями, всё же надо дойти до конечной цели и поднять над головой "салатницу". 
Н.М.: Июль стал чрезвычайно насыщенным месяцем. Выиграв Уимблдон, я реализовал свою мальчишескую мечту. Успех в "Кубке Дэвиса" приносит совсем другие эмоции. Мы играем за себя, за всю команду, но также и за всю страну, да к тому же в свете последних событий (теракт в Ницце), всё это только удваивает эмоции. К тому же нас ещё и завели слова, сказанные Янником Ноа перед матчем: "За нами Франция, мы должны оставить о себе хорошее впечатление в это сложное для нас время". 

- А у вас есть какие-то игровые ритуалы? Как вы взаимодействуете друг с другом?
Н.М.: Сегодня некоторые дуэты общаются с помощью языка жестов, другие обсуждают вслух. Мы делаем и то, и другое. Также мы любим шутить, когда игровая ситуация позволяет нам расслабиться. Весной в США я приобрёл привычку немного в шутку поскрести голову партнёра перед супер тай-брейком для того, чтобы оттуда, как из лампы  вышел джинн (смеётся). Я знаю, что в некоторых матчах походу игры он может улучшить качество своих действий, и моя задача поспособствовать этому. Именно для этого я и прибегаю к этому ухищрению: чтобы начали проходить его гениальные удары. 

- В самом начале совместной игры, как вы решили, кто из вас будет играть справа, а кто слева?
Н.М.: Выбор был очевиден. Он хорошо играет с обеих сторон, я же с самого начала своей карьеры играл только справа. Очевидно, что 32 года - не время менять сторону. К тому же мне показалось, что Пьер-Юге играет слева немного лучше, чем справа. 

- Пьер-Юге, а есть ли у Николя привычки, присущие "пожилым" людям?
Н.М.: О, да! Мне просто не терпится это услышать!
П.-Ю. Э.: Он уже приобрёл самую последнюю модель "Айфона", но я думаю, что он его использует только на один процент из ста процентов его возможностей. А "Мак" он и вовсе использует на половину процента. Для него перенести на флэшку видео матча, чтобы потом скопировать его на свой компьютер - невыполнимая миссия. На день рождения 21 января я ему подарю виртуальный обучающий курс. Что касается тенниса, то ему нужно много времени для того, чтобы разогреться перед игрой. Хотя я думаю, что он со своим обязательным отношением всегда долго разогревался. Но это хорошая привычка. Он всегда проявляет высокую степень заботы о себе. Во всём остальном я нахожу его очень молодым и душой, и телом. Ах да! Он считает, что в 34 года уже нельзя питаться в каких-либо ресторанах. Его просто невозможно затащить ни в одну закусочную. 

- Николя, А Вам как кажется, что характеризует Пьер-Юге как молодого человека?
Н.М.: Прежде всего он настоящий трубадур. Он путешествовал со своим отцом на машине. Его стиль передвижения просто невероятный. Он всегда считает, что всё будет хорошо, даже если зарезервировать отель накануне своего отправления, в то время, как например я, делаю это задолго до отъезда. Но в последнее время он становится всё более и более организованным, и в этом ему помогает его подруга Жюли, которая также является членом его команды. 

- А какие у вас совместные увлечения за пределами корта?
Н.М.: Славно, что он болельщик ПСЖ. Пока мне не удалось приобщить его к вину. Должно быть, для этого ещё понадобится несколько сезонов, но я над этим работаю. 
П.-Ю. Э.: Николя обожает карточные ролевые игры. 
Н.М.: Да, это моё новое пристрастие. Меня на них подсадил один из моих тренеров Жером Энель. Во время турниров по вечерам мы вместе играем, и мне удалось втянуть в это и Эрбера. 

- Ну и заканчивая нашу беседу, советуете ли вы молодым теннисистам больше уделять внимание парному разряду?
Н.М.: Я активно борюсь за продвижение парного тенниса в клубах и теннисных школах. Мы все сегодня заложники неких стереотипов. Сегодня образцами для молодых игроков служат Джокович, Маррей, Монфис, Надаль. Когда я начинал играть в теннис, нашими кумирами были Эдберг, Сампрас, Беккер. Эти игроки часто играли у сетки. Мы рискуем через несколько лет увидеть парных игроков, которые будут передвигаться только на задней линии. Нужно прежде всего акцентировать своё внимание на парном юниорском теннисе, проводить соревнования. Когда я смотрю юниорские турниры "Большого шлема" я вижу, что многие игроки сегодня совершают серьёзные ошибки в расположении на корте, у них огромные пробелы в игре слёта, они не умеют играть комбинационно. У нас никогда не будет такой культуры парной игры как в англо-саксонских странах. Но нужно уделять повышенное внимание парному теннису. Это позволяет стать более совершенным игроком.


Система Orphus

Комментарии
Avvocato 07.08.2016 в 15:41 | #156322 | Комментарии 5208

Да, пара шикарная получилась и очень стремительно ворвалась на вершину

Mumiy_Troll 08.08.2016 в 17:34 | #156365 | Комментарии 0

Жаль, что проиграли вчера. Могли ведь за медаль побороться...