10 декабря, суббота Время на сервере 08:05
Теннис: Все новости

Майкл Чанг: Мы просто очень любили теннис

22 июля 2011, 16:10 | Подготовил Олег Тарасенко, GoTennis.ru | Источник: insidetennis.com | Главное фото: zimbio.com | Фотоматериал: Getty Images, zimbio.com
Майкл Чанг: Мы просто очень любили теннис

Девяностые годы стали золотой эрой американского тенниса. Большая четвёрка – Пит Сампрас, Андре Агасси, Джим Курье и Майкл Чанг, отчаянно сражалась между собой, и эта борьба вывела их в лидеры мирового рейтинга. Чанг давно уже завершил карьеру, три года назад его включили в Международный зал славы тенниса, но он по-прежнему следит за событиями в игре. И, безусловно, играет сам. В интервью американскому журналу Inside Tennis Майкл рассказывает об Андре Агасси, дружбе и соперничестве, а также пророчит Китаю большое теннисное будущее.

- «Вы принимаете участие в «Чемпионской серии», вместе с Джоном Макинроем, Бьорном Боргом, Матсом Виландером, а также вашими давними соперниками – Андре Агасси, Питом Сампрасом и Джимом Курье. Совсем как в старые добрые времена?

- Да, мы упорно сражаемся, ведь многое стоит на кону. Конечно, не так, как раньше, когда мы выступали в Туре, но, в то же время, приходится играть против чемпионов, которые знают, как побеждать. По правде сказать – у каждого из нас сохранилось здоровое честолюбие. Когда всю жизнь играешь против этих людей, ни за что не хочется им проигрывать.

champions-series

- В общем, есть ещё порох в пороховницах?

- Да, к тому же тут ещё и Андре подлил масла в огонь своей книгой (в ноябре 2009 года Андре Агасси выпустил в свет автобиографическую книгу "Андре Агасси. Откровенно" - Прим. GoTennis.ru). Это добавило остроты в отношениях и мотивации каждому из нас.

- Вы не поразились, когда читали строки о себе, о том, как вы чувствовали, что Бог на вашей стороне? Насколько я знаю, Пит воздержался от комментариев о своей, скажем так… бережливости.

- Я читал книгу выборочно, но было трудно не покачать головой в некоторых местах. Думаю, многое из того, что он написал, добавлено лишь для того, чтобы подогреть интерес к книге.

- И книга действительно имела большой успех…

- Странно. Андре очень «подкалывал» меня из-за моей веры. При этом, я думаю, он понимает, что для меня значит христианство. Когда мы были молодыми, мы иногда вместе ходили на занятия по изучению Библии. Он очень расстраивался, когда я благодарил Бога после матчей, ведь тогда это было не так распространено, как сейчас. Что интересно, Андре выпустил свою книгу где-то через неделю после того, как мы с ним играли выставочный матч в Калифорнии. Мы с моей женой Амбер сыграли парный матч против Андре и Штеффи. Тогда мы давно не виделись с Андре. Мы встретились, поговорили, так хорошо, с шутками. Но он ничего мне не сказал про книгу. И вдруг – бац! – через семь дней она выходит в продажу!

- Джим Курье говорил, что Агасси читал ему отрывки из книги - убедиться, что не заденет его. Такое впечатление, что ни вам, ни Питу он так и не позвонил.

- Я узнал обо всём этом из прессы. И снова оставалось только покачать головой. Это просто проявление эксцентричности Андре. Он прошёлся почти по всем, но я не уверен, что он ставил себе такую цель. Но Андре – это Андре. Он может говорить всё, что хочет. Надеюсь, в глубине души он знает, как обстоят дела на самом деле. Возможно, то, что он написал в книге – это просто отражение его тогдашних переживаний.

- Агасси резко отозвался не только о других, но и о себе самом. Он признался, что наделал в жизни много ошибок, например, употреблял кристаллический метамфетамин. Вы удивились этим признаниям, или, хорошо зная Агасси, подозревали, что он может такое вытворять?

- Мы с Андре давно знакомы, но не до такой степени, чтобы я знал, что он делает каждый день. Мы никогда не были настолько близки с ним. Раньше, в начале карьеры, мы были просто хорошими друзьями. Мы исповедовали одну веру, часто тренировались вместе. Андре жил у нас дома, когда он приехал играть на детском чемпионате США. Собственно, тогда мы и познакомились. Потом уже я ездил в Лас-Вегас, играть «челленджеры». Перед одним из матчей мы с ним тренировались. В целом, я хорошо отношусь к Андре. Но он постоянно говорит что-то, направо и налево. Думаю, все знают, что Андре за свою карьеру наговорил много того, о чём потом пожалел. Зато это придаёт ему особый колорит.

sca

- Макинрой и Коннорс недавно говорили, и Мария Шарапова тоже подтвердила, что во время вашей карьеры вы ни с кем близко не сходились. Вы целый год встречались с одними и теми же людьми, делили с ними раздевалку, но так и не подружились ни с кем. Согласны с этими заявлениями?

- Не совсем. Я дружил с австралийцами, со шведами. Что касается нас четверых, то Пита я знаю с восьми лет, Андре – с десяти, Джима – с двенадцати. На юниорском Кубке Дэвиса мы с Курье жили в одной комнате, так что мы провели вместе целое лето. С Питом мы много тренировались в самом начале нашей карьеры. Когда он перешёл в профессионалы, ему было немножко одиноко. Ведь не так много людей общались с шестнадцатилетним пареньком. Первые четыре года моей карьеры со мной ездила мама. Так что Пит заходил и общался с нами, ел с нами. Мы тренировались вместе, играли в паре. Мы были хорошими друзьями. Потом уже, когда мы оба пошли наверх, стали выигрывать турниры, каждый обзавёлся своей группой поддержки, и уже с ней проводил больше времени.

- Так, получается, вы сами и разрушили дружбу, победив в 1989 году на «Ролан Гаррос»?

- Ага, точно!.. Но, понимаете, к тому времени мы уже обрели уверенность в себе, каждый по отдельности. Хотя, интересовались успехами друг друга. Часто бывали случаи, когда я смотрел на турнирную сетку и думал – «Ну что, как там обстоят дела у Пита, у Джима, у Андре?»

- Мы постоянно высматриваем новых американских звёзд. Нужно ли для успеха, чтобы ребята жёстко соперничали друг с другом, пускай даже ценой дружбы? Нынешние американские игроки – Роддик, Фиш, Айзнер, Куэрри, очень хорошо, по-братски, относятся друг к другу. Так может, им не хватает как раз немного старой доброй враждебности в отношениях?

- Трудно сказать. Всё зависит от времени, от поколения игроков. Например, Энди приходится иметь дело с Федерером, Надалем и Джоковичем. Если убрать Федерера, сколько бы титулов Большого шлема выиграл Роддик? А в нашем поколении на вершине были именно мы четверо. Да, были и другие игроки, но основную конкуренцию друг другу составляли как раз Пит, Андре, Джим и я. Мы соревновались везде – на корте, за его пределами. У каждого была цель. А эта цель позволяет сконцентрироваться и выдать свой лучший теннис. Тяжело выйти на корт и играть против друга. По мере того, как улучшалась наша игра, расходились наши пути. Потом уже, когда мы подошли к концу карьеры, мы снова стали ближе, ведь мы уже не доминировали.

- И круг замкнулся… Вы упоминали, что в отношениях с Агасси переживали разные периоды. Скажите, как человек, уже введённый в Международный зал славы тенниса, что должен был испытать Андре, когда его туда включили?

- Думаю, это потрясло его. Андре достиг феноменальных высот. Всё что он делал, на корте и за его пределами, было очень возбуждающим для тенниса. Я считаю, что для него это стало чем-то особенным. Андре произносил речь, когда в Зал славы включали Штеффи, так что он хорошо понимает всё значение этого места. Он наверняка наслаждался этим моментом. Но, безусловно, Андре заслужил право быть членом Зала славы.

chang_hof

- И только Бог знает, какие эмоции испытывал на своей церемонии Пит... Когда вам было по десять, двенадцать лет, могли ли вы предположить, что все четверо в итоге окажутся членами Зала славы?

- Однозначно, нет. Думаю, любой из нас скажет то же самое. Мы все, по крайней мере, Джим, Пит и я, просто очень любили теннис. Не думаю, что кто-либо из нас собирался стать профессионалом. Наши родители думали – «Ну, если ребята начнут заниматься теннисом, это будет здорово!» А вот отец Андре, скорее всего, думал по-другому. Я знаю – он делал всё, чтобы Андре и его сестра Рита стали профессиональными теннисистами. Конечно, у Андре замечательные родители. Но Зал славы? Никто даже не мог представить себе такое.

- Как вы думаете, скажется победа На Ли в Париже на развитии тенниса в Китае?

- Сейчас подобралось отличное время. Теннис в стране активно развивается. Когда я играл, в Китае проводилось всего несколько маленьких турниров. Пару раз в год мы играли в Гонконге. Ещё были турниры в Шанхае, в Пекине. И всё. А сейчас проводится больше соревнований, например, турнир серии «Мастерс 1000» в Шанхае. Теннис прогрессирует, не только в игровом, но и в турнирном плане. И тут как раз На Ли доходит до финала Australian Open, затем выигрывает «Ролан Гаррос»! Эти победы как раз пришлись вовремя.

chang_li_na

- Думаете, эти успехи затронут самые основы общества?

- Вполне естественно, когда дети начинают заниматься тем или иным видом спорта, видя, что их соотечественник побеждает. Обычно это занимает несколько лет. Но Китай развивает теннис огромными шагами. Времена меняются. Раньше приоритет отдавали настольному теннису, гимнастике. Сейчас всё будет несколько по-другому.

- Насколько популярна в Китае На Ли? Она может сравниться со звездой НБА Яо Мином или барьеристом Лю Сяном?

- Она точно среди самых популярных спортсменок в Китае. Яо Мин, безусловно, вне конкуренции, однако На Ли, Пэн Шуай, Жень Жи, благодаря своим успехам, тоже очень известны в народе. Что радует – они служат примером друг для друга. Вот, скажем, Пэн Шуай сейчас находится на высочайшем в её карьере, двадцатом месте в рейтинге. Несомненно, во многом, она достигла этого, глядя на успехи На Ли. Надеюсь, все эти победы вызовут цепную реакцию в женском теннисе, ну и мужской тоже будет прогрессировать.

- Кстати, вас не удивляет, что с таким колоссальным населением, в Китае нет ни одного серьёзного игрока в мужском Туре?

- Люди просто не понимают – теннис для Китая ещё сравнительно новый вид спорта. Со временем всё изменится, но пока что теннис – игра преимущественно для высших слоёв общества – политиков, дипломатов, просто богатых людей. Тут ведь нельзя просто прийти на корт и начать играть, как, например, в США студенты играют на университетских кортах. Здесь за всё нужно платить. И хотя игра стоит всего несколько долларов, для среднестатистического китайца это всё ещё очень дорого.

chang_kids

- Уже много лет вы принимаете участие в различных мероприятиях в Китае. Собираетесь ещё туда приезжать?

- Я занимаюсь различной деятельностью, направленной на развитие тенниса в Китае. Это очень интересно. Приезжаю туда один или два раза в год. Часть моего сердца принадлежит этой стране и её замечательным людям. Я от всей души надеюсь, что в будущем Китай даст миру многих теннисных чемпионов». 


Система Orphus

Метки: Champions Series
Комментарии