10 декабря, суббота Время на сервере 23:24
Теннис: Все новости

Люка Пуйе: В детстве теннис стал для меня навязчивой идеей

24 апреля 2016, 11:00 | Подготовил: Кирилл Куценко, GoTennis.ru | Главное фото: lequipe.fr | Фотоматериал: tennisactu.net, lexpress.fr
Люка Пуйе: В детстве теннис стал для меня навязчивой идеей

Один из самых талантливых французских теннисистов своего поколения Люка Пуйе в интервью изданию Tennis Magazine поделился воспоминаниями о начале своей профессиональной карьеры, а также рассказал о целях на текущий сезон.

- Часто приходится слышать о Вас следующее: "Люка Пуйе - игрок довольно скромный и сдержанный". Эти слова реально соответствуют Вашей личности?
- Это в полной мере про меня. По правде сказать, когда бы я не знакомился с людьми, я не слишком легко с ними заговариваю, мне трудно сразу же вступать с ними в лёгкую беседу. Я всегда немного скромен. При первом контакте я несколько застенчив и не могу себе позволить прямо подойти и сказать: "Привет. Как дела?" так, будто мы уже знакомы десять лет. Это не про меня. Но со своими друзьями и близкими я совершенно не такой. С ними, порой, я развлекаюсь, несу всякую чепуху, отпускаю шуточки, время от времени я хожу со своими приятелями пропустить пару стаканчиков. И окружающие, которые знают меня хорошо, явно не думают, что я такой уж застенчивый.

- Вас каким-то образом стесняет, когда читаете в газетах или в интернете о такой особенности Вашего характера?
- Нет, так как я действительно такой на корте. В отличие от многих молодых игроков я не столь эмоционален во время игры, не апеллирую к публике. В особо горячие игровые моменты я себя подбадриваю, но палку не перегибаю. На корте я и вправду более скромный, и именно таким я запоминаюсь людям.

- Было такое, чтобы Вы очень сильно нервничали во время матча и каким-то образом это демонстрировали?
- Нет. Ничего такого в последнее время со мной не происходило. Может быть, подобное случалось лет шесть или семь назад, я даже сейчас не могу сказать точно когда. Но явно не могу вспомнить такой игры, во время которой я бы разбил три ракетки. И не думаю, что такое может со мной произойти в принципе. Я всё сдерживаю в себе. Люди думают, что я спокойный парень, но в глубине души я в ярости, но просто не подаю вида.

- Может быть, Ваше нордическое спокойствие было унаследовано от матери? Она ведь финка по происхождению.
- Да, действительно, моя мама тоже достаточно спокойна и никогда не лезет на рожон. Такова особенность северного менталитета.

- А у Вас есть двойное гражданство?
- Чтобы стать гражданином Финляндии, мне нужно было бы отслужить там в армии. Но сейчас такой вопрос передо мной не стоит.

- В детстве вы играли в футбол. А как так получилось, что вы в итоге оказались в теннисе?
- В Лун-Плаге, совсем недалеко от места нашего проживания, построили теннисный корт. Однажды приятель моего отца предложил мне пойти побить с ним мячик. Тогда мне было семь с половиной лет, и уже около трёх лет я играл в футбол. Так потихоньку я и начал играть в теннис. По вторникам в вечернее время я тренировался с Фредериком Жонасом в Мало-ле-Бене, а также весь день в среду. Кроме того я стал проводить за игрой в теннис всё своё свободное время. По вечерам сразу после уроков я шёл прямиком в клуб, где сначала делал домашние задания, а затем тренировался с шести часов до половины восьмого с женщинами, а затем с половины восьмого до девяти ещё и с мужчинами. Возвращался домой я только в половину девятого. Меня хватало только на то, чтобы что-нибудь съесть и пойти спать. Настолько уставшим я возвращался. Можно сказать, что в это время теннис стал для меня навязчивой идеей.

- Должно быть, в Вашей комнате висели постеры из журнала Tennis Magazine?
- Как только журнал приходил в клуб или ко мне домой я его буквально зачитывал до дыр (улыбается). У меня должны остаться фотографии моей комнаты с постерами вашего издания. Я прекрасно помню огромный постер с Себастьеном Грожаном в бело-зелёной форме и в кепке, надетой наизнанку. Также висели фотографии Федерера и Хьюитта, которые были в то время моими кумирами.

Пуйе

- Возвращаетесь ли Вы иногда в тот клуб в Лун-Плаге?
- Да. К тому же мой отец стал там вице-президентом. Я был там на новогодних праздниках, которые проводил со своими родителями. Один мальчуган, судя по всему, мой фанат, выиграл там турнир, и я в течение часа играл с ним. Он был очень счастлив. Я наведываюсь туда, так как мне доставляет огромное удовольствие встретиться со своими бывшими тренерами, порадовать детей, которые оказывают мне тёплый приём. В последнее своё посещение я встретился с Кристофом Зонекиндом, с которым я начал играть, а также с Матьё Дестине...

- Учитывая Ваше постоянное перемещение по миру, удаётся ли Вам в течение года повидать свою семью?
- Да. Они часто бывают со мной на турнирах. Моя мама сопровождала меня на Australian Open, мой старший брат на US Open в прошлом году. Оба моих брата любят теннис, играют на любительском уровне. В моей семье все знают, что могут приехать на любое соревнование, когда им захочется, и даже нет необходимости спрашивать меня об этом. К тому же они всегда со мной, когда я играю во Франции. И их присутствие оказывает благотворное влияние на меня и мою игру. Я прекрасно понимаю, что присутствовать на корте всегда лучше, чем смотреть трансляцию по телевидению или следить за счётом игры онлайн.

- Многих игроков в Туре сопровождают члены их семей. А Ваша подружка, Клеманс, она также сопровождает Вас на соревнованиях?
- Да, в этом году она всегда путешествует со мной. Недавно она закончила свои обучения по направлению "спортивный инструктор". Мы приняли решение, что она будет сопровождать меня на соревнованиях. Мы вместе больше пяти лет, в течение которых нам не удавалось видеться слишком часто, как этого бы хотелось. Я возвращался, мы встречались на протяжении трёх дней, а затем я уезжал на другой турнир. Теперь, когда мы постоянно вместе, стало просто здорово. Это создало некоторую стабильность в наших отношениях, и это явно помогает мне и в теннисе.

- Играет ли она с Вами в теннис?
- Нет. Она не хочет со мной играть, так как боится, что я буду смеяться над ней. Ей стыдно, а меня это несколько раздражает. Я всего лишь хочу, чтобы она играла со мной ради её же удовольствия. Наверное, она предпочла бы играть с кем угодно, но только не со мной. Кстати, раньше, она играла в теннис. Но самое забавное, что когда-то мы выступали на одном турнире в возрастной категории до 10 лет в Блуа. Мы просто должны были встретиться, так как находились тогда в одно время в одном и том же месте. Но по-настоящему мы познакомились несколько лет спустя. Это произошло на "Челленджере" в Сен-Бриё. Мне тогда было 16 лет. Мы познакомились и несколько месяцев спустя я вернулся её навестить в Сен-Бриё, и тогда между нами всё и началось.

- Вы проходили обучение в Пуатье в национальном институте спорта. У Вас осталось много хороших впечатлений от того времени?
- Да. Я просто с восхищением вспоминаю то время. У меня сохранились самые чудесные воспоминания о тех трёх годах, что я провёл в Пуатье. Время пролетело очень быстро. Я вовсе не жалею о том, что покинул родительский дом в двенадцать с половиной лет. Это произошло слишком рано и, что скрывать, поначалу мне было непросто. Я приезжал домой только на две недели зимних каникул. Но то, что я пережил в Пуатье подтверждает, что всё было сделано правильно.

- Вы встретили там настоящих друзей?
- Да. Два игрока, с которыми я общался ближе всех – это Грегуар Баррере и Матиас Бурк. Я постоянно "тусовался" с ними как во время учёбы, так и в повседневной жизни. С Грегуаром мы жили в одной комнате. Матиас жил в своей комнате один, но до одиннадцати часов вечера он "зависал" у нас, потом шёл к себе только чтобы поспать, а уже на следующее утро в семь часов он стучал в нашу дверь. И затем в течение всего дня мы постоянно были вместе. И чудачили мы тоже втроём. Через два года Грегуар покинул учёбу, и мы съехались в одну комнату с Матиасом. Мы до сих пор часто общаемся между собой, и считаем большим счастьем для себя каждый раз, когда удаётся встретиться. Я уверен, что у них огромное количество историй про меня. Так же, как и у меня про них, но думаю, это должно остаться между нами. (Смеётся)

- В 2012 году там же Вы начали своё сотрудничество с Эммануэлем Планком, который до сих пор является Вашим тренером. Как бы вы описали Ваши с ним взаимоотношения?
- Эммануэль для меня больше, чем просто тренер. Он сделал для меня очень многое. Он посвятил себя моему развитию на 1000 процентов. Я никогда не смогу его отблагодарить в полной мере за то, что он для меня сделал. Мы в очень близких отношениях. Порой, я не во всём с ним согласен и имею своё собственное мнение. Когда он в чём-то меня упрекает, мне очень тяжело это слышать, но поразмыслив после, я понимаю его правоту. Я часто понимаю, что я последний дурак, что иногда не слушаю его. За последние три года были такие моменты, когда я выигрывал слишком мало матчей, и испытывал сложности в контроле над собой. И он мне всегда говорил в глаза не очень приятные вещи, но в итоге благодаря его советам я справлялся с собой. Мы вместе ездим на все турниры. Для меня Планк олицетворяет путь к новому уровню игры.

- В прошлом году Вы решили переселиться в Дубай. Каковы причины такого решения?
- В первую очередь, я искал место, где мог бы тренироваться на открытых кортах в зимнее время года. Выбор стоял между США, Австралией и Дубаем. В Дубае же я провёл неделю совместных тренировок с Федерером, а также успел сыграть турнир. Я понял, что чувствую себя там очень хорошо, этот город приятный для жизни, там круглый год хорошая погода, и оттуда можно без пересадок долететь до Европы, Америки и Австралии. Вот почему я принял это решение. Да и в налоговом плане здесь очень неплохо. Это то место, где мне по-настоящему нравится. В прошлом году в конце ноября мы сюда приехали с Клеманс и провели целый месяц. Для меня также важно и то, что ей тоже по душе здешние места.

- Эммануэль Планк поехал с Вами в Дубай?
- Когда я решил сюда переехать, мы всё это обсуждали вместе с ним. И он мне сказал, что если я поеду, то и он последует за мной. Как раз здесь мы и готовились к сезону 2016 года, и могу сказать, что для него и для его семьи этот период был непростым. Я хорошо знаю его супругу Элен, их детей, с которыми, надо сказать, у меня прекрасные отношения. Я думаю, что их отношения к нам взаимно, и именно это стало главной причиной их согласия с тем, чтобы Эммануэль поехал с нами в Дубай. Это также доказательство высокой степени доверия и преданности по отношению ко мне. Он говорил мне, что верит в меня и считает, что я могу далеко пойти. Пока что всё идёт прекрасно и даже если мы вдруг поругаемся, через пару часов все наши обиды забудутся.

Пуйе и Планк

- Эта зимняя подготовка в Дубае позволила Вам к тому же потренироваться с Роджером Федерером и Энди Марреем.
- Маррей играл в IPTL и смог провести несколько совместных игровых сеансов, также удалось поиграть и с Роджером. Игра с Роджером - это одновременно и удовольствие, и развитие. Также я тренировался с Долгополовым, а в начале моей физической подготовки с молодыми игроками, против которых я играл один против двоих. Приехав в Австралию, я уже был приспособлен к жаркой погоде и даже успел хорошо загореть.

- Кто из игроков Топ-10 производит на Вас самое сильное впечатление?
- Роджер меня впечатляет своей лёгкостью на корте и прекрасными ударами. В его арсенале удары с разнообразным вращением, в игре с лёта он просто гений, а его подача такова, что никогда не знаешь, куда полетит мяч. Маррей, если он решает не ошибаться, он и не будет ошибаться, также он обладает эталонным ударом слева, играть против которого очень трудно. Он также думающий игрок с высоким уровнем мышления. Вавринка - физически чудовищно силён. Чтобы его превзойти в физике, нужно быть зубром. И все эти игроки, без сомнения, способны улучшать свою игру. Мне кажется, что мало-помалу я приближаюсь к их уровню, особенно тогда, когда играю против них. В этом году мне удалось обыграть Гоффина, который входит в Топ-20. Это хорошее достижение. Попробовать приблизиться к ведущим игрокам и обыгрывать их - это и есть моя главная цель.

- Если возвращаться к предыдущему сезону, то можно вспомнить, что помимо высоких достижений, у Вас также был и период, когда Вы потерпели пять подряд поражений, начиная с выступления на "Ролан Гаррос". И это всё случилось тогда, когда Янник Ноа объявил о сотрудничестве с Вами по сборной. Может быть, именно это оказало какое-то давление на Вашу игру?
- В 2015 году у меня было много изменений. Мой отъезд в Дубай, новая экипировка и Янник Ноа. Я почувствовал, что от меня ждут чего-то большего, и не смог удачно ответить на эти вызовы. Это был очень сложный период, на какое-то время я потерял уверенность в себе. Но это тоже опыт, и я надеюсь, что всё это осталось в прошлом году.

- А Янник Ноа Вам что-то советовал?
- Не стоит забывать, что он капитан сборной, и его советы носят исключительный характер. Он не может всё бросить и помогать мне, советовать что-то. Недавно я послал ему сообщение, так как нуждался в беседе с ним. Он тотчас мне ответил и мы увиделись буквально через полтора часа. Это наше общение оказалось крайне позитивным и помогло мне. Янник - человек, которым я очень сильно восхищаюсь, и я думаю нас ждёт немало приключений в Кубке Дэвиса.

- Кубок Дэвиса Вам кажется мечтой на короткий или длительный срок?
- Я много думаю о Кубке Дэвиса, и я рад быть частью команды даже в резервном списке капитана. Мы все вместе в этом соревновании. Даже если некоторые игроки сыграют только одну встречу, даже если не сыграют вообще, если мы выиграем Кубок Дэвиса, это будет наш общий успех, и я буду рад быть частью этой победы.

- А лучшие игроки сборной дают Вам советы?
- Время от времени, да. Когда мы проводим совместные тренировки, они непременно ввернут своё словечко. Но в целом теннис остаётся индивидуальным видом спорта, где каждый за себя. Но если я буду вызван в сборную для выступления в Кубке Дэвиса, я знаю, что мои партнёры обязательно будут давать мне дельные советы.

- Испытываете ли Вы давление от той мысли, что однажды должны будете прийти на смену Вашим старшим соотечественникам?
- Нет, скорее наоборот, это даже положительная сторона дела. Мне кажется, что плохо, если человек думает, что не сможет полностью реализоваться, не выйдет в будущем на новый уровень. Сейчас обо мне говорят как о надежде французского тенниса. Я воспринимаю это с хорошей стороны, так как я думаю, что люди действительно хотят видеть меня в будущем на высоких позициях.

- Среди игроков младше 23 лет в первой сотне (Тим, Зверев, Чорич, Веселы, Коккинакис) кого бы Вы назвали наиболее перспективным?
- Сегодня большая часть теннисного сообщества выделяет Ника Киргиоса, так как он уже дважды доходил до четвертьфиналов турниров "Большого шлема". Но на самом деле ответить на этот вопрос довольно сложно. Все они очень талантливые ребята, и я бы не рискнул предсказывать будущее, так как всё может измениться в любой момент. А вдруг лучшее будущее ожидает Фритца, Имера или Гали. Я думаю, что все эти игроки в будущем будут моими прямыми конкурентами. Но я не трачу времени на изучение их результатов и продвижений по рейтингу. Всё будет решаться на корте, когда мы будем играть друг против друга на важных турнирах.

- Какие цели Вы ставите на 2016 год?
- Я бы хотел выиграть турнир "250" и войти сначала в Топ-30, а затем попробовать стать игроком Топ-20 .

- В 2012 году после Вашей победы на чемпионате Франции среди 17 и 18-летних Вы заявили, что хотите войти в первую десятку и выиграть турнир "Большого шлема". Спустя четыре года ваша цель остаётся прежней?
- Да. У меня та же цель и будет таковой в ближайшее время. А если я добьюсь поставленного, то буду стараться выиграть второй турнир "Большого шлема".


Система Orphus

Комментарии
Mumiy_Troll 24.04.2016 в 11:26 | #150975 | Комментарии 0

Отличное интервью! Пуйе сегодня должен победить!

Avvocato 24.04.2016 в 23:52 | #151009 | Комментарии 5208

Ну, видимо уже не сегодня, а завтра)