10 декабря, суббота Время на сервере 09:58
Теннис: Все новости

Борис Собкин: Не нужно делать из ребёнка коммерческий проект

03 марта 2015, 09:53 | Автор: Яков Чудаков, GoTennis.ru | Главное фото: EQ | Фотоматериал: Яков Чудаков
Борис Собкин: Не нужно делать из ребёнка коммерческий проект

В московской теннисной школе "Янтарь" состоялась встреча юных теннисистов, их родителей и тренеров с Михаилом Южным и его наставником Борисом Львовичем Собкиным. Первая ракетка России и его тренер ответили на вопросы участников встречи, на которой также побывал корреспондент Портала GoTennis.ru.

- Михаил, как Вы пришли в теннис?
Михаил Южный: У меня есть брат, Андрей, который старше меня на год. Родители приобрели ему абонемент в "Лужники" (теннисная школа в Москве - прим. GoTennis.ru): дважды в неделю он ходил заниматься теннисом и фигурным катанием. А поскольку меня было не с кем оставить, я тоже отправлялся с родителями в "Лужники". Через какое-то время появился и второй абонемент – для меня. А затем нам порекомендовали перейти в "Спартак" (теннисная школа в Москве - прим. GoTennis.ru). Мы с Андреем прошли отбор и полностью сосредоточились только на теннисе. Наш первый тренер ушёл в бизнес, второй – нам не понравился, в итоге мы стали заниматься самостоятельно.

- Борис Львович, как Вы стали тренером Михаила?
Борис Собкин: Я увидел двух ребят, которые увлечённо били по мячу. И решил им помочь. Подошёл к их папе и предложил услуги. Он спросил: сколько это будет стоить. Я ответил, что ничего, готов заниматься бесплатно. И мне действительно, пока проходило становление Миши как игрока, ничего не платили. У меня были другие ученики, я консультировал игроков из ближнего зарубежья. Бывало, что вынужденно делал перерыв в занятиях с Мишей, чтобы заработать. Конечно, я оставлял ему план тренировок. Это продолжалось до тех пор, пока с Мишей не подписала контракт фирма "Октагон", в то время называвшаяся по-другому. Как я сейчас понимаю, условия договора были кабальные. Мы экономили, в результате сумели растянуть выданные нам сто тысяч долларов на несколько лет. Старались не летать самолётами, а играть в турнирах, проходивших недалеко друг от друга. А когда Миша заиграл, мы полностью расплатились с "Октагоном", который к тому же хорошо заработал на призовых деньгах Южного.

bs2

- А кто был инициатором контракта?
Борис Собкин: Я обратился к Татьяне Фёдоровне Наумко – если кто не знает, это тренер Андрея Чеснокова – с просьбой найти спонсора для Миши. Она была знакома с главой центрального офиса "Октагона" в Америке. Татьяна Фёдоровна порекомендовала ему Южного. Американец позвонил в российское представительство своей фирмы и сказал, что нужно заключить договор.

- Но Михаил был несовершеннолетним и не имел права подписи под финансовым документом.
Борис Собкин: Конечно, договор "Октагон" заключал с Мишиными родителями.

- А если Миша, достигнув восемнадцати лет, отказался бы играть, его родителям нужно было возвращать деньги?
Борис Собкин: Нет, никаких штрафных санкций соглашение не предусматривало. И в этом смысле фирма рисковала. Но, учитывая величину призовых денег, которыми Миша делился до срока окончания договора, вложения "Октагона" окупились, да ещё и с большим доходом.

bs1

- Были ли за годы Вашего сотрудничества критические моменты во взаимоотношениях?
Борис Собкин: К счастью, нет. Я умею признавать свои ошибки. Если в каком-то решении был не прав, всегда говорил Мише об этом. Хотя были моменты, когда трения могли бы возникнуть. Нас пытались развести. Мы поехали во Францию, в курортный город Анси, где проводится единственный в мире турнир для 13-летних теннисистов. Сетка на 32 участника с розыгрышем всех мест. Приехали все сильнейшие игроки мира этого возраста, уж из Европы – точно. Как вы думаете, какое место занял Миша? Нет, не первое, тридцатое. Он обыграл всего одного соперника. Когда мы вернулись домой, ко мне подходили и говорили: кого ты взял в подопечные, зачем он тебе? А позже – уже при первых успехах Миши в профессионалах – стали твердить, что ему нужен более профессиональный тренер. Делали соответствующие предложения его родителям. Но папа Миши твёрдо отвечал, чтобы никто не лез в наши отношения.

- В середине 2000 годов, говоря о причинах успехов российского тенниса, француженка Натали Деши (французская теннисистка, экс-одиннадцатая ракетка мира, завершившая карьеру в 2009 году - прим. GoTennis.ru) сказала, что у наших девушек победы на корте – едва ли не единственный способ добиться материального благополучия. И поэтому россиянки тренируются с большим усердием в сравнении с соперницами из Западного мира. В то же время Елена Дементьева рассказывала, что приход в теннис определялся исключительно заботой её родителей о здоровье дочери, чему занятия на корте и должны были способствовать. А речи о медалях и кубках и вовсе не шло.
Михаил Южный: А в итоге она всего и добилась. Именно потому, что изначально не ставила себе чемпионских задач. Мы с братом тоже начали заниматься для здоровья.

Борис Собкин: Конечно, многим родителям хочется, чтобы у их детей успехи на корте были уже в юном возрасте. Это как в школе: хорошо учиться нужно в течение всего года. Знаю по себе: когда внучка приносит "четвёрку", спрашиваю, почему не "пять". Я понимаю родителей, которые несут финансовые расходы, и поэтому желают не проигрыша их ребёнка во втором круге – "тройка" по школьным параметрам, – а минимум выхода в финал. Но главное, чтобы юный теннисист изначально не рассматривался как коммерческий проект. Чтобы родители не упрекали его: мы тратим деньги, а ты не хочешь тренироваться, плохо играешь.

- А разве Мария Шарапова не такой проект?
Борис Собкин: Нет, здесь другой случай. Это была бедная семья, глава которой сделал всё, чтобы его дочь заиграла. Он был готов мыть посуду в Америке. И в итоге Маша стала тем, кем стала.


Система Orphus

Комментарии
Denzell 03.03.2015 в 15:15 | #124562 | Комментарии 6738
Все по делу
Егор Кузьменко 03.03.2015 в 16:48 | #124566 | Комментарии 3516
Борис абсолютно прав.