03 декабря, суббота Время на сервере 07:45
Теннис: Все новости

Сергей Демёхин: «Вера - не разлучница»

14 апреля 2011, 18:04 | Автор: Яков Чудаков
Сергей Демёхин: «Вера - не разлучница»


В отечественном теннисе появился ещё один эффективный и сыгранный дуэт тренер — спортсмен. В данном случае — спортсменка. Речь о Вере Звонарёвой и её наставнике Сергее Демёхине. Их сотрудничество принесло плоды: два финала турниров «Большого шлема». Сергей Демёхин ответил на вопросы корреспондента Портала GoTennis.ru.

- Сергей, как началось ваше с Верой сотрудничество?
- Мы с ней давно знакомы, играли по одному возрасту в сборной. Вера мне позвонила, когда у неё возникли проблемы с прежним наставником (Ван Грихемом — авт.), поскольку знала, что я на тот момент тренировал Аллу Кудрявцеву и попросилась в нашу команду. Я был не против, но сказал, что нужно спросить мою подопечную. Алла согласилась и мы какое-то время работали втроём. Потом по какой-то причине Кудрявцева отказалась от сотрудничества со мной. Но как Веру нельзя назвать «разлучницей», так и меня упрекнуть в том, что я бросил одну теннисистку ради другой. Думаю, здесь сыграла роль некая ревность: якобы, я уделяю внимания одной больше, чем другой. И хотя действительно тренировать двух теннисисток одновременно нелегко, повторю, решение прекратить сотрудничество исходило от Аллы.

- Как вы думаете, не ухудшились ли после этого личные отношения Звонарёвой и Кудрявцевой?
- Я не готов вдаваться в такие подробности. Женская психология особенная. Внешне это никак не проявляется, а лезть в душу не хочу.

- С профессиональной точки зрения с кем вам работать интереснее: раньше с Аллой или теперь с Верой?
- Возможно, это прозвучит несколько некорректно, но это две разных теннисистки. Вера - это уже состоявшийся в профессиональном смысле игрок: она относится к теннису, как работе, как к главному в её жизни. Поэтому моя задача состоит в том, чтобы направить Веру в нужное русло. А чуть более молодой и не такой, как Вера, опытной Алле не достаёт этого профессионализма: она не могла пожертвовать всем ради достижения цели. Поэтому мне порой приходилось контролировать Кудрявцеву, подсказывать, что делать можно, а чего нельзя, контролировать чуть ли не каждый её шаг.

- И тем не менее, вы продолжаете следить за успехами Аллы? Если она вдруг попросит у вас совета, вы ей не откажете?
- Безусловно, да. Я ей так и сказал: хотя мы и расстались, всегда можешь рассчитывать на мои помощь и совет. Алла сейчас тренируется в той академии в Америке, где я проходил тренировку и хорошо знаю всех местных специалистов. Поэтому я в курсе Аллиных дел.

- В последнее время Вера явно прибавила в психологической устойчивости: мы не видим больше её некогда привычных слёз и бормотания под нос. Как вы думаете, велика ли ваша заслуга в таком преображении?
- Не хочу говорить, что такие улучшения произошли исключительно благодаря мне, но, думаю, я ей помог. Главное — результат. А об остальном пусть судят другие.

- Не секрет, что Елена Дементьева частенько выливала отрицательные эмоции, возникавшие на корте, на голову мамы — Веры Семёновны. Звонарёва позволяет себе что-то подобное в отношении вас?
- Да, диалоги, особенно в последнее время, случаются. Но это часть моей работы: я знаю Верин характер и пытаюсь её успокоить. Однако поверьте: это всё в рамках приличий. Я бы не позволил грубого отношения к себе. Тем не менее, после матча Вера извиняется передо мной.

- После Сьюмика и Ван Грихема вам пришлось что-то пересматривать в игре Звонарёвой?
- Безусловно, сотрудничество с каждым тренером оставляет след в игре теннисиста. Но я не ориентировался на прежних Вериных наставников, не спрашивал, над чем они работали. Я увидел игру Веры и отталкивался только от этого.

- То, что вы соотечественики — плюс. Почти ровесники — тоже. Но последний из перечисленных факторов может быть и отрицательным...
- Распространённое у нас суждение о том, что тренер должен быть непременно старше подопечного, это догма, и не более. Дело не в возрасте. И пожилой наставник может быть мягким и не пользоваться авторитетом, и молодой обладать нужным профессионалу характером. Я короткий период был спаррингом у Веры. А затем мы постепенно выстраивали наши отношения. Панибратства между нами нет.

- Человеческие отношения вне корта не менее важны, чем дистанция между тренером и учеником в работе. У вас с Верой это присутствует?
- Да. В спорте вообще и в теннисе в частности на атлета оказывается небывалое психологическое давление. Задача наставника поддержать спортсмена. Особенно, когда речь идёт о девушках. Думаю, мне это удаётся.

- Вера рассказывала мне о подарках, которые делала Сьюмику. В том числе и необычных. А что она дарит вам, поздравляет ли с днём рождения и праздниками?
- (улыбается) Конечно, мы поздравляем друг друга, но ничего экстраординарного я вспомнить не могу.

- Что нужно Вере, чтобы всё-таки стать первой ракеткой мира?
- Думаю, мы идём в работе в правильном направлении и достижение этой цели вопрос времени.

- А турниры «Большого шлема», в которых Вера дважды была в финале, ей покорятся?
- Думаю, да. Мы уже сделали первый шаг, выиграв крупный турнир в Дохе. Когда теннисистка выходит в финал соревнований «Большого шлема» и до достижения заветной цели остаётся всего один шаг, можно «перегореть». Чтобы относиться к этому спокойно, нужно несколько раз побывать в подобной ситуации и играть финал, как обыкновенный матч. Но это достижимо: вспомните, что Ким четырежды участвовала в финалах, прежде чем стать чемпионкой турнира «Большого шлема».

Система Orphus

Комментарии