05 декабря, понедельник Время на сервере 21:40
Теннис: Все новости

Есть «проблема»? Или уже нет?..

07 июля 2008, 16:10
Есть «проблема»? Или уже нет?..


Поздним вечером вчерашнего дня упал занавес действительно исторического Уимблдона-2008. У женщин одна из сестер Уильямс в пятый раз стала Королевой величайшего из турниров, а у мужчин появился Новый Король – испанец Рафаэль Надаль.

Разумеется, я не исключение, и, как и миллионы и миллионы поклонников, возможно, самой замечательной из всех замечательных игр, придуманных человеком, буквально потрясен фантастическими успехами новых чемпионов, которые наглядно продемонстрировали, что пределы человеческих возможностей если и существуют, то лишь в сознании исключительно ограниченных  комментаторов.

И теперь, как это не покажется кому-то странным и даже вызывающим, я хочу вновь поднять разговор о проблеме, которая, как я понимаю, «должна» существовать и о которой почему-то в последнее время практически никто не говорит и не пишет…

Короче, все мы, давние, искренние и преданные любители тенниса должны быть стопроцентно уверены, что феноменальные успехи современных теннисных Героев не замешаны, к примеру, на допингах. Как, впрочем, и любые другие успехи любых других игроков.

Еще не так давно бытовало мнение, что теннис в отличие от многих популярных видов спорта – некий заповедник, где самого понятия «допинг» не существует. Что теннис – это такая удивительная игра, требующая «...всесторонней подготовки, и последствия применения тех или иных препаратов просчитать трудно». Да, это так, если не пытаться оспаривать одну из краеугольных теннисных истин, мол, в теннис играют ракеткой, а выигрывают головой.

Но ведь оспаривают, причем успешно. Те же сестры Уильямс. Можете ничего не делать, кроме как смотреть матчи с их участием, и все равно будете видеть только одно – как эти милые девушки остервенело бьют по мячу. И касается это любых ударов – что подачи, что с отскока, что с лета. Причем бьют с такой силой и мощью, какой могут позавидовать не самые последние игроки-мужчины. И вывод самый простой: чтобы играть в подобной «интеллектуальной» манере, достаточно иметь в мозгу одну-две извилины, не больше. И любые допинги будут влиять исключительно положительным образом.

Теперь об известных допинговых скандалах в любимом нами теннисе. Оговорюсь сразу: более или менее всерьез допинговый контроль в теннисе существует с 1986 года. Странно, не правда ли, если учесть, что в других видах спорта этой проблемой занимаются не просто давно, а очень давно. У меня свое объяснение. По сути, ATP и WTA – это профессиональные союзы теннисистов и теннисисток. Только этим можно объяснить, мягко говоря, историческую незаинтересованность ATP и WTA в любых скандалах, связанных с профессиональной деятельностью игроков, если эти скандалы идут не на пользу, а во вред процветанию тенниса, прежде всего, как бизнеса.

Фото: Imago. Есть ли допинг в теннисе?!

В дни Уимблдона-2002, возможно, случайно, а, возможно, и нет, но в популярной лондонской газете Evening Standard была опубликована статья Дженни Паркс под заголовком Tatum says: I saw McEnroe use steroids. В этой статье была процитирована бывшая жена великого теннисиста, которая в интервью американскому телевидению утверждала, что собственными глазами видела, как ее муж в свое время пользовался запрещенными фармакологическими препаратами. Конкретно, это происходило в конце восьмидесятых годов, когда Джон Макинрой на излете карьеры поразил теннисный мир всплеском собственной игры, выйдя в полуфиналы того же Уимблдона в 1989 и 1992 годах. Впрочем, и до этого Татум О’Нил замечала за мужем грешки, связанные с нюханьем кокаина и покуриванием марихуаны.

В середине девяностых в употреблении кокаина были уличены чех Карел Новачек и швед Матс Виландер. Большого скандала не было, поскольку ни тот, ни другой, ни на какие великие титулы уже не претендовал и, похоже, претендовать не мог по причине откровенной слабой игры, что с кокаином, что без.

Куда более серьезно теннисную общественность всколыхнуло публичное обвинение Бориса Беккера в адрес Томаса Мустера. Великий «Рыжий» заявлял, что лично для него очевидно, что вся «бешеная энергетика» Мустера замешана на фармакологии. Мол, к разного рода запрещенным препаратам знаменитый австриец якобы приобщился, когда ему не повезло и он угодил под колеса джипа, получив тяжелейшую травму ноги (двенадцать переломов). Впрочем, голословные обвинения Беккера не имели для Мустера никаких особенных последствий, хотя неприятный осадок все равно остался. Тем более, что австриец на все обвинения лишь отшучивался и не стал привлекать Беккера  к судебной или иной ответственности за клевету.

Фото: Imago. Томас Мустер и Борис Беккер

Настоящая же допинговая буря, потрясшая теннисный мир, разразилась летом 1998-го в Уимблдоне, когда в анализе крови чешского теннисиста Петера Корды были обнаружены следы употребления анаболических стероидов. Тут же последовали жесткие меры. Корда, который в начале того года выиграл свой первый чемпионский титул в турнирах «Большого Шлема» (Australian Open-98), был изгнан из профессионального тенниса, словно отъявленный злодей и мошенник. Мало того, на родине его подвергли самой настоящей обструкции и, в конце концов, лишили всех почетных наград и званий.

В последнее время ни одного громкого допингового скандала (история с Хингис, пожалуй, не в счет) в теннисном сообществе не наблюдалось. Значит ли это, что проблемы  употребления теннисистами запрещенных фармакологических средств больше не существует? Ведь именно это утверждают те, кто осуществляет допинговый контроль на теннисных состязаниях.

Очень бы хотелось верить. Но что-то уж слишком часто в некоторых СМИ начали раздаваться голоса и публиковаться мнения, суть которых заключается в сакраментальном вопросе: а не пора ли допинги узаконить? Мол, времена ныне такие, что в год медицинская наука поставляет на рынок большого спорта порядка «200-300 новейших препаратов», и никаким специалистам за таким количеством не угнаться, то есть вовремя не разработать необходимых методик обнаружения. Что «это могут быть инъекции, таблетки, капсулы, ингаляции, порошки, аппликации». Что, «например, большой популярностью пользуется некий пластырь, через который в кожу поступают микродозы гормональных препаратов», а кое-кто «предсказывает, что лет эдак через несколько может появиться совсем уж экзотическая форма: искусственные вирусы – переносчики генетического допинга». Вирусы, которые невозможно будет обнаруживать и которые придут на смену таким скандально известным препаратам, как эритропоэтин и дарбепоэтин. Именно эти препараты, повышающие уровень гемоглобина в крови и делающие организм человека более выносливым, в свое время были обнаружены в крови российских лыжниц Лазутиной и Даниловой на зимней Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити.

Стоп. Даже не хочется думать, что могут наступить времена, когда для достижения победных результатов спортсменам разрешат использовать то, что делает их суперчемпионами искусственно.

И последнее. Разумеется, этими заметками о допингах мне не хотелось бы бросить тень на феноменальные успехи тех же сестер Уильямс и уж, разумеется, на величайшую победу Рафаэля Надаля…

Но у меня никак не выходят из головы слова, которыми поделился со мной один бывший великий спортсмен. Дословно это звучало так: «И все же, когда я всматриваюсь в глаза иных молодых чемпионов, что-то мне в этих глазах не нравится. Не нравится, и все».

Слава Шориков,
Специально для Gotennis.ru

Система Orphus

Комментарии