06 декабря, вторник Время на сервере 15:06
Теннис: Все новости

Об Уимблдонской Траве, Погоде и уважаемых Коллегах…

23 июня 2008, 14:28 | Автор: Слава Шориков
Об Уимблдонской Траве, Погоде и уважаемых Коллегах…


Сегодня, когда лучшие теннисисты планеты выйдут на корты Всеанглийского Лаун-Теннис Клуба и начнут очередную битву за право называться Королем и Королевой Уимблдона, я, наверное, в силу возрастных причин и скверного характера, позволю себе  вместо неблагодарных прогнозов эти «полемические заметки»…

О ТРАВЕ

Как хорошо известно, в Уимблдоне с самого первого турнира (уже более ста лет) играют в теннис исключительно на траве. Трава, разумеется, самая что ни на есть натуральная. Когда я увидел травяной корт впервые, ступил на него, потрогал руками, даже понюхал, то испытал чувства, близкие к поросячьему восторгу. И это немудрено, как и для всякого человека, кто вырос среди милых сердцу зарослей лопухов и репейника.

Помню, даже всерьез заинтересовался, как это англичанам удается творить подобное чудо. Выяснил, что «...согласно старинным английским правилам устройства травяных кортов», для каждого грунта отбираются свои травы. В частности, в Уимблдоне – это смесь из ржи (troubadour) – 55%, овсяницы обыкновенной – 20%, овсяницы красной стелющейся – 20%, и  агростуса – 5%. Что семена высеиваются непременно в безветренную погоду, а птиц специально отпугивают специально натренированные соколы. Что когда трава всходит, ее, чуть ли не ежедневно, подстригают. Что сорняки тщательно выпалываются, а такие жесткие, как чертополох, подорожник и одуванчик, – вырезаются специальным ножом на дюйм ниже поверхности (удаляется корень). Что на остатки корня надо обязательно капнуть купоросом. Причем это не все. Едва ли не самая ключевая проблема – правильно определить... количество червей в грунте. Если, к примеру, выясняется, что червей слишком много и они излишне разрыхляют почву, площадку поливают безопасной для травы известковой водой, вызывая червей на поверхность...

Фото: Imago

Так что, можно лишь догадываться, каких трудов и каких денег стоит устройство травяных кортов в Уимблдоне. Впрочем, не это кажется главным, поскольку нет никаких сомнений, что и специалистов по газонам и денег у англичан хватает. Главным кажется совсем иное.

Вот об этом «ином» и хочется выговориться. Начну с того, что на кортах в Уимблдоне, кроме участников турнира, никто и никогда не играет. «Квалификационный» турнир, к слову, также проводится в другом месте. То есть в течение остальных пятидесяти недель в году корты в Уимблдоне в буквальном смысле подготавливаются к следующему турниру.

Когда я оказался в Уимблдоне впервые (1994), то мне показалось, что корты находятся в приличном состоянии хотя бы первую неделю. Спустя ровно десять лет (2004), я пришел к выводу, что уже через два-три игровых дня травяное покрытие в Уимблдоне превращается, по меткому выражению нашего известного теннисиста Александра Волкова, в... «кривой грунт».

Ситуация возникает буквально парадоксальная. Разумеется, для теннисистов. Суть парадокса в том, что покрытие с каждым днем (и даже часом) становится хуже и хуже, а играть надо все лучше и лучше. Немудрено, что от всего этого более других страдают не просто игроки, а первые из первых. Хотя бы потому, что становится практически невозможным демонстрировать истинное мастерство во всем блеске. Это все равно, что посадить музыканта-виртуоза за расстроенный инструмент. Или заставить гениальную балерину танцевать на палубе, ныряющего в волнах корабля.

Зато получают неоспоримое преимущество теннисисты, о которых лучше Андре Агасси все равно не скажешь: «...все достоинства этих ребят – очень быстро бегают и очень сильно бьют по мячу».

Разумеется, у меня не хватит смелости и наглости предложить организаторам величайшего турнира сменить натуральную траву на что-то иное. К примеру, на hard, как это сделали на US Open в 1975-м и на Australian Open в 1988-м (для тех, кто не знает, напомню, что там в свое время тоже очень долго играли на траве). Даже не сомневаюсь, что в Уимблдоне в обозримом будущем на подобную смену никто не решится. Как не сомневаюсь и в том, что с каждым годом лучшим игрокам мира будет все проблематичнее и проблематичнее показывать на траве ту игру, на которую они действительно способны.

О ПОГОДЕ

Я не большой поклонник телевизионных передач типа «Своя игра». Но у меня есть вопрос, которым, по-моему, можно озадачить самого эрудированного участника – «О чем больше всего говорят в Уимблдоне?»  Разумеется, о теннисе! Это неправильный ответ. Потому что в Уимблдоне, даже не сомневайтесь, ни о чем так много, остро и заинтересованно не говорят, как о... погоде!

И это не удивительно. У меня нет под руками точной информации, но с большой долей уверенности заявляю – едва ли не в каждый турнир, точно в бочку с медом, непременно добавляется ложка с непогодой. Мне рассказывали знатоки, что в истории турниров бывали случаи, когда из-за непрерывных дождей на кортах в Уимблдоне можно было устраивать состязания  по плаванию.

Фото: www.flickr.com. Go Away Rain (”Проваливай дождь”)

Впрочем, достаточно вспомнить турнир 2001-го года, когда непогода заставила организаторов перенести финальный матч Горан Иванишевич против Патрика Рафтера с воскресенья на понедельник. Что это значило, лучше всего спросить тех гостей Уимблдона, которые слетелись на финал буквально со всех концов света и у которых в карманах лежали обратные билеты на самолет именно на тот злополучный понедельник...

Я работал на семи Уимблдонах и не помню турнира, который бы не имел проблем со злополучными дождями, дождиками или хотя бы с дождичками. Если на грунте, к примеру, «дождички» вообще не проблема, то на траве игра прекращается даже при первых каплях… Короче, легко представить, какая заваривается каша с расписанием матчей, особенно если дожди приходятся на первые круги, когда только в мужской и женской сетках одиночных разрядов по сто двадцать восемь участников в каждой.

Теннисисты в такие вынужденные перерывы не имеют права покидать стадион (если на то нет специального разрешения) и должны быть готовы к выходу на корт в любую минуту.

Впрочем, не об игроках речь. Все они «профи», и ко всяким проблемам, связанным с организацией и проведением турниров, относятся, как правило, философски. Разговор о публике, которой в непогоду ничего не остается, как только устало жевать хот-доги и пиццу, пить пиво и просто слоняться без дела и развлечений. Причем есть среди публики и те, кто впечатления от Уимблдона выражают одной только фразой: Да, нас тут просто «кидают». И понять их не так уж и сложно. Представьте себе, что желание посмотреть великий теннис заставило вас прибегнуть к услугам перекупщиков и приобрести у них билеты, к примеру, на Центральный корт. Скажем, на полуфиналы.

Именно так случилось с одним моим знакомым бизнесменом из Москвы, который заплатил за два билета кругленькую сумму в тысяча шестьсот фунтов стерлингов. Едва бизнесмен с подругой оказались на стадионе, как начался мелкий противный дождь, не прекращавшийся до самой темноты. В итоге обладатели «счастливых» билетов долго томились на Центральном корте под зонтиком, тупо разглядывая, как струйки дождя скатываются по брезентовому полотнищу шатра, накрывающего корт, а затем отправились в ресторан, где просидели до вечера, распивая шампанское и закусывая знаменитой клубникой со сливками. Слов нет, и шампанское и клубника были что надо. Но, согласитесь, заплатить за все вместе порядка трех тысяч «баксов» – сомнительное удовольствие даже для «нового русского».

Опять же, у меня и в мыслях нет что-то предлагать тем, в чьих руках находится судьба самого престижного теннисного состязания. Хотя, кажется, чего проще – оборудовать тот же Центральный корт раздвижной крышей. Ведь решились же на подобное устроители Открытого чемпионата Австралии, а в Мельбурне, как известно, климат отнюдь не капризней, чем в Лондоне. Я уже не говорю, что оборудовать еще несколько show courts (именно на них происходит все самое интересное) современной прозрачной крышей с технической точки зрения – не самое хитрое и сложное дело.

Какое-то время назад в СМИ проскочила новость, что устроители Уимблдона подумывают об устройстве крыши над Центральным кортом. Но окончательных решений, надо понимать, так и не принято. Впечатление такое, что никаких крыш над Уимблдонскими кортами не появится до тех пор, пока километровые очереди к билетным кассам не исчезнут. А ведь интерес публики к величайшему из турниров, похоже, не возрастает… Сужу только по тому, что никакой «сравнительной» статистики на известных мне информационных ресурсах что-то никак не отыскивается…

ОБ УВАЖАЕМЫХ КОЛЛЕГАХ

В 2002-м в Уимблдоне появился новый Пресс-центр. По сравнению со «старым»,  «новый» – это действительно нечто! Все необходимые помещения располагаются на четырех уровнях и на всех четырех – сплошные удобства и комфорт, комфорт и удобства. Я уже не говорю о таких мелочах, как выбор бесплатных напитков – и прохладительных (с газом и без), и прочих, включая несколько видов кофе, чая и даже горячий шоколад. И ресторан для журналистов тоже незаурядный – можно не только пообедать со скидкой и запить все бесплатной бутылочкой сухого винца, но одновременно – наблюдать теннис с кортов №14 и №15.

www.flickr.com. Пресс-центр Уимблдона

И все же самое любопытное в новом пресс-центре – рабочие места журналистов. Представьте себе просторный зал, заставленный рядами столов и кресел. Внешне это напоминает Центр управления космическими полетами. Каждый стол оборудован панелью с телеэкраном, телефоном и прочее. Это позволяет журналистам, не сходя с места, отслеживать  все, что происходит на любом из девятнадцати кортов, и тут же передавать информацию в родную газету либо непосредственно по телефону, либо с помощью портативного компьютера, без которого также трудно представить современного представителя второй древнейшей профессии.

Все это, конечно же, здорово, если бы не возникало одно «но». В Уимблдоне количество аккредитованных журналистов буквально на порядок превышает количество мест в ложе прессы, к примеру, Центрального корта. Так вот, если лет десять назад «рядовому» журналисту было весьма непросто посмотреть «живой» теннис, то в последние годы практически во все дни турнира никаких проблем наблюдать теннис «в живую» у таких журналистов не возникает. Казалось бы, грех жаловаться. Но это говорит только о том, что многие сотни журналистов на протяжении двух недель вообще не покидают пресс-центр. Некоторых я даже знаю в лицо. Весьма симпатичные на вид господа. Очень часто на их рабочих столах, кроме всего прочего, можно видеть кипы самых разных газет с уже опубликованными теннисными текстами, разумеется, чужими...

Вспоминается мой очень давний разговор с французским журналистом, с которым мы распивали дешевый коньяк в пресс-центре одного из первых «Кубков Кремля». Этот журналист сказал тогда, что очень завидует коллегам, имеющим возможность заниматься «реальным творчеством». А вот он такой возможности не имеет. Все, что от него требуется – это искоса глянуть на то, что происходит на теннисном корте, оперативненько составить нечто в виде «бухгалтерского отчета» и вовремя передать этот «отчет» в редакцию.

Так вот, дорогие  читатели, смею вас заверить, что журналистов, которые предпочитают наблюдать теннис с экрана дисплея, а  при составлении «отчетов» лихо заимствовать все, что можно, из чужих текстов, становится, по моему глубокому убеждению, все  больше и больше.

И это касается не одних только западных мастеров пера и клавиатуры. И в отечестве появились довольно шустрые специалисты создавать «эффект присутствия на описываемых событиях»... Причем отличительная черта этих ребят – никогда и ни в чем не сомневаются. Знают о теннисе буквально все. Могут запросто учить игроков – играть, тренеров – тренировать, судей – судить и так далее. И что самое любопытное – сами они  в теннис никогда не играли и не играют даже на любительском уровне. То есть никакого представления о том, что может испытывать человек с ракеткой в руках, когда он выходит на корт точно гладиатор на арену. И не просто выходит, а пытается на глазах многотысячной публики демонстрировать все лучшее, на что только способен.

Лично мне работа иных коллег напоминает в некотором смысле оказывание секс-услуг по телефону. И не мудрено, что многое из написанного о теннисе читаешь, ловя себя на желании крикнуть вслед за великим театральным режиссером: «Не верю!»...

Слава Шориков,
Специально для GoTennis.ru

Система Orphus

Комментарии