11 декабря, воскресенье Время на сервере 16:49
Теннис: Все новости

Рудольф Загайнов: «Есть поражения, которые дороже победы»

09 июня 2008, 08:25 | Автор: Слава Шориков
Рудольф Загайнов: «Есть поражения, которые дороже победы»
 

7-е июня 2008-го. Суббота. Лахта. Дачный пригород Санкт-Петербурга. Родина отечественного тенниса. Здесь в конце позапрошлого века умом, талантом и руками энтузиастов были созданы первые в России теннисные клубы «Лахтинский Лаун-Теннис Клуб» (1888) и Лахтинский Лаун-Теннис Клуб «Клеверный ЛистокЪ» (1891).

У меня в гостях самый знаменитый спортивный психолог в мире Рудольф Загайнов, с которым мы поддерживаем дружеские отношения много лет. В свое время Рудольф Максимович был рецензентом моей лучшей книги «Теннис: психологические этюды», и я убежден – без его профессионального участия этой книги вообще могло не появиться…

Короче, мы вместе смотрели женский финал Открытого чемпионата Франции в одиночном разряде, после чего состоялась вот такая беседа:

Слава Шориков. Рудольф Максимович, после трагедии с Юлией Арустамовой Вы заявили об уходе из профессии. Тогда большинство из ваших искренних друзей расценили это как порыв, а не как разумное, взвешенное и окончательное решение. Что можете сказать по этому поводу сегодня?

Рудольф Загайнов: Я вел речь не об «уходе из профессии», а об уходе из мира спорта, к которому сейчас отношусь все с большим подозрением. Только в последние месяцы погибли три футболиста в расцвете сил. Это капитан одного из английских клубов, 19-летний футболист из подмосковного «Сатурна» и вратарь из питерского мини-футбола. Никто не знает, в каком состоянии спортсмен выходит на старт… А нагрузки, как известно – на пределе человеческих возможностей. И в трагической смерти Юлии спорт сыграл решающее значение. Ее жизнь сопровождалась жуткими головными болями. Это было следствие трех падений головой на асфальт. Три тяжелейших сотрясения мозга, которые никто всерьез не лечил. И я тоже должен был умереть… Но во многом я «выжил», благодаря поддержке моих любимых спортсменов. А их в моем списке более ста человек (!) из 46 (!) видов спорта…

С.Ш. Включая теннис. В свое время, работая в Рохус-клубе в Дюссельдорфе, Вы консультировали Бориса Беккера и Штеффи Граф. Известно ваше участие в непростой судьбе талантливой россиянки Елены Бовиной. Есть какие-то принципиальные особенности работы конкретно с теннисистами?

Р.З. Принципиальных, пожалуй, нет. Но теннисисты – больше индивидуалисты и в спорте, и в жизни. Вокруг них много «бесполезных», «лишних» людей, отвлекающих теннисиста от главного. Эти люди, что самое интересное, отвлекали и меня, не говоря уже о тренере и других специалистах. Как правило, это близкие люди, родственники. Можно вспомнить Библию, где сказано: «враги человека – ближние его…» Я знаю немало спортсменов, которые не стали великими чемпионами из-за… собственных жен…

С.Ш. Теперь о Сафиной и ее матче с Анной Иванович. Уже с первых минут, проведенных теннисистками на корте, вы заметили, что сербка выглядит «свежее», и очень похоже, что именно она станет чемпионкой. Вопрос: от чего зависит, в каком состоянии спортсмен выходит на свой, может быть, самый главный в жизни спортивный поединок?

Р.З. Для Сафиной нынешний Ролан Гаррос был действительно марафоном. До финала она «прошла» лучших из лучших, причем в матчах с Шараповой и Дементьевой потратила, по сути, запас нервной энергии. Но при этом мы видели «новую» Сафину. Динара резко прибавила, прежде всего, в физических кондициях. Похоже, с ней работают прекрасные специалисты. Она прибавила в координации, что при ее физических данных было очень непросто. Кому-то из ее профессионального окружения удалось вселить в Динару уверенность, что она очень хороший игрок и способна побеждать всех. Резерв Динары – улучшить скорости передвижения, особенно – «first step» («первый шаг»).

С.Ш. В первом сете Сафина, проигрывая 1:4, все-таки смогла «вернуться в игру», ей удалось всерьез поколебать уверенность соперницы в том, что первый сет достанется ей «легко». Мало того, при счете 4:4 у Динары были неплохие шансы отправить сербскую красавицу в нокдаун. К сожалению, в нокдауне оказалась сама Динара. Что, по-вашему, случилось с нашей теннисисткой в этот момент?

Р.З. Мой вывод: в целом Динара – на правильном пути. Но в этот день, в этот час, в эти минуты Динара было способна «только на это». Перед финалом она уже была довольна своим выступлением в Париже. А в финале обычно побеждает тот, кому «мало второго места». Но я даже не сомневаюсь – главные успехи Сафиной впереди.

С.Ш. В теннисе замечено, что игрок, допустивший в ключевой момент игры так называемую «невынужденную» ошибку, следом допускает вторую. Лично я называю это следствием «инерции переживания от обидной ошибки». По-моему, это серьезная, прежде всего, психологическая проблема. Ваше мнение?

Р.З. Умение «мгновенно забыть ошибку» – практически важнейшее качество. Это и есть признак психологического мастерства спортсмена. Это и есть понятие «психоробота», когда эмоциональная сфера контролируется волей. И этому надо учить с детства.

С.Ш. Большинство теннисистов утверждают, что они «очень много работают». При этом выдающихся успехов достигают лишь единицы. Значит, «много работать» – это еще не самое главное?

Р.З. Количество работы – это только одна из составляющих большой победы. Качество работы, творческая атмосфера, которую создают люди и в которой спортсмен трудится и живет, – вот, что решает судьбу чемпиона.

С.Ш. Об Ане Иванович. Несмотря на молодость, для сербки это был уже третий опыт участия в финалах турниров Большого Шлема. Дважды она уходила с корта с полными слез глазами. Вопрос: насколько важен для большого спортсмена опыт «великих» неудач?

Р.З. Огромное значение. Но при одном условии – если эта неудача правильно пережита спортсменом. Есть поражения, которые дороже победы. Прекрасно об этом сказал Вячеслав Фетисов: «Победа ничему не учит».

Система Orphus

Комментарии